21.07.2024

Государство – это мы

+ +


Что ж, мы согласны. Но нам хочется, чтобы правительство тоже нас поддерживало в эти трудные дни. Мы – народ, общество, в конце концов, налогоплательщики – имеем на это право.

Мы не просим предавать гласности секретные решения, которые принимались на заседании чрезвычайного кабинета – первом на девятый день войны. Но когда с высокой трибуны объявляют о предстоящем уничтожении ХАМАСа, хотелось бы понимать, что стоит за этими словами, ведь уничтожать террористов будут наши дети, внуки, братья – военнослужащие ЦАХАЛа. На сколько времени рассчитана наземная операция, будет ли Газа оккупирована полностью, частично, временно, навсегда? Как будет решаться вопрос с хамасовскими активистами на Западном берегу?  Говорят, этой информации нет даже у президента США Байдена, но ему легче, у него нет родных и друзей в армии Израиля…

Мы бы еще поняли, если бы наше руководство мало говорило, но много делало. Понятно, что тем, кто ведет войну, не до инструкций и релизов. Но чем конкретно занято правительство? Прошла неделя, прежде чем был сформирован чрезвычайный кабинет. Только на шестой день массированных обстрелов началась организованная эвакуация жителей из Сдерота. До этого люди уезжали сами или с помощью волонтеров, в те районы и города, где другие граждане предоставляли им крышу над головой.

Точно так же бегут сейчас жители Ашкелона и Севера – своим ходом и за свой счет. Хорошо, если кто-то поселится у знакомых или просто сердобольных людей, или щедрые владельцы гостиниц приютят их бесплатно. Те, у кого нет такой возможности, остаются под огнем. На самом деле, эти города и поселки нужно срочно эвакуировать, и делать это должно государство – финансировать переезд, выплачивать пособия, обеспечивать жильем. Только, пока раскачается наша бюрократия, война уже закончится. Это мы хорошо знаем на примере Второй Ливанской. Другие страны принимают беженцев-иностранцев более ответственно, чем мы помогаем своим.

Только на восьмой день войны Нетаниягу встретился с военнослужащими – с теми, кому предстоит освободить Израиль от угрозы терроризма. Неизвестно, догадался ли он привезти этим ребятам хотя бы пачку печенья. Конечно, они не голодают, просто это принято в Израиле: угощать солдат, демонстрировать заботу о них. Кстати, все, кто мог и хотел, успели побывать у военных намного раньше, например, знаменитый режиссер Тарантино, который совсем не израильтянин, а просто человек с сердцем и совестью.

Нетаниягу не был ни на одних похоронах, ни на одной «шиве». Лишь на девятый день он нашел время поговорить с родственниками похищенных граждан, но встреча прошла практически впустую. Ноль информации, лишь заверение, что спасение заложников является одной из целей операции (а разве могло быть иначе)? Обезумевшие от горя люди так и не получили ответа, что с их родными; судьбой заложников занимаются руководители других стран и международные организации.

А где наше государство? Где правительство? Ведь это оно в первую очередь несет ответственность за всех погибших и взятых в плен, но делает все, чтобы в этом не признаваться. Где его извинения, раскаяние и обещания вернуть живыми всех, кого можно? Где, наконец, нормальное человеческое сочувствие, для проявления которого нужно совсем не много – ободряющее слово вместо лозунгов и домашнее печенье? Ответа нет. Политические лидеры предпочитают делить кабинеты и защищаться от критики и неудобных вопросов трескучими фразами.

Это наплевательство даже хуже, чем провал, который привел к катастрофе 7 октября. Тогда сохранялась иллюзия мирной жизни и безопасности, которая способствуетобщей расслабленности, хоть и не извиняет ее. Сегодня нет никаких иллюзий – идет война, люди проводят ночи в убежищах и погибают от обстрелов, ЦАХАЛ готовится к опасной операции, из которой вернутся не все. Но в нашем политическом руководстве ничего не изменилось. Что еще, более страшное, должно произойти, чтобы там наверху проснулись?

Тем временем волонтеры собирают для солдат не только сладости, но и трусы, носки, перчатки, балаклавы – то, чего не хватает на складах лучшей армии региона. Люди делятся в соцсетях новостями и полезными сведениями, публикуют фотографии пропавших без вести, защищают свою страну в виртуальных дискуссиях, приходят на похороны и поминки незнакомцев, чтобы поддержать осиротевшие семьи, организуют занятия для детей и взрослых, проводят бесплатные психологические консультации, сдают кровь. Общее горе объединило Израиль, заставило людей забыть о прежних раздорах и протянуть друг другу руки помощи.

Так где же государство? Государство – это мы: волонтеры, армия, доноры, семьи, потерявшие близких. Нам не на кого больше рассчитывать, но мы все можем сами. Мы выиграем эту войну, как выигрывали всегда, а потом уже разберемся, кто в ней виноват.Разумные люди призывают израильтян отложить на потом «иудейские войны», ведь у нас один общий враг. Во время войны нужно сплотиться вокруг своего правительства и поддерживать его, а не критиковать и осуждать.

Что ж, мы согласны. Но нам хочется, чтобы правительство тоже нас поддерживало в эти трудные дни. Мы – народ, общество, в конце концов, налогоплательщики – имеем на это право.

Мы не просим предавать гласности секретные решения, которые принимались на заседании чрезвычайного кабинета – первом на девятый день войны. Но когда с высокой трибуны объявляют о предстоящем уничтожении ХАМАСа, хотелось бы понимать, что стоит за этими словами, ведь уничтожать террористов будут наши дети, внуки, братья – военнослужащие ЦАХАЛа. На сколько времени рассчитана наземная операция, будет ли Газа оккупирована полностью, частично, временно, навсегда? Как будет решаться вопрос с хамасовскими активистами на Западном берегу?  Говорят, этой информации нет даже у президента США Байдена, но ему легче, у него нет родных и друзей в армии Израиля…

Мы бы еще поняли, если бы наше руководство мало говорило, но много делало. Понятно, что тем, кто ведет войну, не до инструкций и релизов. Но чем конкретно занято правительство? Прошла неделя, прежде чем был сформирован чрезвычайный кабинет. Только на шестой день массированных обстрелов началась организованная эвакуация жителей из Сдерота. До этого люди уезжали сами или с помощью волонтеров, в те районы и города, где другие граждане предоставляли им крышу над головой.

Точно так же бегут сейчас жители Ашкелона и Севера – своим ходом и за свой счет. Хорошо, если кто-то поселится у знакомых или просто сердобольных людей, или щедрые владельцы гостиниц приютят их бесплатно. Те, у кого нет такой возможности, остаются под огнем. На самом деле, эти города и поселки нужно срочно эвакуировать, и делать это должно государство – финансировать переезд, выплачивать пособия, обеспечивать жильем. Только, пока раскачается наша бюрократия, война уже закончится. Это мы хорошо знаем на примере Второй Ливанской. Другие страны принимают беженцев-иностранцев более ответственно, чем мы помогаем своим.

Только на восьмой день войны Нетаниягу встретился с военнослужащими – с теми, кому предстоит освободить Израиль от угрозы терроризма. Неизвестно, догадался ли он привезти этим ребятам хотя бы пачку печенья. Конечно, они не голодают, просто это принято в Израиле: угощать солдат, демонстрировать заботу о них. Кстати, все, кто мог и хотел, успели побывать у военных намного раньше, например, знаменитый режиссер Тарантино, который совсем не израильтянин, а просто человек с сердцем и совестью.

Нетаниягу не был ни на одних похоронах, ни на одной «шиве». Лишь на девятый день он нашел время поговорить с родственниками похищенных граждан, но встреча прошла практически впустую. Ноль информации, лишь заверение, что спасение заложников является одной из целей операции (а разве могло быть иначе)? Обезумевшие от горя люди так и не получили ответа, что с их родными; судьбой заложников занимаются руководители других стран и международные организации.

А где наше государство? Где правительство? Ведь это оно в первую очередь несет ответственность за всех погибших и взятых в плен, но делает все, чтобы в этом не признаваться. Где его извинения, раскаяние и обещания вернуть живыми всех, кого можно? Где, наконец, нормальное человеческое сочувствие, для проявления которого нужно совсем не много – ободряющее слово вместо лозунгов и домашнее печенье? Ответа нет. Политические лидеры предпочитают делить кабинеты и защищаться от критики и неудобных вопросов трескучими фразами.

Это наплевательство даже хуже, чем провал, который привел к катастрофе 7 октября. Тогда сохранялась иллюзия мирной жизни и безопасности, которая способствуетобщей расслабленности, хоть и не извиняет ее. Сегодня нет никаких иллюзий – идет война, люди проводят ночи в убежищах и погибают от обстрелов, ЦАХАЛ готовится к опасной операции, из которой вернутся не все. Но в нашем политическом руководстве ничего не изменилось. Что еще, более страшное, должно произойти, чтобы там наверху проснулись?

Тем временем волонтеры собирают для солдат не только сладости, но и трусы, носки, перчатки, балаклавы – то, чего не хватает на складах лучшей армии региона. Люди делятся в соцсетях новостями и полезными сведениями, публикуют фотографии пропавших без вести, защищают свою страну в виртуальных дискуссиях, приходят на похороны и поминки незнакомцев, чтобы поддержать осиротевшие семьи, организуют занятия для детей и взрослых, проводят бесплатные психологические консультации, сдают кровь. Общее горе объединило Израиль, заставило людей забыть о прежних раздорах и протянуть друг другу руки помощи.

Так где же государство? Государство – это мы: волонтеры, армия, доноры, семьи, потерявшие близких. Нам не на кого больше рассчитывать, но мы все можем сами. Мы выиграем эту войну, как выигрывали всегда, а потом уже разберемся, кто в ней виноват.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

62 элементов 1,142 сек.