14.07.2024

Министры в ступоре, министерства бездействуют: как госслужбы справляются с вызовами войны

+ +


"Вести" собрали информацию от ведущих обозревателей и предлагают вам перевод их критических материалов, направленных в адрес конкретных министерств.

►Минфин. "Программа поддержки экономики годится лишь для мусорного ящика" Гад Лиор
בצלאל סמוטריץ'

Министр финансов Бецалель Смотрич
(Фото: Шалев Шалом)
Экономические провалы на фоне войны вопиют к небу.

Сотни предприятий, магазинов и компаний оказались в угрожающем положении. Миллионы граждан потеряли крупные суммы из-за утраты доходов и заработка, а также убытков пенсионных касс и инвестиционных фондов.

Сотни тысяч глав семей были призваны в милуим, тысячи людей сидят дома с детьми и не могут ходить на работу. Десятки тысяч отправлены работодателями в неоплачиваемый отпуск (ХАЛАТ) или уволены.

Большинство кафе и ресторанов находятся на грани банкротства.

А что сделало правительство к настоящему моменту? Почти что ничего. Представленная минфином программа в лучшем случае постыдна, а в худшем, по словам руководителей профсоюзов и работников системы соцобеспечения, высказанным на заседании кнессета, годится лишь для отправки в мусорный ящик.

Правительство, прозевавшее прорыв террористов, проваливает и меры по стабилизации экономики.

После трех недель войны предложенная программа не предусматривает полной компенсации предприятиям за резкое падение оборота, выплаты положены только бизнесам, находящимся в считанных километрах от Газы и Ливана. Гражданам страны, столкнувшимся с сильными финансовыми затруднениями, не выделено никаких единоразовых выплат.

В минфине как будто не слышали, что ракеты долетают до Беэр-Шевы и Гуш-Дана и что 10% взрослого населения призвано в армию.

Единственная утвержденная выплата равна 1000 шекелей в день на человека для эвакуированных из прилегающих к сектору Газы районов, но не более 5000 шекелей на семью, даже если она состоит из 8 душ.

А ведь большинство эвакуированных не смогли ничего взять с собой. Этих денег не хватит на одежду, средства гигиены и игрушки для перепуганных детей.
А часть эвакуированных уже получили сообщения, что оплата государством их размещения в гостиницах истекла. Куда им идти? У правительства нет ответов

Минфин решил: кому положены компенсации государства за войну, а кому – нет

Лишь Банк Израиля правильно понял ситуацию и распорядился, чтобы коммерческие банки предоставили льготы клиентам, но последние не поспешили пойти навстречу всем, кроме жителей Отеф-Аза. А главный абсурд в том, что когда житель кибуца Беэри вернулся туда, чтобы отдать поврежденную, но подлежащую ремонту машину в починку, то тут же получил выговор от оценщика из Налогового управления. "Зачем вы переместили машину с места? – спросили его. – Теперь мы не сможем вам заплатить". Сами оценщики не получили разрешения посетить Беэри для определения причиненного ущерба.

Финансовая комиссия кнессета в течение двух с половиной недель занималась лишь внутренними перепалками, прерывавшимися плачем эвакуированных и жалобами мэров. Она до середины последней недели так и не утвердила ни одного решения минфина.

Не были поданы законопроекты ни о компенсациях бизнесам, ни о льготах по ссудам под гарантии государства, ни о других необходимых действиях. Кнессет тоже никуда не спешит, ведь случилась всего-навсего война.

►Министерство главы правительства. "На совещаниях обсуждаются пустяки" Итамар Айхнер

יוסי שלי
Гендиректор министерства премьер-министра Йоси Шели
Прошло три недели, но помощь правительства пострадавшим от войны не оказывается должным образом. Хотя в работе ряда ведомств отмечается некоторое улучшение, но ситуация не управляется, не заметна роль руководства, и разные ветви исполнительной власти работают вразнобой.

Если гражданское общество организовалось на славу, то правительство функционирует ни шатко, ни валко.

Волонтерство – это здорово, но хватит уже государству сидеть на нашей шее

Надо прямо сказать: министерства в разной мере приложили усилия, но столкнулись с большим числом трудностей. Хаим Бибас, глава Центра местной власти, так охарактеризовал ситуацию на этой неделе: правительство не функционирует, и большинство министерств не пришли в себя к данному моменту. Министры спрятались в подполье, они просто не понимают, что происходит.

За кулисами раздаются серьезные претензии в адрес гендиректора канцелярии главы правительства Йоси Шели. Он созвал с начала недели несколько форумов генеральных директоров министерств, но обсуждения были пустопорожними, и генеральные директора перестали на них приходить и стали посылать туда своих помощников. "От этих форумов не было толку, создавалось впечатление, что на них обсуждали всякие пустяки и просто мешали работать", – говорят они.

Банкрот, ожидающий ареста, работает координатором в министерстве премьер-министра

Руководящие работники правительства говорят: "Канцелярия главы правительства не функционирует. Шели не прислушивается к мнению гендиректоров. Они не полагаются на него и не воспринимают его всерьез". Они также описывают ситуацию, в которой Шели выезжает на места и отдает распоряжения по поводу дел, в которых не разбирается. Это произошло, например, на базе "Шура", где проводится идентификация погибших, где хранятся 280 неопознанных тел и работают тысяча резервистов и волонтеров.

Шели отказался делегировать полномочия и попытался торпедировать назначение координатора тыла, который согласовал бы работу разных правительственных ведомств и руководил бы социально-экономической деятельностью. В канцелярии утверждают, что возражают против расширения полномочий координатора до таковых фактического гендиректора.

Нетаниягу стал действовать через голову Шели и согласился с требованием Смотрича о назначении на эту должность гендиректора Электрической компании ("Хеврат ха-хашмаль") Меира Шпиглера. Однако Шпиглер, конфликтующий с бюджетным отделом минфина, отказался от предложенной должности.

Со значительной задержкой – через 12 дней после начала войны – Моше Эдри был назначен главной управления "Ткума" по восстановлению населенных пунктов в Отеф-Аза. Эдри, завоевавший репутацию "бульдозера" во время эпидемии ковида, уже занимает "незначительную" должность главы Комиссии по атомной энергии, и теперь ему придется возглавить самое крупное в истории страны мероприятие по восстановлению. До сих пор неясно, как будет работать это управление, его компетенции не определены и не закреплены законами, посему главы местных советов не знают, куда обращаться.

Управлению уже выделен бюджет в размере 1 млрд шекелей, и на этой неделе оно начало их распределять: 51 млн шекелей получат местные советы населенных пунктов Отеф-Аза и мэрия Сдерота. Это слишком мало. Более того, в первую очередь деньги получат населенные пункты на расстоянии 0-4 км от границы с сектором. А населенные пункты, пострадавшие от террористов, но расположенные дальше, вроде кибуца Реим, еще не получили ни копейки.

За кулисами раздаются голоса о том, что населенные пункты не получают ответа от руководства страны и продолжают обращаться в министерства и к филантропам, чтобы раздобыть денег. От управления "Ткума" поступил ответ: "Был передан лишь первичный аванс. Мы поддерживаем тесную связь с местными советами и заботимся о переводах дополнительных авансов".

Большинство госслужащих до сих пор работают из дома. Управляющий госслужбой распорядился 10 дней назад вернуть их в офисы и приступить к обычной работе, но это распоряжение выполнено не было. Если государственные ведомства работают не в полную силу, то это отражается и на нижестоящих инстанциях. В Управлении государственной службы не смогли к настоящему моменту даже сообщить сведения о присутствии служащих на рабочих местах, что лишний раз свидетельствует о царящем бардаке.

Шели же уверен, что все работает как надо. "С первого дня войны я работаю над устранением барьеров и координацией работы правительства, – заявляет он. – Убедился, что все оперативные штабы заработали, выяснил, чего им недостает. Если есть провалы, я вмешиваюсь лично. Я создал передовые оперативные штабы в Эйлате, на Мертвом море и в Тверии, где высока концентрация эвакуированных. Они координируют работу разных ведомств.

Наши представители заседают в них для поиска оптимальных решений.
Утверждение о том, что правительство не функционирует, верно лишь отчасти. Правительству требуется время, чтобы оправиться от удара и оценить масштабы произошедшего. Ни одно государство в мире не смогло бы взять под контроль событие такого размаха.

Вы представляете себе, как сложно создать в Эйлате 5 дополнительных школ? Одновременно я помогаю управлению "Ткума" в получении бюджетов. Мы вмешались и устранили барьер на пути импорта оружия в страну для 650 групп быстрого реагирования (китот-коненут), которые мы создали. Сейчас мы работаем над доставкой гастарбайтеров для сельского хозяйства и строительства. Я удовлетворен решением тех вопросов, которыми мы занимались.

Мое взаимодействие с гендиректорами министерств протекает отлично. Возможно, кому-то я не импонирую, и они злословят за спиной, но я человек окончательных решений. Когда я вмешиваюсь, появляются решения. Я делаю максимум возможного в сложных условиях. Это – происшествие гигантского масштаба. Все ли довольны? Конечно, нет. Но ситуация улучшается по ходу дела".

►Минпрос. "Слишком много надежды на волонтеров, не решены проблемы с садиками" Тамар Трабельси-Хадад

ועידת החינוך
Министр просвещения Йоав Киш
(Фото: Дана Копель)
Минпрос заслуживает похвал: он распределил тысячи компьютеров среди эвакуированных детей и принял решение о переносе экзаменов на аттестат зрелости, чтобы снять напряжение. Было создано два управления по оказанию помощи эвакуированным и пострадавшим от войны, которые возглавили опытные руководительницы.

На следующей неделе откроются школы для эвакуированных детей в районном совете Тамар и Эйлате.
Но через три недели с начала войны в центрах размещения эвакуированных нет еще упорядоченного расписания занятий и не разработаны механизмы работы.

Центры создавались на скорую руку, но упорядочивание их работы идет медленно. Нет регулярной психотерапевтической работы с участием учителей, психологов и специалистов министерства. Эти центры до сих пор полагаются на помощь волонтеров и некоммерческих организаций гражданского общества, хотя их функции должны взять на себя работники системы просвещения.

Медленно происходят и другие виды деятельности: министерство приступило к составлению списка учреждений специального образования и оказанию им помощи, но это делается недостаточно быстро и не в полном объеме. Только на второй неделе войны министерство занялось вопросами яслей и выработало гибкие подходы, позволяющие перевод яслей без убежищ в другие помещения.

До сих пор не найдено решения о компенсации родителям за те дни, когда дети были вынуждены оставаться дома.

Министерство также не располагает сведениями о числе учеников, вернувшихся к посещению школ. Это связано с тем, что директоров школ освободили от обязанности вести учет и сообщать сведения наверх, как это делалось во время эпидемии ковида, но без этих данных трудно принимать управленческие решения во время войны.

►Минтранс. "Транспорт стал работать лучше, но все еще много проблем" Рои Рубинштейн

Министр транспорта Мири Регев
Министр транспорта Мири Регев
(Фото: Юваль Хен)
С широкой улыбкой на лице министр транспорта Мири Регев открыла место отдыха для водителей на шоссе № 6. Можно радоваться тому, что в последние дни министерство заработало лучше, но осталось немало нерешенных вопросов.

Как и другие ведомства, минтранс оказался неготовым к началу войны. В первые дни возникли большие затруднения с частотой движения автобусов по всей стране, что создало проблемы военнослужащим, направлявшимся на свои базы на севере и юге страны. Сейчас эта проблема уже решена, и, несмотря на дефицит водителей, часть которых была призвана в милуим, министерство смогло обеспечить подвозку военнослужащих в соответствии с просьбами Службы тыла. Поезда стали ездить и по субботам с частотой раз в час.

Сотни тысяч израильтян, находившихся за границей и желавших вернуться, столкнулись с немалыми трудностями. На фоне массовой отмены рейсов Регев предпочла не задействовать "золотую" акцию компании El Al, принадлежащую правительству и позволяющую распорядиться о полетах по субботам в условиях чрезвычайного положения. В министерстве заявили, что решение о ее задействовании должен принимать минфин.

Министерство работает, хотя и медленно. Компания "Нетивей-Исраэль" постепенно эвакуировала с шоссе все поврежденные машины в соответствии с требованиями армии, сотрудники министерства прибыли в центры размещения эвакуированных и занялись восстановлением водительских прав и техпаспортов машин, на юге создан передвижной патруль, занимающийся ремонтом дорог, поврежденных вследствие нападения террористов и проезда танков.

►Минздрав. "Коллапс психиатрической помощи, больницы плохо защищены от обстрелов" Адир Янко

אוריאל בוסו שס
Министр здравоохранения Уриэль Бусо
(Фото: Йоав Дудкевич)
Нет никаких сомнений: речь идет о тяжелейшем психологическом кризисе в истории страны. По мнению специалистов, резко выросло число случаев тревожных расстройств и депрессии. Ассоциация педиатров также указывает, что 90% обращений детей в поликлиники вызваны тревожными расстройствами.

Психиатрическая служба столкнулась с этим кризисом, и без того пребывая на грани коллапса. Еще до войны часть директоров психиатрических больниц угрожали отставкой из-за дефицита ставок, врачей и психотерапевтов. Больничные кассы постоянно страдают от тяжкого дефицита психологов и психиатров.

С начала войны минздрав расширил деятельность центров психического здоровья (мерказ ха-хосен) и выделил до конца 2023 года 30 млн шекелей для оплаты труда специалистов, но спрос оказался выше предложения. К тому же эта добавка действует только во время войны, а ее последствия будут ощущаться в беспрецедентных масштабах и после ее завершения.

Стоит проблема и укрепления зданий больниц. После многих лет обещаний и несмотря на явную в этом необходимость, две крупные больницы юга – "Барзилай" в Ашкелоне и "Сорока" в Беэр-Шеве – не укреплены в полной мере. В больнице "Каплан" в Реховоте, который также подвергается обстрелам, лишь несколько десятков коек находятся в защищенных местах и лишь 5 операционных могут работать под обстрелом. Расширение дальности полета ракет ограничит возможность работы и других больниц.

►Минсельхоз. "Иностранные рабочие бегут из Израиля, урожай погибнет" Илана Куриэль

כנס INSS באוניברסיטת תל אביב
Министр сельского хозяйства Ави Дихтер
(Фото: Моти Кимхи)
Фермеры и кибуцники, чьи хозяйства пострадали 7 октября, с тревогой смотрят в будущее.
"Мы на грани краха, – говорит один из фермеров, выращивающий салат-латук (хаса), капусту и специи. – 7 октября утром я стоял у ворот и отстреливался от террористов. Мы охраняли ворота до утра воскресенья. После этого я выехал в поля со своими работниками, причем некоторые отказались. С тех пор мы пытаемся восстановить хозяйство, но безуспешно. Нам помогают волонтеры, но им недостает профессионализма".

У этого фермера есть 20 работников. Осталось только 10. Двое собираются вернуться в Таиланд. "Почему не решают проблему? Мы такие же заложники войны, а мне не к кому обращаться в минсельхозе. Мы истекаем кровью, но просить о помощи некого", – говорит он.

Амир Адлер из кибуца Нахаль-Оз выращивает бананы и авокадо. До 7 октября у него работали 23 таиландца. "Сейчас не осталось ни одного. Нахаль-Оз живет за счет сельского хозяйства. Плантации на месте, поля вспаханы. Коров доят только раз в день. Но все это находится в закрытой военной зоне, и неизвестно, когда откроют туда доступ", – рассказывает Амир.

Раздутое правительство стало преступно опасным для граждан во время войны

По данным минсельхоза, из Израиля уже уехали 2000 гастарбайтеров. Министерство выделяет поддерживающие выплаты в размере 2000 шекелей в месяц, но получают их лишь жители населенных пунктов Отеф-Аза, а гастарбайтеры бегут отовсюду.

Министр Ави Дихтер установил контакты с несколькими странами, чтобы привезти работников оттуда, сообщает министерство. Но на месте не могут ждать результатов дипломатических переговоров. Можно привезти достаточно рентабельных сельскохозяйственных работников, не нарушая соглашений с разными странами.

►Министерство нацбезопасности. "Полицейские не обучены вести бой с террористами" Меир Турджеман

איתמר בן גביר בשדרות
Министр Итамар Бен-Гвир
(Фото: Алекс Коломойский)
Полицию в последние годы сознательно держали на голодном пайке, причинив немалый ущерб имиджу полицейских. Полиции не хватает ресурсов, бюджетных средств и кадров. Подготовка 30.000 полицейских сокращена, и они хуже оснащены средствами ведения боя, чем военные.

7 октября десятки полицейских мужественно сражались с террористами и защищали гражданское население. Но и тут концепция рухнула. До вторжения террористов ведение боя не входило в обязанности классического полицейского. В отделениях полиции, особенно на периферии – в Сдероте, Офакиме и других местах на юге страны, было мало полицейских и патрульных машин. Перед ними стояла задача борьбы с преступностью, а не с врагами страны. В полиции наших дней лишь бойцы пограничной стражи, подразделения внутренней безопасности ЛАБТАП и тактического подразделения ЯСАМ по своим возможностям реагирования сопоставимы с бойцами ЦАХАЛа.

Вооружение полиции не годилось для боя, а другого оружия у них не было. Против террористов, вооруженных противотанковыми ракетами, пулеметами, гранатами и минами, им приходилось воевать одним пистолетом с 2 магазинами – основным и запасным (последний – в лучшем случае).

"Теперь все пересмотрят, – сказал высокопоставленный офицер. – Полицейский будет на курсах получать также подготовку бойца. Важно, чтобы каждый полицейский – патрульный, канцелярист, следователь или оперативник – обладал боевыми навыками на случай необходимости".

Подробности на иврите читайте здесь

Перевод: Даниэль Штайсслингер
 


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

63 элементов 1,252 сек.