21.05.2024

…Смотрич – министр финансов? Нетаниягу начинает понимать цену новой коалиции

+ +


Официально Нетаниягу мотивирует это необходимостью как можно быстрее сменить министров уходящего в отставку правительства, однако подлинная причина, объясняющая его позицию, такова: глава «Ликуда» понимает, в какой степени его партнерам – главным образом, партиям «Религиозный сионизм» и «Еврейскуой мощи» («Ха-оцма ха-йеудит») – не терпится начать оказывать влияние, менять реальность, привносить в нее что-то новое.

Это «что-то новое» заключается в проведении бескомпромиссной правой политики. Но Нетаниягу заинтересован в плавном возвращении к управлению страной. Он хотел бы успокоить тех, кто – и в Израиле, и за границей – встревожен приходом к власти экстремистов. И речь идет не только о судебной реформе, которую намерен провести лидер партии «Религиозный сионизм» Бецалель Смотрич, но и о многих других – от укрепления власти в Негеве до сокращения права на забастовку работников критически важной  инфраструктуры.

Казалось бы, Нетаниягу вытащил счастливый билет, получив опирающуюся на 64 мандата коалицию, и перессорившуюся друг с другом оппозицию в состоянии посттравматического синдрома. Но на самом деле Нетаниягу стремится полностью контролировать все происходящее под его крылом, а со Смотричем и Бен-Гвиром это будет довольно сложно.

Они уже отвергли предложение отложить обсуждение реформ до сформирования нового правительства. Партнеры Нетаниягу опасаются, что договоренности, которые не будут достигнуты сейчас, не будут достигнуты и в будущем.

Нетаниягу надеется, что важнейшие портфели в кабинете под его руководством достанутся «Ликуду». Речь идет о министерствах обороны, юстиции, финансов, внутренней безопасности и просвещения. Однако этой надежде не суждено сбыться. Нетаниягу придется пожертвовать часть этих портфелей «Религиозному сионизму». Смотричу наверняка не достанется министерство обороны, но, если он заупрямится, минфин вполне может оказаться в его руках. То же самое касается Бен-Гвира и портфеля министра внутренней безопасности.

Правые разных оттенков

Вряд ли Нетаниягу просматривал в последнее время экономическую платформу «Религиозного сионизма». Наверное, он не сделает это и перед тем, как назначить Смотрича на пост министра финансов. Казалось бы, основные идеи этой платформы должны быть созвучны мировоззрению Нетаниягу – в ней идет речь о сокращении государственного сектора (он сам рассказывал притчу о толстом и тонком – исхудавший частный сектор тянет на себе заплывший жиром государственный), о большей гибкости управления госслужбой и сокращения права на забастовку работников критически важных отраслей. Трудно сосчитать, сколько раз Нетаниягу сам угрожал нанести удар по этим правам. Но он никогда не делал этого, опасаясь трудовых конфликтов и забастовок, которыми грозил Гистадрут в случае реализации этих планов.

Нетаниягу осознает, что силы правительства и его главы ограничены – это понимание является результатом многолетнего опыта. По сути дела, он всегда стремился, чтобы его в кабинете были умеренные политики – такие, как Ципи Ливни, Яир Лапид, Эхуд Барак или Моше Кахлон. На этот раз в его распоряжении таких нет. Нетаниягу опасается, что его нынешние партнеры будут проводить слишком независимую политику, угрожающую стабильности правительства. Но ему не хочется сейчас разъяснять им разницу между желаемым и возможным и различными оттенками правой политики.

Очевидно, что кандидаты на пост министра финансов – Исраэль Кац, Эли Коэн и Нир Баркат из «Ликуда», Бецалель Смотрич из «Религиозного сионизма» и Арье Дери из ШАС – не являются адептами одного и той же экономической концепции. Нетаниягу – неолиберал, и он вполне мог бы поддержать отмену карьерного продвижения на госслужбе в зависимости от трудового стажа и другие подобные предложения.  Однако он знает, что за их реализацию придется расплачиваться забастовками и тяжелым ущербом для экономики страны.

Нетаниягу тщательно выбирает, где вести свои бои, и участие в них уже много лет не возглавляет его порядок приоритетов. Министр финансов от «Ликуда» может обеспечить ему спокойствие на этом участке фронта – то, чего не будет со Смотричем. Можно было бы предположить, что конфликт между Смотричем и Гистадрутом и связанная с этим критика главы минфина – как раз отвечает интересам Нетаниягу, но, в конце концов, ему самому придется расхлебывать заварившуюся кашу. Вопрос заключается в том, удастся ли ему зарезервировать за собой право вето на принятие экономических решений.

Смотрич недолго занимал пост министра транспорта. В этом министерстве он пользовался репутацией делового и серьезного руководителя. Однако минтранс, занимающейся конкретной отраслью – это одно, а минфин, выстраивающий экономическую политику всего государства – другое. У Смотрича нет никакого опыта подобной работы.

В министерстве финансов Смотрича будут любить

Чиновники министерства финансов могут обрадоваться назначению Смотрича – часть экономической платформы «Религиозного сионизма» соответствует идеям, которые минфин пытается продвинуть уже несколько лет. К их числу, например, относится отмена продвижения по госслужбе в зависимости от накопленного стажа.

Отдел зарплат минфина считает это одной из самых серьезных проблем государственного сектора. Когда министром финансов был Исраэль Кац, отдел представил ему программу повышения эффективности работы министерства, позволяющую сэкономить 45 млрд шекелей. Эта программа очень быстро оказалась под сукном.

В платформе «Религиозного сионизма» говорится также о сокращении государственного долга, выросшего вследствие эпидемии коронавируса. Один из предлагаемых способов добиться этого – отмена ряда налоговых льгот, общая стоимость которых составляет 75 млрд шекелей. Смотрич также предлагает ввести дополнительный налог для госслужащих, обладающих статусом постоянства.

По всей видимости, Гистадрут и его председатель Арнон Бен-Давид будут резко возражать и против отмены льгот, и против введения новых налогов. Однако оппозиция в кнессете не будет представлять для Смотрича особой проблемы. Пока что раздробленные оппозиционные фракции заняты, главным образом, взаимными обвинениями. Лапид, Ганц и Михаэли зализывают раны после полученного ими удара. Две арабские партии, ХАДАШ-ТААЛ и РААМ, конфликтуют между собой, а еще один оппозиционный лидер, Авигдор Либерман, как поговаривают, вообще собирается покинуть кнессет.

У нового правительства есть немало планов, чреватых серьезными конфликтами – в первую очередь, связанные с реформой судебной системы. В этой ситуации Нетаниягу вряд ли захочет открывать дополнительный фронт в сфере трудовых отношений. Это может повлечь за собой всплеск общественного недовольства и нарушить спокойствие в производственной сфере.

Поэтому Нетаниягу хочет воздать своим партнерам по коалиции положенный им почет, наделив их важными министерскими портфелями. Но при этом он стремится ограничить их в свободе действий – за исключением тех, которые соответствуют его собственным планам и могут помочь ему выбраться из судебной ловушки.

Сами Перец, TheMarker, Б.Е. Фото: Охад Цвигенберг

/КР:/
Избежал преследования, но в итоге Пиррова победа…/


59 элементов 0,706 сек.