14.04.2024

Долгожданный отпуск

-


Плот

— Вот скажи мне, Егорка, ну зачем тебе отпуск? Что ты там будешь делать? — директор что-то усердно искал в своём телефоне и даже не поднимал взгляда на Егора. — Ты же без работы не сможешь, а на диване валяться — это то же самое, что в рабочем кресле.

Только там скука смертная, а тут — развитие, общение, деньги, в конце концов. Ботинки себе новые купишь, — покосился начальник на грязную обувь Егора.

— Я на плоту по реке сплавляться решил. Нет там ни людей, ни общения, ни денег. Только речка и тишина. Разве что рыбаки на берегу, но там за общение и огрести можно, — оправдывал Егор свой порыв на законный отдых.
— Как это — на плоту? Где ты его возьмешь? — оторвался от телефона директор.
— Так я уже его взял, в смысле построил.
— Что, вот прям взял и построил?

— Ага, — показал Егор ладони со следами от извлеченных заноз. — Отдохнуть от всех хочу, а другого способа я не придумал. — Он мечтательно закатил глаза.
Директор молча смотрел на него, явно переваривая информацию. Затем повернул к себе заявление и поставил подпись.

***

— Егорка, ну ты чего удумал? Какой еще плот? Тоже мне, блин, Юрий Лоза нашелся. Ты отпуск-то по уму используй! Нам баню конопатить надо! — хрипел по телефону отец.
— Пап, да какая баня? Я и париться-то не люблю.
— Да ты не парься, но конопатить-то помоги! Там и дядя Сережа будет, и брат твой Васька приедет.

— Я тебе в прошлый отпуск уже помог яму копать под туалет, а половину позапрошлого лета мы с тобой, дядей Сережей и Васькой забор этот проклятый ставили, который вы потом сами же и сломали, когда вам скучно без соседских лиц стало. Дай мне хоть раз в жизни в одиночестве на свежем воздухе побыть, шашлыка наесться вдоволь и позагорать без предварительного насилия над позвоночником и печенью. Пойми, я устал от людей!
— Да ты чё… Да где это видано… Да… — затерявшись среди слов, отец издал напоследок какое-то тарахтение и сбросил вызов.

***

— Егорка, мы тут с Вовкой как узнали от бати твоего, что у тебя отпуск, тоже решили взять отпуска! Так что — жди гостей, — встретил Егора у магазина старый знакомый Андрюха, который от радости светился, как китайский фонарик.
— Какие отпуска? Вы же оба без работы сидите уже два года, — старался пройти мимо Егор.
— Ну… Это не важно. Главное, что отгуливать нужно обязательно в компании друзей!

— Не, Андрюха, у вас жены есть, с ними и проводите свои «отпуска», а я в тишине побыть хочу, один. Мне надо познать внутренний дзен, побыть наедине с собственным «я», книжку, давно отложенную, прочесть в конце концов. Я там всё оборудовал: навес, свет на батарейках, скамейка, стол, место под палатку.
— Ого, да ты прям подготовился!
— Два месяца готовился! Так что — извиняй.

***

В день отплытия Егор стоял на берегу возле своего плота и сверялся со списком необходимых в плавании вещей. Он с нетерпением ждал момента заветного уединения. Не так важна была сама затея с плотом, как тот факт, что на реке его никто не застанет. Никто не дозвонится, никто не будет стучать в дверь или караулить у подъезда. Всё, чего хотел Егор, — это отдохнуть в одиночестве. Само предприятие эффективно решало вопрос уединения без больших финансовых затрат. Наслаждаясь звуками реки, кваканьем лягушек и знойным летним солнцем, Егор загрузил последнюю сумку с продуктами на плот и уже было хотел отчаливать, как из кустов внезапно появился отец.

— Я тут подумал: ты был прав. Надо же хоть иногда просто отдыхать в отпусках, — заявил тот сходу, снимая с плеч огромный рюкзак. — Кстати, дядя Сережа и Васька поддержали твой выбор.
Не успел он договорить, как оба они возникли из камышей. Их лица украшали хитрые, довольные ухмылки. У каждого за спиной имелась поклажа, а ещё дядя Сережа держал в руке огромный пакет, в котором что-то многозначительно позвякивало.
— Можно мы с тобой?

Егор смотрел на непрошеных гостей и сожалел о том, что рассказал в деталях о своём маршруте.
— Добро пожаловать, — натянул он вялую улыбку на свои отвисшие от разочарования щеки, показав на плот.
Не успели мужчины погрузить вещи, как на берегу появился большой черный джип. Хлопнув дверью, из него вывалилась плотная фигура в камуфляжном костюме-тройке и с упитанным портфельчиком в руках. Костюм скрывал в себе пропитанное смесью кремов от комаров, загара и болей в суставах тело директора Егора.

— Смирнов, здравствуй! Ты так вдохновил меня идеей с этим своим плотом, с одиночеством, с тишиной, что я сам решил взять отпуск! Коллеги твою геолокацию мне еле сдали, чуть не уволил пару человек. Мне плот некогда строить, а ты, смотрю, парень рукастый, приличное судно сделал. Возьмешь с собой в рамках производственной необходимости.

Последняя фраза прозвучала как утверждение. Директор похлопал рукой по портфельчику и продолжил:
— К тому же, у плота же должен быть свой директор. Я и работу с собой взял на случай, если заскучаем. Как раз проработаем новый формат договоров с отсроченными платежами для наших клиентов. О, а ты, смотрю, и не один вовсе, как мне рассказывал, — подозрительно покосился он на мужчин. — Евгений Павлович, начальник Егора! — протянул он промасленную кремами руку.
— Антон Ильич, папа этого социофоба, — улыбнулся отец, а затем представил остальной коллектив.

Не успели незваные гости перезнакомиться, как к берегу с ревом подскочило нечто, напоминающее металлический курятник на колесах, с треснутой эмблемой «Вольво» на абстрактном бампере. В курятнике тряслись и ругались четыре тела, которые вырывались на свободу, кукарекая о большой непобедимой дружбе и жизненно необходимых каждому человеку тишине и уединению.
— Брат, мы пытались уйти без жен, но они настояли на том, чтобы мы взяли их тоже постигать внутренний дзен.

— Я должен был постигать дзен! Я! В одиночестве!
— Кто же это постигает дзен в одиночестве? Мы и радио прихватили! — радостно кричал Вовка, доставая жену с заднего сидения.
Вскоре на речку подошли еще двое, кому Егор на днях с восторгом рассказывал о том, как хорошо, когда отпуск можно провести в одиночестве и тишине. На его большой плот уместилось десять человек. Они уже начали пить за уединение и ругать непроработанное в мелочах судно, когда Егор принялся отталкивать его от берега большим бревном.

Течение быстро подхватило плот и понесло в сторону соседней области.
— Подождите! Егорку забыли! Давайте к берегу! У кого весла?! — слышались вдали голоса.
Егор стоял на берегу, держа в руках весла, и, улыбаясь, смотрел на удаляющийся вдаль источник шума. Сегодня был первый день долгожданного отпуска.

Александр Райн


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

65 элементов 0,622 сек.