29.05.2024

Если Нетаниягу не способен принять решение – это придется сделать Ганцу и Айзенкоту

+ +


Это последнее, на данный момент, шоу Нетаниягу оставило тягостное впечатление. Премьер-министр выглядит как политик, глубоко погруженный в предвыборную кампанию.

Но если после 7 октября в его выступлениях сквозили расстерянность и испуг, то теперь он воинственен и высокомерен, особенно в ответах журналистам, которые задают ему более сложные вопросы, чем те, что он привык слышать на 14-м телеканале (представителю которого чудесным образом снова дали задать первый вопрос).

Нетаниягу возражал журналистам и категорически отказался признать какую-либо ошибку со своей стороны или взять на себя ответственность, хотя бы частичную, за провал, из-за которого разгорелась эта война.

Главное, что ощущалось – это понимание, что для него непринятие решений и есть основа политики.

Без того, чтобы вступать в долгие дебаты с прессой, Нетаниягу пообещал долгую войну – как минимум длиной в год. Отказался обсудить ситуацию, при которой ХАМАС потеряет власть в секторе Газа. Избегал упоминать о тяжелом положении заложников и грозящую их жизням опасность. Не коснулся ситуации на Западном берегу, которая становится все более сложной.

Эти слова резко контрастировали с тем, как всего через два часа Гади Айзенкот беседовал с журналисткой Иланой Даян. Личная трагедия его и его семьи, – в начале декабря в Газе погиб его сын, Игаль, — еще более повысило интерес к интервью с бывшим главой генштаба. Он честно рассказывал о своем горе, чем вызывал еще большее сочувствие. Но и из того, что не было личным в его словах, можно немало вынести.

Айзенкот признал, что израильское руководство не говорит стране правды о войне. Отказался сказать, что он лично доверяет Нетаниягу (вместо этого заявил, что доверяет механизму принятия решений в узком кабинете по ведению военных действий). Призвал как можно быстрей провести сделку по освобождению заложников, даже если цена будет тяжела.

И предложил в ближайшие месяцы провести новые выборы.

Мы видим, что на принятие решений в кабинете по ведению войны также влияют политические факторы: Нетаниягу и министр обороны Йоав Галант занимают более жесткую позицию по вопросу продолжения войны и ведению переговоров, несмотря на личные разногласия между ними, из-за которых они практически не разговаривают друг с другом. В последние дни Галант тоже поддерживал требования создать план на «день после» — что Нетаниягу тормозит, опасаясь своих радикально правых партнеров по коалиции.

Галант и Айзенкот тоже не ладят, а вот с Ганцем у министра обороны отношения сложились хорошие. И все три отставных генерала с подозрением смотрят на Нетаниягу. Они недовольны политикой, которую проводит премьер-министр. Обеспечение государственной безопасности – прерогатива Галанта, однако превратит ли он ее в политические шаги, и найдутся ли еще смельчаки среди министров и депутатов «Ликуда»? Пока что кажется, что во всех аспектах политической борьбы премьер-министр более решителен и расчетлив, чем любой из его конкурентов.

Байден прервал личные контакты с Нетаниягу после того, как возмутился его отказом перевести Палестинской администрации принадлежащие ей, но замороженные налоговые сборы.

На прошлой неделе разговор между ними вновь состоялся, поскольку израильское правительство обсудило компромиссный вариант перевода денег через Норвегию. Американская пресса со слов членов американской администрации пишет, что Байден давит, заставляя все-таки согласился на создание Палестинского государства после войны, и что Нетаниягу не отверг это предложение – в отличие от линии, публично проводимой им перед внутриизраильской аудиторией, где он выставляет себя единственным политиком, способным помешать именно такому развитию событий. Канцелярия премьер-министра опубликовала заявление в шаббат (что необычно), в котором говорится, что он по-прежнему выступает против палестинского управления в секторе Газа.

Время, между тем, уходит. Из 136 заложников, удерживаемых в секторе Газа, 25 мертвы – по данным израильской армии. На минувшей неделе было объявлено о гибели двоих: Итая Свирского и Йоси Шараби. Сестра Свирского, Мейрав, указала, что похитители убили его после того, как ЦАХАЛ пошел на штурм в районе, где его удерживали. Из ЦАХАЛа отвечают, что не знали, что заложника держат вблизи от места, которое атаковала армия. Но Мейрав говорит, что было уже несколько подобных случаев, и видимо, ХАМАС дал указание тем, кто охраняет заложников – убивать их, если возникает подозрение, что их попытаются освободить.

По мнению родственников похищенных, силовые действия ЦАХАЛа не приводят к их освобождению, а случай с Ори Магадиш в начале операции был исключением. Вероятно, они усилят протестные акции в ближайшие дни, поскольку им кажется, что время истекает, а предложения, выдвигаемые посредниками – Египтом и Катаром, обсуждаются медленно, несмотря на оптимизм, который по этому поводу спешит выражать американская администрация.

Война на всех фронтах меняет свою форму. В Газе ЦАХАЛ значительно проредил свои силы, за исключением района Хан-Юнеса, и в других районах сосредоточился на точечных операциях против террористов. На севере задача еще более сложная, но ее надо решить, чтобы позволить жителям приграничных населенных пунктов вернуться в свои дома.

Пока что Израиль договорился с США о том, что они еще около трех недель могут пытаться убедить «Хизбаллу» отвести свои силы от границы с Израилем за реку Литани, однако возможно, что на это уйдет больше времени.

Так или иначе, Израиль приближается к точке неизбежного принятия решений, даже если премьер-министр того не хочет и больше сосредоточен на обещаниях будущей победы — когда-нибудь, в отдаленной перспективе.

В отсутствие у него стратегического политического решения принимать его, во многом, придется партнерам по военному кабинету – Ганцу и Айзенкоту.

Амос Харэль Фото: Давид Бахар

4
7


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

62 элементов 0,777 сек.