21.07.2024

Виктория Токарева: Чтобы обрести спокойствие, надо… постареть

+ +


Елена Петрова Статья из газеты: Аргументы и факты – ПетербургСтрадания – для работы«АиФ-Петербург»: – Вы в родном Петербурге не были давно. Совсем стали москвичкой?- Нет, остаюсь петербурженкой, с этим городом связано столько лет моей жизни! А в самой Москве уже давно не обитаю. У меня дом за городом. Очень не люблю жить на этаже, потому что когда человек вздёрнут на высоту, и он не заземляется, то, мне кажется, в нём накапливаются болезни, неврозы. У меня есть кусок земли с сорока берёзами и сорока ёлками. Есть личный ёж, который выкопал нору. Есть личная птица – она свила гнездо на заборе и прилетает каждый год. Есть собака Фома и кот Кузьма. И родные люди – со мной.А вот что делается за забором – не знаю. Иногда вижу это в передачах Андрея Малахова. И тогда начинаю думать: где он берёт эти рожи? Что у него за люди? Мне отвечают – а это вся Россия такая. Но я не верю.«АиФ-Петербург»: – А во что верите?- В Россию, в которой обязательно рождаются большие таланты. Вот у нас сейчас сильная женская проза – Рубина, Улицкая, Петрушевская. Вообще так хорошо женщины никогда не писали. Жорж Санд по сравнению с ними – караул! Россия – это место, где всегда будет сильная литература и кино.И ещё я верю в людей, люблю их. Россияне сейчас хорошо одеты, лица изменились.Я вижу движение к человеческому облику. А когда встречаюсь с незнакомым человеком, начинаю гадать: какой в нём главный секрет? Нет одинаковых людей, у каждого – свой магический кристалл.«АиФ-Петербург»: – А почему вы не сказали, что верите в любовь?- Когда я была в расцвете лет, писала обо всём, что бывает в этом возрасте. Сейчас называю себя «поздняя Токарева», потому что поняла – помимо любви в жизни есть многое, о чём можно думать и писать. Это преимущество «третьего возраста». Всегда есть повод для радости и даже просто для покоя. Но для этого надо немножко постареть. Так что если вам что-то не нравится – подождите, скоро всё будет хорошо. Хотя Феллини давно сказал, как будто обо мне: «Он воспринимает жизнь не как испытание, а как благо».«АиФ-Петербург»: – И несчастная любовь – благо? Вы сами признавались, что из-за неё однажды даже хотели броситься с балкона.- Я почти всегда писала о любви несчастной, потому что счастливая не поддаётся художественному осмыслению. Счастлив – иди гуляй, это неинтересно. Читателей волнуют бурные чувства. Все психиатрические больницы забиты женщинами, которые пытались покончить с собой на почве несчастной любви. От неё действительно бывают такие страдания, что легче – не жить…Но в несчастьях душа трудится, работает, зреет. Для писателя это необходимо, он не может быть сытым и равнодушным. Я довольна, что хотела выпрыгнуть с балкона, и ещё больше рада, что не сделала этого.«АиФ-Петербург»: – Но вы и сейчас много пишете. Хотя у вас всё хорошо…- Даже лучше писать, когда всё хорошо. Потому что когда всё плохо – ничего нельзя сделать. Потом, когда плохое укладывается, вот тогда начинается творчество. Сейчас я написала книгу, которая называется «Так плохо, как сегодня». Это фраза моей знакомой, которая каждое утро говорила: «Так плохо, как сегодня, мне ещё не было никогда».Дух и плоть«АиФ-Петербург»: – Уже давно в обществе уважают ту женщину, которая «добилась успеха». Вы – из их числа. Семейные обязанности не мешают?- Женщина без семейных обязанностей – она как бы и не женщина. Слабый пол существует, чтобы рожать, кормить, любить ребёнка и служить ему всю жизнь. Если это отвлекает от работы – ничего, можно и отвлечься. Что важнее? Ребёнок или бизнес, политика, новая книга? По мне – так ребёнок. Он живой и тёплый.«АиФ-Петербург»: – А как вы относитесь к тому, что женщины идут на самые невероятные ухищрения, чтобы выглядеть юными до седых волос? – Каждой из нас от природы свойственно хотеть нравиться. Это естественно, и очень редко встречаются женщины, которые к этому не стремятся. Каждый решает проблему по своему выбору. Я смотрю на неё так: каждую весну на улицу выходят 15-летние девочки. Одна красивее другой. И держать женскую конкуренцию с ними невозможно. Потому что век нашего цветения – очень короткий. Бороться со временем и возрастом – всё равно, что ставить табуретку перед паровозом. Но когда я склоняюсь над бумагой и пишу, то нет мне равных! Приятно хорошо работать. Это один из смыслов жизни – делать своё дело достойно.«АиФ-Петербург»: – Можете перечислить другие?- Да, я поняла, в чём смысл жизни с прагматической точки зрения. Мы – часть программы, которая называется «размножение». Молодая женщина красива, она рожает детей. Как кончается период репродукции, природа на такую женщину машет рукой. Старухи уродливы, и – пора освобождать территорию. А то, что я пишу, вся эта романтика – это прекрасная иллюзия, чтобы люди красиво любили и размножались.Мир духа и мир плоти очень похожи. К примеру, влюблённость – это что-то вроде вирусного гриппа с высокой температурой, трясучкой. Но быстро проходит. А любовь – это хроническое тяжёлое заболевание, которое может длиться всю жизнь.«АиФ-Петербург»: – Но ведь любовь – это и есть счастье? – Люди часто желают друг другу «здоровья, успехов в работе и счастья в личной жизни». Это три кита, на которых стоит жизнь. И когда хоть одного не хватает, всё рушится. О здоровье я и не говорю, но когда нет успехов в работе, становится тоскливо. Счастье в личной жизни долго не продолжается, или к нему привыкаешь. Но тот, кто нами занимается свыше, распределил так, что два пункта он даёт, а третий – нет. Всех трёх не бывает. Поэтому если есть здоровье и успехи в работе, то счастья в личной жизни не жди. Его не положили. Каждой женщине чего-то не хватает. Смиритесь! Как у всех, так и у вас.


64 элементов 1,014 сек.