26.05.2024

Израиль Как и во времена крестоносцев, мы /ИЗРАИЛЬ/ – передовой форпост Европы на Ближнем Востоке.

+ +


 
     В Англии, в издательстве кембриджского университета, вышло в свет историческое исследование израильского автора – проф. Бени Мориса "The Birth of the Palestimian Refugee Revisited", название которого можно перевести как "Пересмотр, ревизия зарождения проблемы палестинских беженцев".

   Ещё одно исследование этого антисиониста,- могли бы отнестись критики проф. Мориса, к этому труду, если бы отозвались, реагируя лишь на его имя и предыдущую репутацию. А она у него действительно была однозначной – левак, первый израильский историк пост-сионист, для многих – анти-сионист, разоблачитель израильских национальных мифов… и т.д. и т.п… Но когда содержание его нового труда стало известно в Израиле – все, кто прежде видел в нём своего знаменосца, ополчились на него со всей силой, обрушив гнев, разочаровавшихся в кумире. Ибо утверждаемое проф. Бени Морисом ныне – не только полярно противоположно всему тому, что он утверждал последние 20 лет, но и непривычно радикально даже для его, в совсем недавнем прошлом, идеологических противников.

   Для широкой аудитории бывших приверженцев проф. Бени Морица, взгляды высказанные им в его новом труде, стали шоком, особенно после того, как он повторил их в пространном интервью журналисту либеральной газеты "Гаарец" – Ари Шавиту.
   Более того, за свыше 40 лет прожитых мною в Израиле, я не помню ни разу, что бы кто-то столь резко и откровенно говорил так о нашем конфликте с палестинцами. Что же сказал в своей новой книге "инфантерибль" израильских историков? – Ответам на этот вопрос и посвящается сегодняшний выпуск "Страниц истории".  
 
 
   Вы пишете,- обращается к проф. Моррису Ари Шавит, что в апреле-мае 1948 года силам "Хаганы" был отдан оперативный приказ выкорчёвывать арабских крестьян из их деревень, изгонять их оттуда, а сами сёла – разрушать. Но Вы же утверждаете, и то, что в то же время существовало и указание Высшего Арабского Совета об эвакуации женщин, детей и стариков из этих деревень? – Получается, что с одной стороны Вы поддерживаете аргументацию палестинцев, а с другой – сионистского руководства в то время?
  – "Да в моей новой книге есть, например, свидетельство о том, что 31 мая 1948 года командующий Северным военным округом – Моше Кармель разослал в армейские части письменное указание: ускорить изгнание арабского населения. И сделал он это сразу же после посещения штаба Северного округа в Назарете Бен-Гурионом. У меня нет никакого сомнения,- замечает Бени Морис, что приказ отдал Бен-Гурион. Точно также, как это было и после приказа Ицхака Рабина о выселении арабов из Лода. И тогда это произошло сразу же после посещения его штаба Бен-Гурионом".

  – Значит ли это по-Вашему, что Бен-Гурион лично ответственен за направленную и систематическую политику массового изгнания арабов?
  – "Конечно,- отвечает проф. Бени Морис. Уже с апреля 1948 года трансфер висел в воздухе. Нет письменных свидетельств Бен-Гуриона, но атмосфера этого – была. Всё руководство Израиля понимало о чём идёт речь. Бен-Гурион был за трансфер арабов, поскольку понял, что не может выжить еврейское государство с огромным и растущим арабским меньшинством в нём. И Бен-Гурион был прав! Если бы он не сделал этого – еврейское государство не возникло бы. Без изгнания палестинцев не было бы Израиля".

   – Значит Вы всё это оправдываете?
   -"Я не оправдываю убийств и насилий – это военные преступления. Но в определённых условиях трансфер – не военное преступление. Нельзя поджарить яичницу не разбив яйца. Ты должен запачкать руки. Людей намеривающихся тебя убить, ты должен – упредить. Общество, намеривающееся уничтожить твой народ – должно быть сокрушено.Если выбор – между тем, что тебя убьют, или убьёшь ты, предпочтительнее – остаться в живых".
  – Но когда Вы видите колонну из 50000 изгнанников, покидающих Лод, – Вы это оправдываете?
  – "Без этого мы не победили бы в войне, и не было бы у нас государства".
  – Но это же трансфер. У Вас нет слов нравственного осуждения трансфера? – Это же этническая чистка.
   – "Бывают в истории моменты, когда этническая чистка – оправдана. Когда выбор – между геноцидом, геноцидом твоего народа, или этнической чисткой, – я выбираю трансфер", – говорит проф.Морис.

  – И это было в 1948 году?
  – "Да, именно такова была ситуация. Без трансфера 700000 арабов не было бы Израиля. Именно поэтому их надо было изгнать. Очистить деревни, откуда они стреляли по нашим поселениям и колоннам на дорогах…"  
  – Это ужасно – "очистить".
  – "Да, это звучит неприятно. Но если правомочно было создавать здесь еврейское государство, то у нас не было другого выхода. Невозможно было оставлять здесь 5-ю колонну. После того, как палестинцы вместе с пятью арабскими государствами напали на нас – у нас не оставалось иного выбора, как изгнать их. Следует помнить и то, что на земном шаре арабы занимают гигантскую территорию и её никто не преподнёс им её в подарок. Они завоевывали её оружием на протяжение поколений, убивая население захваченных стран и принуждая его сменить веру. И вот теперь у арабов 22 государства. А у нас не было ни одного. И поэтому у нас были все причины создать его. И это перевешывает у меня страдания беженцев".

   – С Вами произошла интересная трансформация: Вы начали Ваше исследование, критически относясь к Бен-Гуриону и сионистскому эстаблишменту, а завершаете его – солидаризируясь с ними".
  – "Вы правы. Чем больше я изучал документы той эпохи, тем больше понимал их. Но я не солидаризируюсь с Бен-Гурионом.
     Я считаю,что в 1948 году он допустил яжелейшую, фатальную, историческую ошибку. А ведь он понимал всю опасность демографической проблемы. И тем не менее -оступился, испугался. Если он уже начал изгонять палестинцев – надо было довести дело до конца. Тогда бы он гарантировал стабильность государства Израиль на поколения. Но для этого он должен был очистить всю страну – до Иордана. Тогда бы здесь было тихо и не столь трагично, как сегодня".

  – Ну а что теперь делать?
   – "Если вопрос касается возможностей изгнания палестинцев сегодня из Самарии, Иудеи и Газы и быть может – из Галилеи и "треугольника", то я отвечаю Вам: сегодня – нет. Это было бы и не нравственно, и не реально. Мир не даст нам этого сделать, арабский мир – не даст. И это взорвало бы наше общество изнутри. Но в других условиях – апокалиптических, которые могут создаться через пять-десять лет, это – может случиться. Если мы вдруг подвергнемся всеобщей арабской атаке и в тылу у нас вспыхнет восстание или начнётся партизанская война – трансфер станет реальным. Более того, может быть даже – необходимым. Вообще, израильские арабы – это бомба замедленного действия. Палестинизация превращает их в потенциальную пятую колонну: и демографическую, и военную. Поэтому, если Израиль вновь окажется в ситуации 1948 года, т.е. в условиях физического выживания, то и действовать ему придётся как в 1948 году. Если возникнет угроза существованию Израиля, то и изгнание арабов будет оправданным."

  – Вы что-то очень мрачно видите будущее. Раньше Вы не были таким?
  – "…Да, раньше я голосовал за Аводу и МЕРЕЦ, отказывался служить на территориях – и сидел за это. Но события Кемп Дэвида, когда палестинцы отвергли предложения и Клинтона и Барака – привели к моей переоценке их намерений. Я понял, что палестинцев не устраивает ситуация двух государств для двух народов. Они хотят всё. И Лод, и Акко. И если так, то это означает, что весь "процесс Осло" – был ошибочным и всё мировоззрение израильских сторонников мира – заблуждение. Но Осло – было необходимым. Хотя сегодня уже ясно, что для палестинцев это был способ обмануть нас. Арафат не изменился с тех пор к худшему. Он нас просто обманывал. Он хотел вернуть нас в Европу. Он действительно видил в нас крестоносцев и желал нам того же конца, что был у крестоносцев. Но дело не только в самом Арафате. Вся палестинская элита воспринимает нас так. Именно поэтому палестинцы и не готовы отказаться от права беженцев на возвращение. Ведь именно это право и будет их инструментом разрушения Израиля по частям. Это и позволит им уничтожить еврейское государство, которое палестинцы не готовы терпеть ни на 80%-ти, ни на 30% бывшей британской подмандатной территории. Она им нужна – вся."
  – Ваш прогноз – очень мрачен.
  – "Да. В нашем поколении не будет мира. Не будет решения проблемы. Мы обречены жить, опираясь на оружие, на меч.Именно взрывы смертников  в автобусах помогли мне понять глубину их ненависти к нам. Это ведь не действия одиночек. Они выражают глубинные желания всего палестинского народа. Палестинцы хотят, что бы то, что происходило с автобусами, случилось со всеми нами.

   Мы что, после 2-ой мировой войны взрывали автобусы в Германии? А африканцы, в годы антиколониальной борьбы, взрывали автобусы в Лондоне, Париже или в Брюсселе?"
  – Что Вы хотите сказать, что палестинский террор – результат глубокой внутренней потребности?
  – "Я хочу лишь обратить внимание на глубокую проблему в самом исламе. Речь идёт о разных духовных ценностях. О мире, в котором человеческая жизнь не ценится как на Западе. Миру ислама чужды свобода, демократия, открытость, творческая созидательность. Ислам – это цивилизация, допускающая кровопролитие в среде неверных. Месть занимает центральное место в арабской племенной культуре. Поэтому у смертников нет никаких нравственных комплексов. И поэтому, если у арабских стран будет неконвенциональное оружие – они его применят. Если будет возможность – они готовы и на геноцид. Варварам нужна наша жизнь. Смертники, которых засылало к нам палестинское общество, говорят лучше всего о самом этом обществе. И это общество сегодня – подобно серийному убийце. Это душевно больное общество. И поэтому, пока оно не выздоровеет, пока для него не найденно лекарство,- его следует госпитализировать, посадить в клетку. Что бы оно нас не убивало."

  – Бени Морис,Вы стали правым?
  – "Нет, нет. Я по-прежнему считаю себя левым. Я по-прежнему – за два государства для двух народов. Но я считаю, что единственным выходом из положения может быть только одно – железная стена. То, что когда-то предложил Жаботинский и осуществил Бен-Гурион. Только это."
  – Вы воспринимаете действительность в понятиях Хентигтона?
  – "Я действительно считаю, что речь идёт о столкновениях цивидизаций. Я считаю, что Запад подобен Римской империи в 4-ом – 6-ом веках, которую со всех сторон атакуют варвары."

  – Мусульмане – варвары?
  – "Те их духовные ценности, о которых я говорил – это варварские ценности. Их отношение к демократии, свободе, открытости, – к людям. В этом отношении они – варвары. И весь арабский мир – варварский. Варвары угрожают современному Риму. Правда, Запад – сильнее. Но ему не ясно, как можно отразить эту угрозу. Массовое заполонение и заселение Запада мусульманами создаёт для него опасную внутреннюю угрозу. Так в своё время развалился Рим, который пустил варваров на свою территорию – и рухнул. Я думаю, что Запад – в опасности. И в этом противостоянии цивилизаций, мы, Израиль, – на передовой. Как и во времена крестоносцев, мы – передовой форпост Европы на Ближнем Востоке.


59 элементов 0,779 сек.