21.05.2024

В ожидании последнего отчаянного броска загнанной в угол крысы

+ +


Президент США Дональд Трамп на церемонии на военной базе в Форте Драм (штат Нью-Йорк) подписал закон об оборонном бюджете на 2019 год. Закон назван именем сенатора Джона Маккейна – одного из инициаторов самой масштабной модернизации американских вооруженных сил за последние четверть века.

Слово "масштабная", возможно, не до конца выражает размах планов Вашингтона. Более 700 миллиардов долларов будут направлены в следующем году на модернизацию и расширение ядерного потенциала Соединенных Штатов, апгрейд системы ПРО, создание космических войск, производство и опять же модернизацию самолетов-невидимок типа "Стелс". Одним из главных получателей средств закона имени Маккейна, скорее всего, станет Управление перспективных исследовательских проектов Министерства обороны США – главное ведомство, отвечающее за научно-исследовательские работы в интересах Пентагона.

Вдобавок, предусмотрены крупнейшее за десять лет повышение денежного довольствия военнослужащим и развитие программы строительства жилья для них. Аудитория в Форте Драм – а это база 10-й горнострелковой дивизии, блестяще проявившей себя в Ираке и Афганистане – была, естественно, в восторге. И хотя шоу с подписанием закона Маккейна – часть кампании республиканцев перед предстоящими в ноябре промежуточными выборами в Конгресс, значение произошедшего от этого не становится меньше. В сущности, лозунг президентской кампании Трампа "America First" получил новый смысл. Америка уже была первой в мире в сфере обороны, а теперь станет, если можно так выразиться, еще "первее".

Для сравнения: военный бюджет России более чем в десять раз меньше американского. Он немного превышает 60 миллиардов долларов. В прошлом году российские военные расходы, согласно данным Шведского института изучения мира, впервые с 1998 года сократились на 17 процентов.  

Казалось бы, ничего нового в глобальном американском военном лидерстве нет. Очевидно, что главная цель американской модернизации – сдерживание претендующего на глобальную гегемонию Китая. И, вроде бы, новая гонка вооружений России не грозит – просто потому что силы гонщиков слишком явно неравны.

Однако все не так просто. Владимир Путин сделал Соединенные Штаты главной причиной всех бед в глазах российского народа. Он много лет успешно эксплуатирует антиамериканизм в интересах сохранения своей политической базы поддержки. Более того, выступая в марте перед марионетками из так называемого Федерального собрания (некогда парламента страны) он выбрал именно тему перевооружения, прежде всего, ядерного, в качестве главной для своего четвертого президентского срока.

Продемонстрированный президентом мультфильм про боеголовки, падающие на Флориду, и рассказы о ядерных двигателях и гиперзвуковом оружии сначала вызвали легкую панику на Западе. Когда более убедительных доказательств существования чудо-оружия представлено не было, все немного успокоились. Но заявка на возрождение военной мощи обнародована.

И хотя Путин, в теории, может изменить внешнеполитический курс в любую минуту, на практике это будет нелегко сделать. Вдобавок вовсе неясно, хочет ли он этого. Повышение пенсионного возраста и НДС, скорее, говорит о том, что президент готов жертвовать даже собственной популярностью, лишь бы реализовать свое представление о суверенитете России, который, очевидно, неполон без реванша в "холодной войне" с США.

Предложенная Вашингтоном военная модернизация накладывается на санкции, которых будет все больше и которые постепенно становятся все суровее. Новый пакет вступит в силу в конце августа и связан с "делом Скрипалей". Осенью, похоже, сенат одобрит новый закон о санкциях за вмешательство в выборы. Россия воспринимается официальным Вашингтоном как один из двух главных глобальных противников, наряду с Китаем. Причем обвинения в использовании химоружия и попытках посеять хаос на выборах, китайцам, по крайней мере, пока не предъявляли. Так что Кремль тут может посоперничать за первое место с пекинским политбюро.

Ряд требований подписанного Трампом нового оборонного бюджета касается России напрямую. Например, спустя 90 дней после его вступления в силу Белый дом должен направить в конгресс США отчет, включающий в себя список лиц, которые связаны с разведкой России и оборонным сектором страны. Против этих людей могут ввести санкции в соответствии с законом "О противодействии противникам Америки через санкции". Речь, похоже, идет об усилении прессинга против российских спецслужб в глобальном масштабе, прежде всего, в сфере высоких технологий для ВПК.

Доверие между руководством двух стран находится практически на нуле. Разве что во время Карибского кризиса 1962 года было хуже. Надежды Трампа на взаимодействие с Путиным не в счет – сегодня политика в отношении России контролируется конгрессом, а не Белым домом. В этих условиях переговоры возможны только по очень узкому кругу сугубо практических, сиюминутных вопросов. По чувствительным для Москвы темам противоракетной обороны и милитаризации космоса (а именно здесь силы и ресурсы драматически отличаются) в такой атмосфере договориться невозможно, хотя это было бы прежде всего в интересах России.

Кремль сегодня оказался в ситуации, когда нужно либо срочно разряжать напряженность (а это значит признать слабость), либо игнорировать Америку (нереально), либо поднять градус конфронтации и ждать, когда Вашингтон захочет говорить с Москвой по существу. Рискну предположить: Владимир Путин выберет последнее. Настоящий российско-американский кризис только начинается.

Константин Эггерт

Автор: Константин Эггерт источник


59 элементов 0,703 сек.