16.07.2024

Если светские израильтяне «пойдут к черту» — привилегии для религиозных закончатся

+ +


Можно понять Караи, который хочет послать к черту всех, кто протестует против него. Но нельзя не задаться вопросом: почему он так уверен, что «народ Израиля» справится без этих людей? Кто же их заменит?

Караи, религиозный человек и отец семерых детей, определенно не имеет в виду ультраортодоксов. Ведь они не изучают в школе основные предметы ​​и не служат в армии. Поэтому ультраортодоксы не восполнят поредевшие ряды на курсе пилотов или в хайтеке. Однако не исключено, что Караи нацелился на вторую по скорости роста группу населения Израиля, к которой он и сам принадлежит, — религиозные сионисты. Сможет ли она заменить светских в армии и в сфере высоких технологий?

Религиозный сионизм позиционирует себя как служащая элита, проникнутая сионистскими ценностями, идеями самореализации и самопожертвования. Но это определение верно лишь частично. Потому что религиозные сионисты — это привилегированная группа, и у нее есть льготы, о которых светские сионисты могут только мечтать.
Например, в армии. У светской девушки, выпускницы государственной системы образования, нет иного выбора, кроме срочной службы в армии по полной программе. Религиозная девушка, выпускница государственной системы религиозного образования («ХАМАД») может выбирать: либо вообще не служить в армии, либо поступить на альтернативную службу.

По данным, предоставленным пресс-секретарем ЦАХАЛа изданию TheMarker, в 2019 году 70% религиозных девушек не служили в армии.

По данным, собранным Ариэлем Финкельштейном для движения «Верные Торе и труду», подавляющее большинство из них, 67,5%, было зачислено на национальную службу.
Кстати, то, что 30% религиозных девушек пошли в армию, это сенсация. Религиозные девушки, особенно из состоятельных семей из центра страны, с опозданием поняли, что их исключение из армии было проявлением мужского религиозного шовинизмома («Я против службы женщин в армии. Это позиция раввината, и она меня обязывает. Если моя дочь спросит меня, я скажу ей: «Выходи замуж и нарожай Израилю побольше детей», — заявил Бецалель Смотрич).

Поэтому они поступают наперекор — и идут в армию. За десять лет их призыв в армию подскочил на 50%.

Юноша, окончивший государственную систему образования, может быть призван только на срочную военную службу в полном объеме. У него есть альтернатива: отложить призыв на год в рамках подготовительной программы для допризывников, но шансы на зачисление невысоки: в прошлом году из 8200 кандидатов было принято менее 3000, а в предыдущие годы соотношение было даже ниже.
С другой стороны, у молодого человека, окончившего государственную религиозную школу есть на выбор четыре варианта.

Первый из них — обычный призыв. Но, согласно пресс-службе ЦАХАЛа, только около 37% выпускников этих школ, закончив учебу, призываются в армию по полной программе (согласно данным Финкельштейна — 47%, откуда такой разрыв — неясно).

Еще один вариант — отсрочить призыв на год в рамках учебы на подготовительной программе для религиозных допризывников. Там, в отличие от программы для светских, всегда избыток мест, и принимают всех желающих. По данным Финкельштейна, таким путем идут 15% выпускников религиозных школ, которые в дальнейшем составляют цвет боевого резерва армии.

Перед молодым человеком, выпускником ХАМАД, есть еще две альтернативы, закрытые для светского юноши. Вместо военной службы поступить на учебу в йешиву — это путь высшей йешивы, то есть в чистом виде ультраортодоксальный путь с возможностью учиться всю жизнь.

Однако обычно большинство из них выбирают тот или иной вариант сокращенной срочной службы. Так, например, и поступил Смотрич, записавшийся в 28 лет на сокращенную службу, на один год и четыре месяца, конечно, небоевую. 9% выпускников ХАМАД выбирают высшую йешиву.

Другой, более известный путь — это путь армейской йешивы («йешиват-эсдер»). 5 лет обучения в йешиве, включая год и пять месяцев военной службы. Согласно данным Финкельштейна, 29% выпускников религиозных школ выбирают армейские йешивы. По данным пресс-службы ЦАХАЛа, туда поступают лишь 20%. Вероятно, разрыв объясняется тем, что по мере прохождения курса часть учащихся отсеивается.

Служба в армейской йешиве — боевая, но в роскошных условиях: меньше полутора лет, и все выпускники йешивы служат вместе.

Для них существует эксклюзивный отдел призыва, который, конечно же, очень внимательно относится к их запросам о месте службы. И у них есть много дополнительных прав, таких как посещение раввина йешивы и возможность диктовать условия службы. Например,  они могут потребовать не служить с девушками, не слушать женского пения (даже при исполнении «ХаТиквы» во время армейских церемоний), а также решать возникающие проблемы через раввина йешивы. Иными словами, раввин занимает более высокую позицию, чем боевой офицер.

Бонус: курс профессиональной подготовки

В целом процент службы в армии у выпускников государственных религиозных школ несколько ниже, чем у выпускников обычной государственной системы образования — 88% в сравнении 93%, — но среди офицеров ситуация обратная. В то время, как выпускники ХАМАД составляют в армии 18%, в офицерском составе их 21%. Среди офицеров пехоты цифра и вовсе поразительная: по данным Финкельштейна, сегодня 35% офицеров пехоты — выпускники государственных религиозных школ.

Это замечательная цифра, и на ее основании религиозные сионисты могут называть себя служащей элитой. Однако и здесь необходимо сделать оговорку: неясно, какая часть религиозных офицеров служит полный срок.

Для офицеров, переходящих на кадровую службу из религиозной йешивы, срок обязательной службы на год-полтора года короче, чем для светского офицера. Иными словами, боевой офицер, выпускник религиозной школы, прослужит в армии три года, а обычный боевой офицер — 4–4,5 года. Даже если позже многие из них решат отказаться от сокращенной службы и служить в качестве кадровых военных, тот факт, что в момент принятия решения они видели впереди гораздо меньше лет службы, безусловно, стимулирует поступление на офицерские курсы.

У службы в рамках армейской йешивы есть еще одна преимущество. В течение почти четырех лет обучения в йешиве, (на которое государство выделяет по 7 тысяч шекелей в год на каждого учащегося), часть программы также включает в себя подготовку к преподавательской работе.

Выпускники армейской йешивы заканчивают курс, имея за плечами год или два обучения специальности преподавателя. Это означает, что для получения академической степени в качестве преподавателя им осталось совсем немного. В этом отношении курс армейской йешивы также является курсом профессиональной подготовки, и его выпускники получают в руки профессию. Это одно из объяснений, почему так высока доля религиозных мужчин, занимающихся преподаванием — 20%, что в десять раз превышает долю светских мужчин.

Нет сомнения, что религиозные граждане в Израиле вносят свой вклад в армию. Но они делают это на привилегированных условиях. В то же время большинство из остальных военнослужащих не обладают правом выбора и не имеют никаких привилегий.

Если бы религиозному обществу пришлось самому содержать армию, женщины, безусловно, тоже были бы вынуждены служить, а мужчины не могли бы выбирать между полной и сокращенной службой в компании своих друзей.

Так что, если светские израильтяне «пойдут к черту», армейские привилегии для религиозных очень скоро закончатся.

/КР:/
Такое впечатление, что религиозные круги Израиля все сразу заболели слабоумием…/

 

Автор: Мейрав Арлозоров источник


63 элементов 9,003 сек.