22.02.2024

Все больше тяжелораненых удается доставить в больницы живыми благодаря умным устройствам, применяемым на поле боя

+


Это случилось мгновенно. Минометная мина упала возле одного из подразделений, ранив бойца в шею осколками, что вызвало сильное кровотечение. Жизнь раненого была на волоске. На бригадный эвакопункт он поступил в состоянии глубокого опасного шока, поражающего все системы организма.

Врач эвакопункта ввел раненому плазму с факторами свертывания крови и сделал переливание крови. Еще одну порцию крови боец получил во время эвакуации на вертолете. Когда раненый прибыл в больницу, врачи ушили поврежденную артерию и спасли ему жизнь.

В этой истории нет ничего исключительного. Все больше раненых остаются в живых после травм, ранее считавшихся несовместимыми с жизнью. Это происходит и потому, что группа опытных ведущих врачей находится неподалеку от поля боя, а также в связи с новшествами, внедренными медицинской службой ЦАХАЛа.
"Процент тяжелораненых, доставляемых в больницы живыми, сейчас очень высок", – поясняет командир отдела полевой медицины ЦАХАЛа д-р Офер Альмог.

►Врачи под огнем

Борьба за жизнь раненых начинается задолго до того, как они попадают в шоковые кабинеты больниц. Этой борьбой занимаются военные фельдшеры, парамедики и врачи, иногда под сильным огнем. В секторе Газы находятся более 500 старших врачей и парамедиков, которые продвигаются вслед за армией и оказывают помощь раненым, иногда с риском для собственной жизни.
По правилам, фельдшер должен прибыть к раненому в течение 2 минут с момента ранения, но на практике так получается не всегда. В среднем в течение 10 минут раненым должен заняться более квалифицированный медик, применяющий продвинутые методы лечения.

"Спасение жизни под огнем требует от медиков хладнокровия, умения отключиться от происходящего и проявить максимальный профессионализм. В этом суть подготовки военных медиков, которые приучаются в таких случаях работать на автомате, – говорит начальник медслужбы бригады "Гивати" капитан д-р Рами Шейх. – Для нас главный побудительный мотив – это ценность человеческой жизни. Наши люди бегут к раненым, даже если вокруг взрываются мины, рискуя собственной жизнью".

Когда речь идет о тяжелораненых, истекающих кровью бойцах в глубоком шоке, чьей жизни угрожает непосредственная опасность и важна каждая минута, то любое средство, позволяющее оказать им помощь на месте, определяет разницу между жизнью и смертью.

Именно поэтому ЦАХАЛ вкладывает немалые средства в приобретение современного медицинского инвентаря, повышающего шансы раненых на выживание. "Мы проводим испытания множества устройств, – рассказывает подполковник Альмог. – Выбранные нами гаджеты и инструменты мы используем на местности, лишь удостоверившись, что они лучше всего отвечают требованиям различных военных ситуаций".

►Переливание крови

Большинство травм на поле боя происходит из-за осколков и взрывной волны, а главный фактор смертности – кровотечения. Значительная кровопотеря вызывает падение артериального давления и шок, при этом развивается недостаточность жизненно важных систем организма.

5 лет назад медслужба ЦАХАЛа впервые внедрила в полевых условиях переливание цельной крови, а не ее компонентов. Нынешняя война – первая, в которой этот метод стал применяться в больших объемах, что существенно улучшило результаты оказания помощи раненым. С начала войны были перелиты сотни порций крови тяжелораненым вблизи поля боя.

"Кровь – это средство реанимации, практически совпадающее с тем, чего раненый лишился, – поясняет д-р Альмог. – С помощью переливания крови мы восстанавливаем ее нормальный объем, а факторы свертывания помогают остановить кровотечение. Кроме того, донорская кровь содержит эритроциты, переносящие кислород, что предотвращает развитие недостаточности разных систем".

В каждом бригадном эвакопункте, где находятся старшие врачи, держат запас крови для переливания. "Ее хранят в специальных холодильниках, а на местность доставляют в особых термосах, поддерживающих температуру +4 градуса в течение нескольких суток.

У нас есть новые активные термосы, используемые впервые, где охлаждение осуществляется при помощи химической реакции. Это позволяет продлить срок хранения крови в полевых условиях до 3-6 суток. Мы можем оказать эту жизненно важную помощь практически на месте ранения солдата, о чем несколько лет назад можно было только мечтать".

Но переливание крови может давать опасные побочные эффекты – например, из-за неполной совместимости чужая кровь может вызывать угрожающие жизни реакции. Поэтому ее переливанием занимаются только старшие врачи и парамедики. "Все они проходят специальное обучение, позволяющее распознать эти побочные эффекты и оказать помощь против них, – говорит д-р Альмог.

– Из-за обстоятельств лечения в полевых условиях мы придаем этим рискам большое значение. Медики также должны разбираться в логистике процесса и поддерживать запас порций крови в холодильниках на местности. Это непросто, но мы справляемся".

►Сухая плазма

Другое средство для борьбы с массивными кровотечениями во время боев – это сухая плазма. Это жидкая часть крови, содержащая белки и факторы свертывания. Она поступает в виде порошка во флаконах. Парамедик или врач разводит порошок физраствором и вводит плазму внутривенно раненому. В ходе нынешней войны в полевых условиях применили 90 доз сухой плазмы.

"Это очень эффективное средство, каждый старший медик имеет его при себе в разгрузочном жилете, – рассказывает подполковник д-р Альмог. – Плазма готова к применению без подготовительного этапа разведения. Если есть вблизи доза цельной крови, лучше использовать ее, ибо она содержит все ее элементы. Но с точки зрения логистики плазму применять проще".

Однако на поле боя недостаточно иметь кровь или кровезаменитель, нужен также способ их введения. Когда раненый пребывает в шоке, непросто добраться до его вен (они спадаются). Поэтому иногда переливание производится внутрикостно. Эта процедура сложна даже в шоковом кабинете больницы, а тем более на поле боя под огнем противника. Для этого применяется автоматический пружинный шприц.

Проблема в том, что он одноразовый, а порой для попадания в нужное место требуется несколько попыток.
Поэтому пружинный шприц сменяется гайковертом, подобным тому, при помощи которого на дому собирают модульную мебель. Выбирают подходящую кость, обычно бедренную, приставляют гайковерт к коже и включают его. Он за несколько секунд ввинчивает иглу в кость, что экономит ценное время на поле боя.

Процесс этот не такой болезненный, как может показаться. По словам подполковника д-ра Альмога, порой можно ввести местный анестетик, но когда для спасения жизни переливание требуется очень срочно, вопрос боли регулируют позже.

►Миниатюрная камера

Борьба с эпидемией коронавируса позволила внести в полевую медицину еще одно важное новшество. Оно спасает жизнь, когда больной не может дышать и ему требуется срочное подключение к аппарату ИВЛ.

Теперь на поле боя используют миниатюрную камеру, которую вводят в носоглотку раненого – это позволяет врачу видеть голосовые связки на экране и точно ввести тубус для ИВЛ. Раньше, чтобы провести тубус между голосовыми связками в трахею, врачу приходилось буквально ложиться на раненого с целью заглянуть ему в гортань.

Даже в больнице процедура интубации требует высокой квалификации, но при проведении ее агонизирующему раненому на местности она становится еще сложнее. Сейчас можно ввести в носоглотку миниатюрную камеру и точно видеть место введения тубуса.

"Сравнительно недавно этим пользовались лишь анестезиологи для подключения больного к ИВЛ, – продолжает рассказ д-р Альмог, сам анестезиолог по профессии. – Благодаря борьбе с ковидом применение этого прибора существенно расширилось, ведь вводить тубус надо было быстро, чтобы сам врач не заразился. Камера позволяет точно ввести тубус из удобной для врача позы".
 

Камера позволяет ввести тубус точно в трахею, а активное одеяло согревает раненого
(Фото: пресс-служба ЦАХАЛа)
После введения тубуса в трахею его подключают к полевому аппарату ИВЛ размером с домашний роутер, разработанный в Израиле местным стартапом совместно с медслужбой ЦАХАЛа.

►Портативный прибор УЗИ

Недавно в армии стали применять портативный прибор УЗИ – после того как сотни таких устройств были переданы войсковой медицинской службе с началом войны. УЗИ помогает выявить внутреннее кровотечение. "До недавнего времени УЗИ можно было делать только после доставки раненого в больницу, – говорит д-р Альмог. – Сейчас прибор попал в распоряжение медиков батальонного звена, а в будущем его использование будет расширено".

►Активные одеяла

Другая проблема на поле боя – профилактика переохлаждения раненых. При ранении температура тела падает, что замедляет свертывание крови и мешает остановке кровотечений. Раненых в секторе Газы согревают активными одеялами. Они содержат вещества, которые при встряхивании взаимодействуют и хорошо разогреваются. Их кладут поверх обычных одеял из металлизированной пленки, обладающих теплоизоляционными свойствами.

Подогревают перед употреблением и те жидкости, которые вводятся внутривенно. "Если раньше приходилось импровизировать для подогрева, – вспоминает д-р Альмог, – то сейчас после извлечения из термоса, где они хранятся при температуре +4 градуса, их разогревают в небольшой грелке, которая есть в каждом батальоне. После подключения такого одеяла оно нагревает кровь до температуры 38 градусов".

►Намербуланс

Все эти устройства установили впервые в БТР "Намер" – бронированном транспортном средстве, которое после переоборудования в машину эвакуации раненых назвали "намербуланс".

"Мы готовились к этому еще до войны, но широкое применение эти новшества нашли после атаки ХАМАСа 7 октября, – заявляет подполковник Альмог. – Мы применяем самые передовые устройства, включая холодильник для донорской крови, в соответствии с потребностями, возникающими на поле боя. В "Намере" есть медицинская бригада, которая может оказывать срочную помощь 1-2 лежачим раненым".

►Планшет вместо бумаг

В последние недели войска получили сотни армейских планшетов, при помощи которых медики регистрируют состояние раненого на каждом этапе оказания помощи. Этот гаджет заменяет старую бумажную форму 101, применявшуюся десятилетиями. Теперь одним нажатием кнопки можно отправить сведения в больницу, куда эвакуируют раненого.

"Технология позволяет выдерживать непрерывность лечения", – считает подполковник Альмог.

Следующая задача, по его мнению, это найти способ доставки крови к полю боя без ограничений, связанных с охлаждением и хранением. "Будущее принадлежит искусственным кровезаменителям, – считает он. – К сожалению, промышленность не смогла превратить в порошок другие производные крови, кроме плазмы. Когда мы сможем привозить на поле боя порошок, который при разведении приобретает свойства цельной крови, эффективность помощи  раненым на месте существенно возрастет


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

59 элементов 0,798 сек.