16.07.2024

Ян Валетов – "У моего поколения украли часть молодости, часть памяти, часть мифологии.

+ +


"У моего поколения украли часть молодости, часть памяти, часть мифологии. Украли песни, которые мы пели молодыми. Украли Вальс Бостон, Белорусский вокзал, Пора-пора-порадуемся… Все, до чего могли дотянуться, испачкали своими загребущими руками. 
 

Слава богу, Высоцкий уже умер, и Галич тоже, а то случилось бы с ними, то, что и  Юной Мориц. Как можно смотреть старые Три Мушкетера видя перед собой свихнувшегося Боярского? Как можно смотреть Рабу Любви авторства невменяемого Михалкова?
 
У меня украли мою Москву. Мой Питер. Мой Байкал. Мою Сибирь. Мой Дальний Восток. Мое Заполярье, мой Сочи, мой Новороссийск. Я больше никогда туда не поеду, не только потому, что не могу. Не хочу. И никогда не захочу.
 
Телецентр Останкино для меня уже не воспоминание о молодости, о клубе "Что? Где? Когда?", а фабрика фейков, к которой брезгливо подойти. 
 
И почему-то совсем не хочется спрашивать лишний билетик в московские театры… Машков, Миронов, Безруков… да о чем вы говорите? Маленькую Ахеджакову выгнали за гражданскую позицию, лишили возможности дожить на сцене последние годы…
 
И в Эрмитаж, где я впервые увидел Роденовскую "Весну" почему-то не тянет. В Лувр, в Прадо, В Метрополитен тянет, а в Эрмитаж – нет. И сам не пойму почему… )))) наверное, что-то особое разлилось в сыром питерском воздухе, перебивая гнилостную вонь стоялой воды.

Рашизм, путинизм, ксенофобия – это впечатляет больше шедевров Растрелли. 
 
Даже об общей победе, оплаченной миллионами жизней, вспоминать не хочется – ведь, как выяснилось, они могли победить и без нас.

Да и была ли победа, если мы нацисты и немецкие прихвостни и нас надо к ногтю? Освободить от украинцев исконно русские земли! Бомбить Киев! Насиловать в Буче! Изуродовать Ирпень! 
 
Им было мало украсть воспоминания – одними воспоминаниями сыт не будешь. 
Они украли Крым. Они испоганили леса под Кременной, куда я мечтал приехать на рыбалку с семьей.

Набили их ржавым железом, минами, горелыми машинами. Они уничтожили вековые сосны, отравили землю гниющими трупами, утопили в Северском Донце свои танки, перегородили растяжками тропы – пришли освободители! Радуйтесь!
 
Они украли у нас Бердянск с его косой, бычками и Домиком у моря. Украли Геническ с бесконечной Арабаткой. Скадовск с йодистым запахом водорослей и отборными комарами.
 
Они убили Мариуполь, где жили и познакомились мои дедушка с бабушкой. Они разрушили Бахмут, где познакомились мои тесть и теща. Они били по Николаеву, где родилась моя жена. Они долбят Сумскую область, где вырос мой отец. Искалечили Чернигов, терзают Харьков и Херсон. Мой родной Днепр теперь хоронит убитых русской ракетой земляков. Она попала в жилой дом, неподалеку от дома моих родителей. В обычный жилой дом.
 
Им не дают покоя Одесса, Очаков, Запорожье. Они и их хотят превратить в Мариуполь. Они все хотят превратить в Мариуполь. Заповедная Кинбурнская коса теперь на много лет станет зоной бедствия, потому что они и туда пришли, засрали и дюны, и море и сосняк.

Они всегда так делают, создают себе привычную среду обитания.
 
Им всего и всегда мало. Им главное не захватить, приумножить и  улучшить, а дотянуться, украсть, сломать, испоганить, сделать нежилым, непригодным для использования. Чтобы если уж не досталось им, то и никому не должно достаться. 
 
Можно подвести черту.

Общее прошлое больше не существует. Общее настоящее – кровопролитная, разрушительная война. Общему будущему не бывать. Никто не хочет иметь общий кров с убийцей, насильником, вором и вандалом.

Они уничтожили и искалечили все, что смогли и даже больше – от воспоминаний до языка общения. "Я с ними на одном гектаре срать не сяду!“ из грубой пословицы превратилось в перспективные планы на будущее. 
 
Нет желания иметь ничего общего. Даже того, что в действительности было, не хочется вспоминать.

То, что еще недавно вызывало ностальгию, теперь вызывает отвращение и чувство брезгливости."


64 элементов 2,087 сек.