19.07.2024

В этот день 140 лет назад родился ……………………… ИМРЕ КАЛЬМАН …………………..

+ +


Во время Первой мировой войны музыка Имре Кальмана звучала по обе стороны фронта. Адольф Гитлер ценил произведения «короля венгерской оперетты» и через посредников предлагал автору «Сильвы» стать «почетным арийцем».

Последней любовью короля оперетты Имре Кальмана была
18-летняя девушка из России, уроженка города Перми
Композитор посвятил своей Верушке одну из своих лучших оперетт «Фиалка Монмартра».
Имре Кальман, король оперетты! Сколько в мире пламенных почитателей его музыки. «Графиня Марица», «Княгиня чардаша» («Сильва»), «Фиалка Монмартра»
… Сколько поклонниц было у талантливого и преуспевающего автора. И мало кто знает, что женой прославленного композитора, его музой была пермячка Вера Федоровна Макинская.
Казалось, между русской эмигранткой и известными венгерским композитором не могло быть ничего общего. Имре Кальман поначалу всего лишь проявил дружеское участие к бедной молоденькой девочке. Тогда никто и предположить не мог, что Вере Макинской суждено было стать последним счастьем гения. История их взаимоотношений могла бы лечь в основу одной из оперетт того времени. Женщина на пути гения: Как статистка из России забрала у музыки Имре Кальмана
«Красотки, красотки, красотки кабаре…», – эту партию из «Сильвы» Имре Кальмана напевали во всех уголках мира. Но музыка этого замечательного композитора оборвалась на высокой ноте, когда на его пути появилась статистка из Перми в потёртом платье. Последующую почти четверть века он был счастлив, несмотря на миллионные траты своей супруги и её постоянные измены. А вот с музыкой уже не ладилось…
Жизнь до Веры
Имре Кальман – это псевдоним. Человека, с именем которого связывают расцвет венгерской оперетты, звали Эммерих Копштейн. Он родился в еврейской семье торговца зерном в небольшом городке на озере Балатон. Его отец разорился после того, как не удался его амбициозный замысел превратить родной Шиофок в фешенебельный курорт. В городе появился ипподром, новые гостиницы и театр оперетты, а Коппштейнов судебные приставы выставили из дома, забрав всё имущество.
Семья переехала в Будапешт, и маленькому Имре пришлось жить у тёти. Окончить гимназию ему так и не удалось. Чтобы как-то заработать на жизнь, он подрабатывал переписчиком, давал уроки ученикам начальной школы, а когда выдавалась возможность, слушал концерты в фойе, прижавшись ухом к двери. Из-за частных унижений и нищеты он вырос замкнутым в себе человеком, постоянно ожидающим подвоха.
Зато у него была феноменальная деловая хватка. Именно благодаря ей и, конечно, таланту, он прославился и сколотил капитал. К 46 годам он похоронил свою любимую жену Паолу Дворжак, так и не успев обзавестись детьми. Вместе с Паолой к Кальману пришел небывалый успех – его новые оперетты становились настоящим событием для искушенной публики Вены. Почти за два десятилетия жизни с ней Кальман написал свои главные шедевры – оперетты «Цыган-премьер», «Фея карнавала», «Королева чардаша» («Сильва»), «Марица», «Баядера» и «Принцесса цирка». Театральные сцены европейских столиц пали к его ногам.
Но в 1928 году Паула умерла от тяжелой болезни.
Впервые Вера Макинская увидела Имре Кальмана за кулисами Берлинского театра в 1926 году. Узнав, что она русская, композитор посочувствовал девочке, вынужденной скитаться на чужбине с юного возраста.
Мария (Мариетта) Мендельсон родилась в еврейской семье в Перми, после революции вместе с матерью эмигрировала из России. Жили в Бухаресте, затем в Вене. После эмиграции изменила своё имя и фамилию, стала называться Верой Макинской, утверждала, что происходит из обедневшей дворянской семьи. Вплоть до самой смерти не раскрывала своё происхождение, настоящее имя и фамилию, истинный год рождения (заявляла, что родилась в 1910 году).
Следующая встреча Имре и Веры произошла спустя два года. Вера жила в венском пансионе и страстно хотела стать актрисой. Но статисток в театре хватало, оставалось надеяться лишь на счастливый случай. И такой случай представился…
Вера Макинская: когда сбываются мечты
Всё, что знала Вера о Кальмане – он миллионер и знаменитость. И этого ей было вполне достаточно. Она ничего не знала о его тяжёлой жизни в отрочестве, о том, что он мог стать бы блестящим пианистом, если бы от постоянных репетиций у него не перестал сгибаться мизинец, и о том, что он сочинял прекрасную серьёзную музыку, но издателей на неё не находилось. Музыкальные критики писали, что Кальман вдохнул жизнь в умирающий музыкальный жанр, но Вере Макинской не было до этого никакого дела. У неё было одно-единственное протёртое платье, комната в жалком пансионате с общим туалетом, а кофе в кофейне «Захер» девушке давали в долг.
Именно в этом кафе они встретились – Кальман был человеком привычек и постоянным посетителем этого заведения. Двадцатилетняя Вера не сводила с композитора глаз, и Кальман обратил внимание на юную оборванку. На первое свидание её собирали всем пансионатом – даже чулки на девушке были чужими. Но роман закрутился. Уже вскоре Вера получила небольшую роль в ставившейся в театре «Ан дер Вин» оперетте Кальмана «Герцогиня из Чикаго».
Вера и Имре
Он купил ей модный гардероб, она побывала с ним в Вене. Кальман, которому Вера казалась воплощением всех талантов, решил устроить её в театральную школу Европы, работавшую при Немецком театре в Берлине. Но у него ничего не вышло, поскольку, как актриса Вера оказалась совершенно бездарна. Вот только делать предложение Кальман не торопился: как человек мнительный он больше всего боялся испортить жизнь своей юной партнёрше.
Но тут появилась мама Веры, дама в любовных делах «тёртая», которая сделала вид, что хочет увезти дочь в Бухарест, и влюблённый молодой мужчина не устоял – предложение руки и сердца, а потом свадьба. Первое, что сделала молодая жена бережливого Кальмана после свадьбы – купила себе сразу шесть дорогих шуб. Он был поражён!
Юная супруга бесцеремонно ворвалась в комфортный и отлаженный мир Кальмана, как шаровая молния. Она настояла, чтобы он уволил всех старых слуг, заставила мужа из квартиры переехать в небольшой дворец и начала активно приглашать гостей. В их доме время от времени появлялись толпы незнакомых Кальману людей. Кальман не выносил танцы, а Вера танцевала до упаду. Она тормошила мужа самыми разными способами, напрочь выбивая его из колеи.
Вера ополчилась на либреттистов Кальмана, с которыми он работал всю жизнь. Она заставляла мужа совершать долгие прогулки, покупала ему новые костюмы, тормошила его и так, и сяк, выбивая из привычной колеи. Вера родила ему троих прекрасных детей, и сумела поглотить мужа полностью, не оставив места для музыки. Он практически перестал писать.
Расставание с Европой и Верой
В конце 1930-х, когда в Европе начал устанавливаться новый порядок, для евреев начались «чёрные дни». Правда, Кальмана это не коснулось. Поскольку когда-то на фронте мелодии из «Королевы чардаша» напевал и ефрейтор Гитлер, он пожаловал своим личным приказом композитору звание «почетного арийца». Кальман им не воспользовался, а уехал с семьей в родную Венгрию, потом в Цюрих, а потом в Париж. Вера мечтала жить во Франции, но Кальман понимал, что грядёт большая война, и нужно уносить ноги.
В 1940 году они оказались в США. Он был неплохим бизнесменом, умел правильно инвестировать средства. Для творческого человека это редкое качество. Семья ни в чем себе не отказывала.
У Веры была куча друзей и знакомых, ее вечно куда-то приглашали. И шикарные наряды нужно было выгулять. Она одевалась у лучших портных, после войны часто летала на шопинг в Париж. Дома появлялась только для того, чтобы сменить туалет, и опять исчезала.
Вера в это время познакомилась с молодым и очень богатым французом, который сделал ей предложение. В 1942 году Вера подала на развод, оставив детей своему уже немолодому супругу. Кальман же писал ей полные любви письма, просил о встречах, был уступчив и кроток. И Вера сдалась.
Впрочем, не исключено, что она решила, что в отличие от жениха ей бывший муж разориться не может – ведь война закончится поздно или рано, и театры снова будут работать. А кому, как не ей знать, как надёжно работают авторские отчисления. Вера вернулась, Кальман был счастлив, но писать, как прежде, не стал.
В США Имре Кальмана сразил инсульт, когда он узнал в 1945 году о гибели своих старших сестер в концлагерях в Венгрии. Со временем композитор кое-как оправился, но пережить эту трагедию так и не смог.
Последние дни Кальмана
В 1949 году Кальманы вернулись в Европу. Имре мечтал вновь увидеть места, где к нему пришла слава. Он доживал свой век с любимой Верой в Париже. Она ещё была полна сил, правилась мужчинам, а дома появлялась крайне редко. С Кальманом постоянно находилась сиделка, сестра Ирмгард, которая готовила ему протёртые кашки. А старый композитор просил её пить коллекционные вина и есть пряные деликатесы, чтобы насладиться их видом и запахом. Несмотря на тяжелую болезнь, он продолжал работать и свою последнюю оперетту «Аризонская леди» закончил буквально за день до смерти.
30 октября 1953 года Имре Кальман тихо ушел во сне, и в последние дни с жизнью его связывали только запахи, дети и красивая, высокая и ветреная женщина, которую он любил больше всего на свете.
А Вера… Вера всегда хотела быть свободной и получила желаемое, став вдовой знаменитого композитора. После смерти мужа она больше не вышла замуж. Жила как хотела. Считала себя центром Вселенной, писала книги. Вера прожила долгую жизнь и умерла в ноябре 1999-го в возрасте девяноста двух лет. Но ее до сих пор называют женщиной, которая забрала у музыки Имре Кальмана. 

/КР:/
Его музыка -это восторг во все времена…/


64 элементов 1,227 сек.