18.07.2024

…«Лукашенко выставили ультиматум». Вступит ли Беларусь в полномасштабную войну с Украиной?

+ +


Вчера, 10 октября, было объявлено, что Беларусь и Россия развернут «совместную региональную группировку войск Союзного государства». Ее основой станет белорусская армия, заявил Лукашенко.

Заявление встревожило как украинцев, так и многих белорусов: мотивация к войне в белорусском обществе крайне низка. Масла в огонь подлили путанные и эмоциональные заявления Лукашенко на внезапно созванном в тот же день Совете национальной безопасности. Белорусский президент заявил, что «по неофициальным каналам» его якобы предупредили о возможном ударе по Беларуси с территории Украины.

Беларусь была втянута в войну и раньше, но косвенно: она предоставляла России свою территорию для вторжения в Украину. С военных баз на ее территории осуществляли ракетные обстрелы украинских городов. Однако сейчас, возможно, начинается новый этап участия Беларуси в войне.

Как оно может выглядеть и почему Лукашенко пошел на эскалацию, хотя, несмотря на давление Путина, семь месяцев избегал этого? Мы поговорили об этом с белорусским аналитиком, доктором политических наук Павлом Усовым – руководителем Центра политического анализа и прогноза (Варшава).

– Павел, о какой «совместной группировке войск» идет речь? Что это такое?

– Беларусь как партнер России по так называемому Союзному государству на основе существующих соглашений обязана в случае нападения на территорию России включиться в военные действия.

Соответственно, на первом этапе начинается развертывание объединенной группировки войск Союзного государства, состоящей из белорусских и российских вооруженных сил.

Происходящее свидетельствует о том, что Беларусь вступает в так называемую «защиту Союзного государства от внешней агрессии». Оно также косвенно говорит о том (хотя прямо это нигде не было озвучено), что нелегитимное руководство Беларуси де-факто признало нелегитимное же присоединение четырех областей Украины к территории России.

Лукашенко принял решение включить белорусские вооруженные силы в активную фазу противостояния с Украиной. Теперь вопрос в том, по какому сценарию произойдет эскалация конфликта по линии Беларусь – Украина.

Стоит в любом случае ожидать концентрации военных подразделений на границе с Украиной. Это будут совместные российско-белорусские подразделения. Потому что одних вооруженных сил Беларуси не хватит для создания даже какой-то критической напряженности на границе.

– Что представляет из себя белорусская армия? Является ли она значимой угрозой для Украины?

– Сейчас белорусская армия насчитывает 45 тысяч человек. Почти 90% из них – это солдаты срочной службы, у которых нет никакого боевого опыта. Единственной более-менее подготовленной частью армии являются Силы специальных операций. Это 38-я десантно-штурмовая бригада в Бресте, 103-я воздушно-штурмовая бригада в Витебске и другие части. Их суммарная численность – 15 тысяч человек. Но, опять же, от 70-80% от их состава – это солдаты-срочники, не имеющие боевого опыта.

Понятно, что нанести стратегический удар по Украине, наподобие того, что было в феврале, белорусская армия не сможет. У нее нет ресурсов для прорыва фронта или продвижения к Киеву. Нет у нее и возможностей для наступления по второму стратегическому направлению – на Львов. Для этого нужна группировка порядка 50 тысяч человек, причем хорошо оснащенная. Ее ни у России, ни у Беларуси сейчас нет.

Вдоль значительной части границы Украины с Беларусью пролегают Полесские болота. Это естественное укрепление: преодолеть их крайне сложно. С территории Беларуси на территорию Украины ведут лишь две крупные дороги. Прорыв широким фронтом невозможен.

Возможное вступление белорусских военных на территорию Украины в составе колонн приведет к тому, что Украина нанесет по ним удары и уничтожит. Украинская сторона заявляла о том, что может нанести превентивные удары по скоплениям техники.

Единственной формой участия белорусских войск остается создание напряженности на границе. Это могут быть обстрелы приграничной территории на глубину 100-150 километров, разрушение инфраструктуры, создание угроз локальных прорывов, чтобы оттянуть часть военных ресурсов Украины с ключевых направлений – с востока и юга страны, где сейчас идет контрнаступление ВСУ.

– Лукашенко семь месяцев тянул и не вступал войну. Почему сейчас решил вступить? Каким образом царьку удалось его додавить?

– К сентябрю Путин использовал практически все конвенциональные средства войны, но украинцы переломили ситуацию и начали масштабное контрнаступление на востоке и юге страны. В конце концов Путин объявил мобилизацию в России. Беларусь для него является необходимым военно-техническим и людским резервом. То есть ему необходимо было «мобилизировать» и Беларусь для того, чтобы не проиграть в пух и прах.

Понимаете, сейчас ему крайне важно не проиграть катастрофически быстро эту войну. Он хочет заморозить этот конфликт. Отсюда и ядерный шантаж Запада и всего мира – и он уже имеет эффект. Всякие Трампы и Илоны Маски начинают призывать договариваться с Путиным – но это было бы просто самоубийством для Украины.

Путину нужно, чтобы украинское контрнаступление захлебнулось, переросло в позиционное противостояние, которое Киеву просто невыгодно. У Украины нет ресурсов для позиционной войны – ей надо быстро завершить контрнаступательные действия и освободить Херсон. Поэтому Путин подтягивает все ресурсы.

Лукашенко недавно попытался подать слабенькие сигналы белорусской оппозиции и западному миру на тему того, что надо позаботиться о безопасности и независимости Беларуси. Это было буквально за пару дней до решения Москвы провести референдумы на оккупированных территориях.

Однако через два дня его риторика кардинально изменилась, а затем, 26 сентября, он полетел в Сочи. Я думаю, там Путин поставил ему ультиматум: либо он вступает в войну, либо его убирают.

Отсюда это странное молчание после визита. Встреча Путина и Лукашенко в Сочи длилась четыре часа – но после нее стороны не сделали ни одного официального заявления. А на следующей день Лукашенко полетел в Абхазию. Это также было сигналом: он уже полностью идет в фарватере России.

На сегодняшний день в Беларуси существует очень мощная пророссийская группировка в армии и силовых структурах. Она сконцентрирована в так называемом Совете национальной безопасности. Его секретарь – начальник Генштаба белорусской армии Александр Вольфович, русский по происхождению (родился в Казани, учился в Московском высшем военном командном училище. – прим. «Деталей»). В пророссийскую «пятую колонну» входит и Виктор Хренин – министр обороны Беларуси.

Все силовые структуры Беларуси по локоть в крови в белорусских граждан, они более пророссийские, чем даже сам Лукашенко. Потому что они прекрасно понимают, что в случае падения режимов Лукашенко и Путина их ждет в лучшем случае тюрьма, а в худшем – смерть. Поэтому их риторика – тотальное уничтожение всей белорусской оппозиции, а также поддержка в России.

Важно, что в случае внезапного ухода Лукашенко власть по конституции, которую сам же Лукашенко и принял, переходит в руки Совета национальной безопасности. То есть к пророссийской группировке военных, абсолютно лояльной к Путину.

– То есть в стране есть зачатки военной хунты?

– Полувоенное правление, можно так сказать. Сейчас ситуация обострилось. Я считаю, что в Беларуси может быть объявлено военное положение и мобилизация – в какой-то форме.

На днях Лукашенко издал указ, запрещающий повышение цен в стране. Этот шаг обваливает экономику и создает впечатление, что страна переходит на военные рельсы.

– Есть ли те, кто готов сопротивляться или саботировать втягивание Беларуси в войну? Я говорю как о силовом блоке, так и о чиновниках, и об обычных гражданах.

– По разным социологическим опросам, порядка 90% белорусов против активного участия Беларуси в войне. Но при этом около 40% в той или иной мере поддерживают действия России. Это довольно большая часть общества.

Несмотря на неприятие войны, организованного сопротивления внутри Беларуси ждать не стоит – из-за жестких репрессий, проводившихся в течение двух лет начиная с 2020 года.

В стране более 2 тысяч политзаключенных. Любая поддержка Украины, даже символическая, встречает жесткую реакцию властей – аресты, штрафы и сроки.

Да, существует пассивное сопротивление и сопротивление на индивидуальном уровне. Например, весной 2022 года во время вторжения России в Украину отдельные люди и группы пытались осуществлять саботаж на железной дороге. Они старались спровоцировать паралич в перемещении военных составов. Но это сопротивление было очень жестко пресечено и кардинально не нарушило переброску эшелонов – замедлило, но не создало никакой критической угрозы. Да, это приводило к замедлению, но не остановило российское наступление.

(С конца февраля по конец марта диверсии были совершены на многих железнодорожных путях в южных областях Беларуси. «Рельсовые партизаны» выводили из строя релейные шкафы, устройства сигнализации и светофоры. Всего на белорусской железной дороге к началу апреля было совершено более 80 диверсий. В результате в начале марта РЖД временно (согласно источникам в белорусской оппозиции, почти на неделю) прекратила транзит военных эшелонов по территории Беларуси.

На железных дорогах была введена усиленная охрана. В конце мая 2022 года Александр Лукашенко подписал закон, согласно которому попытка совершения теракта будет караться смертной казнью. Именно по статье 289 «Акт терроризма» будут судить в Беларуси задержанных по подозрению в диверсиях на железной дороге – им грозит расстрел. – Прим. «Деталей»).

Павел Усов считает, что эти диверсии были важнее скорее для белорусов, чем для украинцев. Они продемонстрировали, что существует сопротивление режиму Лукашенко – но критической угрозы не создали.

– Сейчас сеть активистов, участвовавших в саботаже, вскрыта. У белорусов, к сожалению, нет материальных ресурсов для того, чтобы организовать массовые диверсии или саботаж.

Если говорить о настроениях – никакого желания воевать с Украиной у белорусских военных нет. В течение последнего полугода из вооруженных сил Беларуси ушли, прервав контракт, многие офицеры. Не желает продолжать контракт младший офицерский состав – сержанты и прапорщики. Они понимают, что война обернется для них пластиковыми мешками, в которых вернут домой их тела.

Идет отток кадров из армии. Уровень мотивации к войне крайне низок. В связи с этим белорусская и российская госпропаганда в последние дни усилила информационно-психологическое воздействие на общество. Она пытается доказать, что Украина якобы осуществляет агрессивные действия против Беларуси. «Не мы развязали войну, а против нас развязали войну» – так пытается представить ситуацию Лукашенко.

Эффективность такой пропаганды – минимальная, потому что доверие к власти в Беларуси – на минимуме.

Кроме того, я думаю, сейчас начнется отток мужского населения из страны – так, как это было в России. Потому что следующим шагом Лукашенко будет ползучая мобилизация.

– Вы думаете, она произойдет?

– Она уже втихую происходит – под названием «инвентаризация». Белорусы получают повестки с требованием прийти в военкомат и отметиться. Пока – якобы только для учета. Они получают форму, проходят какие-то учения.

Открытой мобилизации, как мне кажется, на этом этапе не будет, потому что это вызвало бы массовую панику. Но белорусы уже начинают осознавать ситуацию, так что отток населения будет – если Лукашенко не закроет границы.

Тут есть один нюанс. Я предполагаю, что белорусских военных могут начать отправлять в Россию. Российских солдат будут присылать в Беларусь, чтобы обеспечить функциональность региональной группировки войск и поддерживать порядок – это по сути будет оккупацией. А белорусов будут направлять на восток Украины, в ДНР и ЛНР – не исключаю такой вероятности. Так это делалось в советские времена.

Организованное сопротивление может начаться только тогда, когда в Беларусь начнут приходить гробы с погибшими солдатами в больших количествах. Как только станет известно о массовой гибели белорусских военнослужащих, для Лукашенко наступить очень критичный момент. Но это будут спонтанные протесты. Сейчас в Беларуси нет структур, которые могут организовать масштабные протесты или даже общенациональную забастовку. Этим, конечно, должна заниматься оппозиция, но в ее деятельности есть промахи и пробелы. Прямо сейчас нужно развернуть подготовку к протесту, в первую очередь – к полной остановке национальной экономики.

– В Польше формируется белорусский полк «Погоня», это добровольческое вооруженное формирование, участники которого воюют в рядах ВСУ – но в будущем собираются заняться освобождением Беларуси от режима Лукашенко. В рядах украинской армии уже воюет еще один полк белорусских добровольцев – имени Кастуся Калиновского. Может быть, они смогут изменить ситуацию?

– Если бы эти подразделения – в сумме 2 тысячи человек, вооруженные до зубов и экипированные – действовали внутри Беларуси, конечно, ситуация бы выглядела иначе. Но они же все находятся за рубежом, а не внутри страны.

Ситуация изменится разве что в случае, если по Беларуси будет нанесен массированный ответный удар, и не только белорусские добровольцы, но и ВСУ перейдут в наступление на территорию нашей страны.

Я хочу привести в пример антифашистское сопротивление в той же Германии в годы Второй мировой войны. Да, оно существовало, но оно не изменило ситуацию. На это способно только активное вооруженное подполье. Этого на сегодняшний день в Беларуси нет. И не надо кормить людей в стране и за рубежом сказками. Мы к этому пока что системно не готовы.

«Детали». Фото: Gavriil Grigorov, Sputnik, Kremlin Pool Photo via AP

/КР:/
Два диктатора. Кто кого обманет?/
 

Автор: Дарья Гершберг источник


61 элементов 1,227 сек.