14.07.2024

Путь детского омбудсмена Марии Львовой-Беловой — от певчей в церковном хоре до фигурантки дела в Международном уголовном суде

+ +


Но спустя четыре месяца после вступления новой «матушки» в должность началась война, и ей пришлось принимать участие в действиях, которые Международный уголовный суд квалифицирует как похищение детей. Об этом она в течение года отчитывалась публично, поэтому сейчас на арест Львовой-Беловой выдан международный ордер. 

«Новая газета Европа» рассказывает путь Марии Львовой-Беловой — от простой певчей в церковном хоре до сообщницы Владимира Путина в МУС.

Институт уполномоченного по защите прав детей в России появился в 2009 году по указу Дмитрия Медведева. Задачей детского омбудсмена является защита прав ребенка, в том числе «путем осуществления независимого контроля за деятельностью органов государственной власти, органов местного самоуправления, организаций и должностных лиц». Первым защитником всех российских детей стал популярный российский адвокат Павел Астахов. С этой должности он ушел в 2016 году, на волне трагедии на Сямозере, где в плохо организованном водном походе погибли 14 детей. Придя в больницу к выжившим, Астахов первым делом спросил: «Ну, как поплавали?» Этот цинизм ему не сошел с рук.

Вскоре Астахову подыскали замену: детским омбудсменом стала благотворительница, жена священника и многодетная мать из Пензы Анна Кузнецова. За пять лет пребывания на своем посту она родила шестого ребенка и выступила с несколькими запоминающимися инициативами: во-первых, потребовала запретить детское четверостишье Сергея Михалкова про грипп, потому что там упоминался «белый порошок»; во-вторых, обратила внимание на «петушиного коня» из коми-пермятского эпоса — Кузнецова углядела в этом пропаганду ЛГБТ; и в-третьих, докладывая президенту Путину о положении детей в России, она предложила изменить логотип партии «Единая Россия», добавив к одинокому медведю — семью.

«Мама, дети, медвежата — как-то это должно быть визуализировано», — объяснила Кузнецова.

Созданный как альтернатива «страшной» ювенальной юстиции, институт уполномоченного по защите прав детей в России, по сути, стал продолжением государственного аппарата влияния на подрастающее поколение, но никак не защитой от него. В то время как ювенальная юстиция предполагает вмешательство независимого от государства органа, который в любой ситуации стоит на страже прав ребенка, российские детские омбудсмены принципиально сторонятся любых конфликтов с властью, легитимизируя любые формы государственного насилия над детьми руками заботливых людей с добрыми лицами.

В середине слева Мария Львова-Белова, справа Анна Кузнецова. Фото: <a title="https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=119590381" href="https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=119590381" rel="noopener noreferrer">Wikimedia Commons, CC BY-SA 4.0

В середине слева Мария Львова-Белова, справа Анна Кузнецова. Фото: Wikimedia Commons, CC BY-SA 4.0

Анна Кузнецова так же много времени уделяла вывозу украинских детей с Донбасса, но до горячей стадии конфликта эта деятельность больше напоминала гуманитарную помощь: качество медицинского обслуживания на неподконтрольных Киеву территориях резко снизилось, обращаться за лечением в Украину напуганные российской пропагандой родители и опекуны боялись.

В 2021 году Кузнецова стала депутатом Госдумы, и передала эстафету другой пензенской многодетной матери, жене священника и благотворительнице Марии Львовой-Беловой. Которая продолжила её начинания, не приняв во внимание, что «специальная военная операция» на деле является полномасштабной войной, где действуют совершенно иные законы.

Алексей Львов-Белов. Фото: <a href="https://amuzteatr.ru/zasluzhennyj-rabotnik-kultury-rf-aleksej-lvov-belov-vozglavil-krasnodarskoe-tvorcheskoe-obedinenie-premera-im-l-g-gatova/">Ассоциация Музыкальных Театров

Алексей Львов-Белов. Фото: Ассоциация Музыкальных Театров

Педагогического образования у Марии Львовой-Беловой нет. Согласно официальным данным, она родилась в 1984 году в Пензе и там же в 2002 году закончила училище культуры и искусств им. А.А. Архангельского по специальности «Дирижер эстрадного оркестра». В этом училище более 20 лет отработал рядовым преподавателем её отец, Алексей Львов-Белов. Примечательно, что в 2009 году, как раз после начала стремительной карьеры дочери-общественницы, пошел в гору и Алексей Александрович. Сначала он перешел работать в Пензенскую филармонию и через год возглавил её. Потом занялся организацией крупных музыкальных фестивалей, включая Jazz May Penza и Межрегиональный фестиваль казачьей культуры «Сурская застава». С 2020 года Алексей Львов-Белов руководит Краснодарским оперным театром.

Его дочь, пишут разные источники, в 2003 тоже попыталась получить высшее образование: поступила в Самарскую академию культуры и искусства, но в 2005 году оставила учебу из-за рождения ребенка. Уже будучи известным человеком, в 35 лет Мария Алексеевна получит диплом Пензенского технологического университета по специальности «Менеджмент».

Сама омбудсмен говорит, что работать пошла в 16 лет — со второго курса училища вела кружок игры на гитаре. А для души пела в церковном хоре, где и познакомилась с будущим мужем.

Мария Львова-Белова и Павел Когельман. Фото: <a href="https://www.instagram.com/pavel_kog/">Instagram

Мария Львова-Белова и Павел Когельман. Фото: Instagram

«Павел не был тогда еще православным человеком, его привели в церковь на Пасху верующие родственники. Увидел Марию, влюбился сразу и стал приходить на службы каждый день, чтобы ее увидеть, — описывает знакомство будущих супругов Роза Цветкова, журналистка, освещающая темы благотворительности. — Спустя год они обвенчались. И только тогда Павел признался Маше, что еще до знакомства с ней он ездил на могилу местночтимого святого Иоанна Оленевского и просил у него помощи: молодой человек почему-то был уверен, что эта юная девочка — его судьба, только он, хотя и старше ее на четыре года, не знал, как к ней подойти и признаться в чувствах».

У пары пятеро собственных детей и 17 приемных, часть из которых никогда с ними и не жила: с 2008 года Мария и ее супруг занимаются благотворительными проектами по адаптации и социализации детей-сирот.

Муж Львовой-Беловой — специалист в области IT — был рукоположен и стал священником лишь в 2019 году. К этому моменту в Пензе не было человека, который бы не знал о видном деятеле «Единой России», общественнице и благотворительнице Марии Львовой-Беловой.

«Они с мужем и ещё с несколькими людьми начали ездить по детским домам, общаться с сиротами, что-то им привозить, — вспоминает одна из волонтерок Пензы, знакомая с деятельностью обеих уполномоченных. — С Кузнецовой они вместе начинали. Потом каждая своей дорогой пошла. Кузнецова и в партию «Единая Россия» первая ушла, и из Пензы первая свалила. Про Львову-Белову было не понятно, как у неё всё так играючи выходит. Окей, первый дом, который она выделила под жильё инвалидам — дом её семьи. Но потом всё шло как по маслу. Легко находились и земля, и финансы. На фоне других благотворительных организаций они очень выделялись, будто вообще никаких проблем у них не было».

Открытие пансиона «Дом Вероники» для людей с инвалидностью. Фото: «Квартал Луи»

Открытие пансиона «Дом Вероники» для людей с инвалидностью. Фото: «Квартал Луи»

Проект, о котором идет речь, это «Квартал Луи» — коммуна, где молодые люди с ограниченными возможностями под присмотром специалистов учатся жить самостоятельно. Он начинался в 2008 году с учреждения пензенской благотворительной организации «Благовест». Львова-Белова вместе с помощниками помогали многодетным семьям, детским домам и приютам. Организовывали патронат за социальными сиротами и отказниками. И всё это — на привлеченные деньги.

— Журналистам она очень любила повторять, как просто живёт — мол, автомобиль скромный, никакой роскоши. Это ещё когда она жила здесь, — вспоминает один из пензенских журналистов. — И она же вечно беременная была. Всё равно ходила и на все совещания, и на встречи с прессой, вот вплоть до роддома.

Бурная общественная активность и пиар дали свои плоды: в 2011 году Львова-Белова становится членом Общественной палаты Пензы, а в 2014-м открывает тот самый «Квартал Луи». Помещения под первые квартиры, рабочие и арт-пространства выделила Пензенская епархия. Ремонт и оборудование оплатили многочисленные спонсоры.

Главными попечителями АНО «Квартала Луи» выступает Фонд президентских грантов и Русская православная церковь. Согласно официальным данным, ежегодно «Квартал Луи» (названный в честь музыканта Луи Армстронга — дань музыкальному прошлому учредительницы) оказывает помощь 600 молодым людям, которые вместо ПНИ получают возможность жить в нормальных условиях, развиваться и даже работать. Часть из них определены на пожизненное проживание в «Дом на Березовском» и в активный пансион «Дом Вероники». Сотрудники организации делятся опытом по организации «обучающих квартир» с волонтерами и специализированными организациями в других регионах. Например, в начале 2023 года «Квартал Луи» анонсировал появление аналогичного проекта в Северо-Западном федеральном округе на берегу Финского залива.

Запуск и реализацию «Квартала Луи» связывают с партийным проектом «Единой России», который появился в 2013 году с подачи «единоросса» Сергея Неверова и назывался «России важен каждый ребенок». Проект был призван улучшить систему усыновления и адаптации детей-сирот и инвалидов, но, по сути, стал ответом России на мировую критику «закона Димы Яковлева». Его еще называют «законом подлецов»: он запрещает гражданам «недружественных стран» усыновлять российских детей, в том числе — детей с ограниченными возможностями, которых в основном и брали иностранцы.

Согласно официальным данным, «Квартал Луи» существует исключительно на благотворительные пожертвования и государственные гранты. Критики Марии Львовой-Беловой говорят, что она «занимается благотворительностью за государственный счет».

Владимир Путин и Мария Львова-Белова. Фото: <a href="https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=129734097">Wikimedia Commons, CC BY 4.0

Владимир Путин и Мария Львова-Белова. Фото: Wikimedia Commons, CC BY 4.0

По российским меркам, карьера действительно получилась удивительной: в 2019 году будущий омбудсмен становится членом Общественной палаты России, а в 2020-м, едва получив диплом менеджера, — сенатором от Пензенской области.

Война с Украиной поставила молодую женщину перед непростым выбором. Действуя как детский омбудсмен, в соответствии с международными конвенциями, в условиях войны Львова-Белова должна была поддерживать эвакуацию и последующую передачу детей с оккупированных территорий украинской стороне. Вместо этого российская сторона начала распределять украинских детей по российским же детским домам и приемным семьям, и проводить их, по сути, насильственную русификацию — при активной поддержке детского омбудсмена.

В сентябре 2022 года, выступая на заседании Общественной палаты, Львова-Белова рассказала, что сирот из Мариуполя в новых семьях «учат любить Россию». Ее слова приводит Русская служба «Би-би-си».

В ее выступлении речь шла о 30 детях, которых «нашли в подвалах» Мариуполя. В тот момент они резко отрицательно относились к России. «Когда мы их привезли на территорию Московской области, чтобы они немножечко восстановились, началась история, что они негативно отзывались о президенте [Путине], говорили всякие гадости, пели гимн Украины, «Слава Украине!» и все такое», — рассказала омбудсмен.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Зачистка малышей

Украинский правозащитник Евгений Захаров — о передаче мариупольских сирот россиянам на усыновление и о правозащите в условиях войны

Однако, по её словам, после передачи детей в приемные семьи, отношение украинских детей к РФ резко поменялось. «Мы начали спрашивать ребят: «Вот вы говорите, Россия плохая. Ну хорошо, пусть Россия будет плохая, у вас есть возможность сейчас вернуться», — пересказывала уполномоченная разговор с юными украинцами. — Никто из детей не захотел возвращаться, все сказали: «Нам здесь очень хорошо». Поэтому да, есть вот этот некий какой-то негатив, может быть, в начале, но потом он преобразуется в любовь к России».

Сама уполномоченная тоже не удержалась и взяла на воспитание ребенка из Мариуполя, о чем рассказала президенту Путину.

ИЗ СТЕНОГРАММЫ КРЕМЛЯ:

М. Львова-Белова: В августе запустили интеграционные смены для детей из новых регионов — для подростков. Они родились от самих детей. Я приехала в Мариуполь, и мне ребята говорят: «Слушайте, нам хочется посмотреть, что теперь с приходом России у нас появилось».

В.Путин: Вы сами ребёнка усыновили из Мариуполя, да?

М.Львова-Белова: Да, Владимир Владимирович, благодаря Вам.

В.Путин: Он маленький?

М.Львова-Белова: Нет, 15 лет. Теперь я знаю, что такое быть мамой ребёнка с Донбасса, — сложно, но друг друга точно любим.

В.Путин: Самое главное.

М.Львова-Белова: Это да. Я думаю, что со всем справимся, правильно?

В.Путин: Конечно.

На официальном сайте детского омбудсмена в основном — доклады о том, как Мария Львова-Белова ездит по городам России, встречается с местными бюрократами, открывает за государственные деньги т.н. «центры поддержки подростков» — реинкарнации Домов пионеров и школьников.

И вот в марте стало известно, что Международный уголовный суд выдал ордер на арест её и президента России Владимира Путина.

Их обвиняют в военном преступлении — незаконной депортации детей с оккупированных территорий. Точное количество пострадавших — неизвестно: изначально Украина заявляла об исчезновении 300 тысяч детей. В России, где вывоз детей интерпретировался как эвакуация, называлась цифра гораздо выше — 750 тысяч.

/КР:/
Преступники будут наказаны…/

Автор: Елена Романова источник


61 элементов 1,088 сек.