19.04.2024

У них не было выбора – Александр МЕЛАМЕД

+


В далеком прошлом 

Считается, что животные находятся на армейской службе много cотен лет. Но это не так. 

Самые древние человеческие останки, найденные учеными, имеют возраст около 195 тысяч лет (эпоха плейстоцена, четвертичного периода). Речь идет о том, что старейшим представителям человеческого рода, возможно, сотни тысяч лет.

Такого же возраста представители фауны, которых люди определили в качестве оружия в эпоху великих оледенений. В борьбе родов за выживание важно было застолбить места охоты неподалеку от места обитания. Сражались за еду. На помощь пришли легкокрылые, но чрезвычайно эффективные бойцы. Пчелы. Доисторические люди забрасывали в пещеры ульи, чтобы выкурить противника – соседнее племя. Легко представить, каким умением должны были обладать нападавшие, чтобы самим не пострадать при овладении ульями и их доставке к пещерам неприятеля. 

 

Собственно, пчелы и сегодня весьма чувствительны к разного рода перемещениям. Этого пчеловода я запечатлел в престижном районе Торонто. Здесь, как и других городах и на других континентах, сокращается ареал обитания этих великих тружеников, и они все чаще выбирают мини-садики на балконах и в палисадниках в городской черте.  Мирные канадские пчелы не ведают, для каких целей использовали их крылатых древних предков.  

 Пчелы не только ранили, но и убивали. В Древней Греции и Риме местное население выставляло на пути вражеского войска горшки с медом. Войско, утомленное долгим маршем, буквально набрасывалось на горшки. Мед их обездвиживал: люди засыпали на ходу и падали. Все дело в токсинах, содержавшихся в пыльце рододендрона, азалии и олеандра, на которые садились пчелы. Так воины оказывались беззащитны перед безоружным местным населением.

Крохотные крылатые бойцы уступили место наземной мощи. Возможно, следующими на тропу войны ступили слоны. По имеющимся источникам, первых слонов начали использовать в ходе войн в Индии в 1500 году до нашей эры. Уже в ту пору подтверждением статуса властителя было число слонов в его собственности. Поэтому междуусобные войны развязывались за обладание слонами. Слоны были аналогом сегодняшних средств массового уничтожения. Рекордное стадо – 21 тыс. слонов, которым владел один из индийских королей.  Самый безопасный слон в Европе установлен перед магазином шоколада в Брюсселе. Прилавок, говорят, брали бы с боем, если бы не страшились одного. Цен. Они страшнее любых бивней. Даже рукотворных. 
 

Самыми востребованными  в армейской жизни, кроме слонов,  считаются лошади. Причем, неизвестно, кто из них эффективней. К примеру, лошади не могли справиться с перевозкой пушек, коробов с порохом и  ядер. Зато были незаменимы для атак на больших пространствах.  Самый известный в истории конь – Троянский – имеет прямое отношение к войне. В нем главное не форма, а содержание, что и демонстрирует экспонат Музея шпионажа, Вашингтон.  

Одновременно военные стратеги разработали способы нейтрализации слонов и лошадей. 

Оказалось, что противостоять им могут вполне безобидные животные. К примеру, свиньи. Древнеримский писатель Клавдий Элиан (170–222) в «Сочинении о животных»  рассказал об осаде Мегары – города на побережье Эгейского моря. Его защитники выпустили навстречу нападавшим карфагенянам свиней, которых обматывали соломой, предварительно пропитанную оливковым маслом, а затем поджигали. Зрелище ввергало в панику карфагенских слонов, которые растаптывали собственных воинов. Ну скажите на милость, представляете ли себе огненный снаряд из такой вот милой, вполне доверчивой свинки, какую я видел в одной из голландских курортных зон, где был мини-зоопарк для ребятни?!

Подобным образом действовал правивший империей Тимуридов с 1370 по 1405 год Тамерлан. Когда он в 1398 г. вторгся в Индию, на подходе к Дели его встретила армия султана Махмуд Хана, в которой насчитывалось 120 боевых слонов с ятаганами, привязанными к бивням. Тамерлан приказал собрать верблюдов, накрыть их промасленной соломой и поджечь. Горящие животные помчались вперед, перепугав слонов. Ища спасения, те развернулись и начали крушить армию Махмуд Хана – она, говорят, была разбита в считанные минуты.

Слоны и лошади стали прообразом технологических новаций, быстрых и сложных видов транспорта: танков и боевых машин пехоты. 

Без сострадания и жалости

С доисторических времен при изготовлении оружия использовали зубы акул, в частности, для изготовления мечей. Делая ножи и топоры, применяли кости свиней и более крупных животных.

Римский историк Корнелий Непот (99–24 гг. до н. э.) пишет: «Пергамские корабли все ожесточеннее теснили противника, как вдруг на них посыпались глиняные горшки. Эти метательные снаряды сначала вызвали у бойцов смех, поскольку невозможно было понять, что все это означает. Когда же они увидели, что суда их кишат змеями, то пришли в ужас от нового оружия и, не зная от чего спасаться в первую очередь, пустились в бегство и возвратились на свои стоянки. Так Ганнибал хитроумно одолел пергамскую рать».

Методы использования животных век от века становились изощренней, а список зверей – полнее. Их научили вступать в бой в качестве тягловой силы, охранять имущество, доставлять депеши, вести съемку в воздухе и под водой, минировать, обнаруживать взрывные средства. Эту работу проделывали слоны и лошади, собаки и кенгуру, дельфины, морские львы, грифы, канарейки и ослы. Правда, что касается ослов, следует оговориться. Они неприхотливы, зато компенсируют это качество ничем не объясняемым упорством. Что и отражено в скульптурной группе в уютном курортном немецком городке Зассендорфе. 

И еще – голуби. К лапкам или шейке которого привязывали мешочек с приказом о дальнейших боевых действиях. Голубок на фотографии даже не подозревает о боевой славе своих далеких предков.

Это, конечно, не Роял Блу, но какой красавец! Такого за его стать впору представлять к званию полковника… Простите, я поторопился. О Роял Блу вы могли не слышать.  В октябре 1940-го этот голубь пролетел 120 миль за рекордно короткий срок, доставив секретную депешу в Англию из Голландии. Роял Блу – наследник боевой славы: в годы Первой мировой войны английский почтовый голубь с номером 888    за выдающиеся заслуги получил звание полковника британской армии!

Люди делали животных живыми факелами при взятии крепостей и флотилий. Так поступали не только с верблюдами и свиньями, но и с петухами и обезьянами. Конечно, не все животные соглашались на роль смертников. Но тут что главное? Как говорят деловые люди, договориться о цене вопроса. Как в этом случае. 

Животные шли в обозе и участвовали в бою, с их помощью вели шпионаж, ими устрашали и пытали. К военнопленным во время войны во Вьетнаме применяли жестокий способ, пришедший из Средневековья. Он основан на способности крыс прогрызать плоть и кости. Пленнику связывали руки за спиной и бросали на землю, затем приносили раскаленное ведро, полное крыс, и клали его на грудь и живот пленника. Пытаясь выбраться из ведра, крысы начинали вгрызаться в тело человека.

Необычная служба

Козел в качестве оберега поставлен на довольствие полка Королевских валлийцев. Причем, в трех экземплярах. Почему бесстрашным валлийцам понадобились три, хотя для талисмана хватило бы одного круторого, объясняют знатоки вопроса.  Потому что валлийских подразделений в английской армии три. И недокозлить означало обидеть бесстрашных граждан Уэльса.

Согласно легенде, один, случайно оказавшийся на передовой дикий козел, повел за собой валлийского знаменосца в битве при Банкер-Хилле (предместье Бостона) 17 июня 1775 года во время Войны за независимость США. Другой рогоносец во время Первой мировой войны значился в штатном списке валлийцев как «полковой козел» (the regimental goat). В боях при Ипре, за Фестюбер и при Живанши лично не участвовал, но стоял на холме в образе полководца, причем, на грохот не реагировал абсолютно. Ну, совершенный козел, в общем.  

Валлийских козлов по традиции именуют одними и теми же кличками: Билли, Таффи и Шенкин. С выходом «дембеля» на пенсию «салаге» присваивают гордое имя предшественника: Билли-10, Таффи-7, Шенкин-12… 

С 1844 года британский монарх личным указом зачисляет в подразделения очередную троицу. Пополнение приходит из королевского стада, начало которому положено подарком от персидского правителя Мохаммеда-шаха Каджара королеве Виктории по случаю ее восшествия на трон.

Поскольку валлийских подразделений, повторяю, три, а неприкасаемые королевские козлы склонны к пополнению рода, временами возникает перебор. Лет пятнадцать-двадцать назад он выразился цифрой 250 особей. Круторогие, считая себя неприкасаемыми, наводнили сады и огороды близ морского курорта Лландидно, где паслись много лет. В ответ местные жители пообещали местному совету акцию «Даешь козлиное барбекю!» Но власть местная в графстве Конуи посчитала, что конфликт с властью в Букингемском дворце ей не нужен, и отселила основное поголовье подальше, обещая в дальнейшем контролировать его численность и намерения.

Любой козел имеет право на карьеру. Еще бы! Ведь она начинается необычно. 

Билли (точнее, Уильяма Уиндзора) представила подразделению лично королева Елизавета II в 2001 году. Основная обязанность, как для Таффи и Шенкина, – выступать впереди батальона на всех церемониальных событиях. Тем обидней оказалось неподобающее, а, честно сказать, скотское поведение Билли, уже отслужившего пять лет, на параде в кипрском городе Эпископи в честь празднования 80-летия королевы Елизаветы II. 

Пустили козла в огород… простите, в загранкомандировку! Он отказался подчиняться приказу идти в ногу… простите копыто в копыто, чем нарушил строй и попытался боднуть барабанщика. Его наставник в необычном звании (младший капрал в чине козлиного майора) Дай Дэвис не смог сладить с Билли. Парад был подпорчен. Скотину обвинили в трех нарушениях. Надо бы элементарно осадить хворостиной. Но как же – возмутилась бы королева, возопили бы защитники природы. Хулигана понизили в звании, а через три года, простив выходку, отправили в отставку в чине капрала.  

В любом случае, высокая слава козла начинается еще в юном возрасте. Даже если он белошерстный лишь в подбрюшье и его не гладит королева. 

Собачья жизнь

Собака известна как исключительно преданное животное. Поэтому полностью доверяет человеку. Даже когда чувствует, что ей грозит смертельная опасность. 

Так было всегда. Спартанцы держали собак, патрулировавших вдоль городских стен.  В первых рядах древнеримских войск состояли боевые псы – натасканные на врагов зверюги ростом до метра. Собак защищали кожаные доспехи, на шее у них был ошейник с торчащими в стороны шипами и лезвиями – распарывать животы лошадям вражеской кавалерии.

Они отличились и в новейшей истории. 60 тыс. собак с взрывчаткой на боках погибли под танками во время Второй мировой войны. Только во время Сталинградской битвы они сожгли танковую бригаду – 63 танка. А собаки-миноискатели! Их было около 6 тысяч.  Вожатые-саперы с их помощью обезвредили 4 млн мин, фугасов и других взрывчатых веществ. Это четвероногим сыщикам обязаны своим разминированием Белгород, Киев, Одесса, Новгород, Витебск, Полоцк, Варшава, Прага, Вена, Будапешт, Берлин. Насколько достоверны эти данные, судить не берусь, так как вся история Второй мировой войны, касающаяся участия СССР, переписывалась (и продолжается переписываться) многократно. 

Но примем на веру утверждение о том, что потери минеров при собаках были в 10 раз меньше, чем среди остальных саперов, а скорость работы с собакой в 4–5 раз выше, чем со щупом и миноискателем. 

Неудачные эксперименты

По известной советской легенде, в начале Зимней войны 1939 года в Красной Армии насчитывалось более 1,5 тысяч обученных лосей. Одновременно прошли специальное обучение и кавалеристы. Рогатый контингент, не боявшийся взрывов, использовался в бою. Российские историки утверждают: оказалось, у лосей феноменальный слух, их обучили различать интонацию финской и русской речи. Лоси могли различить финскую речь на расстоянии в километр.

Они могли бы стать идеальными бойцами в заснеженных лесах, если бы не один недостаток: их невозможно было научить собираться в стада. По существу, красноармейцы, мечтавшие о лосиной кавалерии, повторили неудачный эксперимент, предпринятый в 1856 году в США. 

Напомним: в Тунисе и Египте были куплены около 70 дромадеров, призванных стать необычным подразделением армии США. «Верблюжий корпус» должен был действовать в качестве транспорта, а также для боевого применения против индейцев и для защиты внешних границ США.  

Идея базировалась на убеждении, что верблюды гораздо лучше, чем лошади, мулы и ослы, приспособлены для сухого и жаркого климата в пустынях американского юго-запада. И в самом деле, чем не спецназ: переносят на горбу до 350 кг груза, проходят от 45 до 60 километров в день, способны обходиться до десяти дней без воды и, как неожиданно выявилось, даже могут плавать. 

Первым испытанием для верблюдов стало участие в строительстве шоссе между городом Форт Дефианс и рекой Колорадо. В неосвоенном регионе с беспощадным климатом первопроходцы должны были проложить трассу для экипажей шириной в 3,5 метра и длиной в 2 тыс. километров, удалить каменные глыбы и заросли, сгладить участки с крутым подъемом. Дорога для фургонов стала предшественницей известнейшей трассы в США – шоссе 66. 

По существу, «верблюжий корпус» был задействован в единственной боевой миссии.  Когда индейцы племени мохаве атаковали транспорт с провизией, защитникам удалось обратить воинов в бегство – скорее всего, из-за того, что на них устремились необычные для этих мест атакующие верблюды.  

История «верблюжьего корпуса» кончилась печально. В годы гражданской войны (1861–1865) животных использовали как вьючных. К концу войны армия распродала их по цене от 31 до 56 долларов, и те катали детей на праздниках, участвовали в скачках, работали на шахтах, радуя посетителей зоопарков.

Герои имеют имена

Собаки служили связистами. Так, во время обороны Никопольского плацдарма (1943–1944) связь между частями осуществлял пес по кличке Джек. При этом он переплывал много раз через Днепр. Во время боев в Сталинграде кошка Мурка приносила сообщения от бойцов в штаб, пробираясь по улицам под обстрелом. «Этот кот показал себя достойным Сталинграда, и большей похвалы не может быть ни для кошки, ни для человека», – отмечали англичане, не очень заморачиваясь на вопросе, какого пола животное. Советские газеты почему-то про Мурку не писали.

В 2003 году в ходе войны с Ираком дельфины Такома и Макаи вместе с семью собратьями отлично проявили себя при разминировании порта Умм-Каср – они обезвредили более 100 мин.

Поскольку есть случаи присвоения воинских званий козлам, вполне можно было применить этот опыт к другим безукоризненным служакам. Дельфин Таффи, прослуживший более четверти века, который помог в 1986 году обнаружить обломки космического челнока «Челленджер», получил звание сержанта ВМС США.  

Особым почитанием окружены хвостатые бойцы в Великобритании. Черный лабрадор Трео служил в составе британского контингента в Афганистане. Он спас десятки жизней, настолько успешно обнаруживал взрывчатку, заложенную террористами. Был  награжден боевой медалью, учрежденной Марией Дикин специально для животных и равноценной Кресту Виктории (высшая военная награда Великобритании). На медали – надпись «За мужество» и девиз «Мы тоже служим».

На памятнике «Животные на войне» среди слонов, лошадей, верблюдов, голубей, мулов, коз и собак отчего-то не оказалось светлячков, которые прилежно освещали бункеры и окопы британских военных. А ведь они тоже старались вовсю: при таком освещении на передовой времен Первой мировой войны можно было, не привлекая внимания противника, рассматривать штабные карты. 

Еще один пример непростительного неуважения. В годы Второй мировой войны санитару-красноармейцу за спасение 80 человек, вынесенных с поля боя, присваивали звание Героя Советского Союза. Каждая упряжка с ездовой собакой заменяла минимум трех-четырех санитаров. Около 15 тысяч таких упряжек сновали между полем боя и медсанчастью – зимой на нартах, летом на специальных тележках. Этим героям войны, которые спасли 700 тыс. тяжело раненных, признания на Родине не нашлось.   

Хотя мы пламенно декларируем по отношению к животным любовь и их ответную преданность, мы по-прежнему не готовы воздать им должные почести за беспримерную ратную службу.
Печально, но факт. Враждовать люди научились гораздо раньше, чем ладить между собой. Главное было – не просто победить, а уцелеть в схватках. Снизить риск потерь помогали братья наши меньшие. Они были обречены на геройскую смерть, не подозревая о своей участи.

Да, у них не было выбора. А у нас?


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

60 элементов 0,752 сек.