21.04.2024

Новые детали магнитогорской истории

+


Источники телеграм-канала Незыгаря, которые информировали его о террористическом следе в событиях Магитогорска, сообщили ему новую информацию, уточняющую предыдущую:

"…По словам источника, выходцы из Таджикистана, погибшие в Магнитогорске во время проведения спецоперации, были из городов Куляб и Курган-Тюбе.

В настоящее время отрабатываются версии наличия пересекающихся интересов клановой группы – «бадахшанцы» и афганской группы «Северный альянс».

По оперативным данным на севере Афганистана образовалась мощная террористическая группировка -союзник «исламского государства» шиитского толка численностью 12-15 тысяч человек.

Их цель – Таджикистан, захват предприятий из категории «Зарафшан», Рогунской и Нурекской ГЭС, с последующим выходом на Казахстан в район нефтяных месторождений Тенгиз, Жанажол и Кашаган.

Сроки начала войны – неизвестны. Угроза, по словам источника, реальная…"

Версия как минимум любопытна. Здесь есть явное видимое противоречие, которое на самом деле противоречием, конечно, не является. Речь идет о том, что группировка шиитского толка может быть союзником ИГИЛ, который, казалось бы, с шиитами как раз борется – только в путь.

Противоречия нет. Террористический интернационал всегда ситуативен, а уж после тяжелого военного поражения (утрата кормовой территории в Сирии и Ираке – это, безусловно, поражение) любые внешне противоестественные союзы могут иметь место быть.

Кроме того, рекомая шиитская группировка, как ранее сообщал тот же источник, имеет в своем генезисе Партию исламского возрождения Таджикистана. ПИВТ, кстати, в Таджикистане признана террористической. ПИВТ тоже потерпела поражение, так как согласилась сложить оружие и прекратить гражданскую войну в обмен на легализацию и вхождение во власть. 

После чего ее весьма технично из этой власти удалили и маргинализовали. 

Естественно, что далеко не все согласны с произошедшим, но иного выхода, кроме вооруженной борьбы, у них не осталось. 

Нужно, кстати, вспомнить и полковника Гулмурода Халимова, который не от хорошей жизни примкнул к ИГИЛ, а лишь после того, как (по его словам) осознал, что таджикская власть абсолютно антинародна, а Халимов, как назло, сохранял в отношении власти иллюзии, что она все-таки иногда о народе должна заботиться.
 

Еще один нюанс, без которого не обойтись: генезис ИГИЛ – это сплав джихадистского подполья Ирака и свергнутых баасистов, большая часть которых к исламу даже в рядах ИГ относилась, мягко говоря, без должного почтения. 

Один из ключевых отцов-основателей ИГИЛ Хаджи Бакр вызывал у коллег-джихадистов нескрываемое раздражение своим показным равнодушием к обрядовой части, его с большим трудом удалось убедить хотя бы отпустить положенную правоверному воину ислама бороду. 

В общем, ожидать от реального, а не киношного, ИГИЛ безусловного исполнения всех идеологических установок в ущерб эффективности и результату точно не приходится. Эти ребята признают лишь один критерий успеха – результат. И если для достижения цели потребуется брататься с шиитами – то в чем, собственно, сложность? 

Радикальные, к примеру, братья-мусульмане из ХАМАС прекрасно живут на катарские и иранские гранты и совершенно не рефлексируют по этому поводу.

Пока о событиях в Магнитогорске понятно одно: реальность и официальная версия слишком противоречат друг другу, чтобы относиться к публично заявленной причине взрыва серьезно. 

Поэтому никакие иные версии, в том числе и террористические, исключать нельзя. Другой вопрос, кто стоит за терактом в качестве организатора и заказчика, но в любом случае, даже если речь идет о каких-то сугубо местных делах, воспользовались они явно публикой, которая к терроризму имеет непосредственное отношение. 

Потому и пристрелили исполнителей, чтобы обрубить концы. А раз есть террористы, то неизбежно возникает вопрос – а кто они такие. Версия о таджикском подполье ничем не хуже, чем любая другая, тем более, что других и нет.
 

Почему террористы из ПИВТ (а если точнее – то из созданного конгломерата) внедряются в российскую действительность? Логика вполне наличествует – в случае начала войны в Таджикистане с перспективой выхода в Казахстан Кремль будет вынужден вписываться в эту войну, так как угрозу с юга Россия в принципе парировать не в состоянии – эту угрозу нужно сдерживать за пределами среднеазиатских республик, иначе катастрофа. 

Террористические ячейки в России в таком случае – это угроза запуска сценария диверсионной войны в тылу вероятного противника с целью вынудить его капитулировать. Как раз здесь все вполне разумно и рационально и очень похоже на все предыдущие сценарии ИГ, умеющего воевать в такую войну. 

А если учесть, что выходцев из Вахшской долины, Курган-Тюбе, Куляба, Худжанда в России предостаточно, то база у радикального подполья такой организации уже существует. 

Скорее всего, часть таких ячеек под надзором и контролем (отсюда и возможность использования этих людей для текущих задач, как в Магнитогорске), но понятно, что всех взять на карандаш невозможно, тем более, что здесь речь идет об этнической группировке, работа с которыми всегда представляет особую сложность для любой спецслужбы.

В общем, информация выглядит как минимум любопытной, а вообще-то, конечно – тревожной. 

То, что никакой победы на дальних подступах нет и быть не может, понятно – эту историю Путин может продавать до той поры, пока настоящие террористы не объявятся и как всегда – неожиданно. 

Кстати, возможно, и поэтому магнитогорской истории мучительно ищут хоть какое-то объяснение, чтобы не поставить под сомнение политическую установку, что мы терроризм уже победили.


58 элементов 0,654 сек.