21.04.2024

«То, что солдаты погибли – не наше дело… Они нам не братья»

+


А Исраэль Боним Шрайбер, один из старейшин все той же общины «литваков», сказал, что солдаты ЦАХАЛа подобны уборщикам мусора, и «то, что они погибли – не наше дело… у них нет никакой связи с нами, они нам не братья».

Так что, может быть, двоим этим наглецам нет дела и до похищенных – ведь среди них нет ультраортодоксов, а только «ослы» – светские или религиозные.

Нет уверенности в том, что операция по спасению двух заложников из плена ХАМАСа принесла радость и министру Ицхаку Гольдкнопфу. Это же он — тот самый циник, который несколько дней назад на вопрос о нынешней ситуации ответил: «Кому тут плохо»? Видимо, с самим Гольдкнопфом, мультимиллионером (по данным 12 канала, его состояние оценивается в 450 миллионов шекелей) и гедонистом, все в порядке – ведь никто из его сыновей не служит в армии.

Плохо семьям 609 бойцов ЦАХАЛа, павших в боях. Плохо 2830 раненым, поступившим в больницы. В плохом состоянии те резервисты, чей бизнес развалился, а государство не выделило денег им на помощь. Деньги пошли аврехам, на йешивы и колели, в систему ультраортодоксального образования, субсидирование жилья для «харедим» и ортодоксальным неправительственным организациям («амутот»), которые объясняют, почему им не нужно служить в армии обороны Израиля.

Опрятный, самодовольный, пытающийся голубым шарфиком добавить чуть-чуть личного вкуса и богатства к восточноевропейской одежде 350-летней давности, Гольдкнопф своими словами выразил суть отношения министров кабинета Нетаниягу к текущим проблемам. В беседе с Ишаем Коэном на «Встрече с журналистами» он сказал: «Кому тут плохо? Правительственные министерства работают, есть упорядоченный бюджет.

На следующий день после войны правительство должно пасть?! Какое отношение правительство имеет к войне?!»

Эти слова разлетелись по соцсетям со скоростью лесного пожара. И трудно не возмущаться подобной демонстрацией отстраненности, высокомерия и хамства. Горе нам, что мы дошли до положения, когда такие люди стали управлять страной. Но тех, кто знаком с мировоззрением ультраортодоксов, слова Гольдкнопфа не удивили. Он действительно не понимает.

По его мнению, он – представитель меньшинства, которому грозит исчезновение из-за технического прогресса и секуляризма, из-за попыток светских граждан обратить «харедим» в «свою веру». И в этой связи он всего лишь пытается добыть еще немного лир для садиков, которыми управляет его сын, и еще немного для колелей, и еще немного для учащихся иешив…

Гольдкнопф видит себя, ходящего с двумя помощниками и двумя телефонами, защитником преследуемого меньшинства перед лицом нееврейской бюрократии и тех, кого якобы «раздражает все еврейское». Он переводчик с идиша на иврит. С языка местечка – на израильский.

Евреи не поняли, что он больше не представитель барина и не защитник его интересов – он и есть барин. Ему больше не нужно помогать людям в борьбе с властью – он и есть власть. Он не может понять связь между правительством и войной, в его глазах воюют гои, он об этом знать ничего не знает.

В конечном итоге, вся концепция правых популистов в правящей коалиции зиждется именно на этом разделении: есть правительство — и есть «они». Например, Бен-Гвир, отец и вождь популистов, ни за что не несет ответственности. Не идите к нему с жалобами. Он выходец из маргинальных слоев общества, ему самому еще трудно осознать, что есть такая вещь, как «Государство Израиль», и что он стал одним из его лидеров. Нет сомнений, если провести ему проверку на детекторе лжи и спросить, например, несет ли он ответственность за убийства, продолжающиеся в арабском секторе, он ответит отрицательно, и полиграф покажет, что он вполне искренен!

Из реакции Смотрича на снижение рейтинга Moody’s можно подумать, будто кого-то в мире интересует «праведность пути», которым идет Израиль, или комментарии к недельной главе Торы, которые он там цитирует.

Но суть реакции в следующем: главная причина случившегося – не его управление финансами, а война. В этом он повторил изречение нашего якобы «мистера экономики»: Нетаниягу в субботу ночью заявил, что «понижение рейтинга не связано с экономикой, оно полностью вызвано тем, что мы находимся в состоянии войны».

О, какая прелесть! Может быть, и война началась лишь потому, что Марс сошел с орбиты, столкнулся с Юпитером, и огромные метеориты упали на Землю и все тут разрушили, а Нетаниягу и Смотрич ни при чем? Им просто не повезло, что это случилось в их каденцию, и теперь они делают «все возможное», чтобы свести ущерб к возможному минимуму… Ну, просто не повезло, как пожарному в Нью-Йорке, который назначил свою смену на 11 сентября 2001 года!

Им ни на миг не приходит в головы, что война – это не оправдание, а обвинение.

Война случилась не стихийно, а стала результатом их провалов, неудач и упущений. Война – это они. И они – это война. Они не борцы с экономическим эффектом, вызванным этой войной, они инициаторы этого эффекта.
Правые «интеллектуалы» (надо просить прощения за применение этого термина ко всяким эрезам сегалям, но их уровень знаний в любом случае выше, чем у боазов голанов) дают этому явлению имя: «Глубинное государство». Deep State.

Этакий город в духе Гольдкнопфа и Лицмана, но с ароматом Америки. Их претензии в том, что им не дают править. Правительство не несет ответственности, министры – пленники, попавшие в сети неизвестных и таинственных лиц, которые на своих конференциях составляют «Протоколы старейших чиновников» и разрушают «народное» и «правильное» мировоззрение простого человека.

Фактически, согласно такому подходу, правительство никогда ни за что не будет нести ответственности: все, что удается министрам, происходит вопреки «дипстейт»-у, а все, что не удается, – из-за него. Новые выборы не нужны, но, если будут – бросьте бюллетень так, чтобы помочь придавить «леваков». По этой же причине сколько бы Трамп ни говорил глупостей, поддержка его растет, потому что сторонники предпочитают не слушают его речей, а смотреть на средний палец, показываемый «глубинному государству»: он длинней, чем язык.

Годами ультраортодоксы убеждали, что они армии не нужны, потому что солдат и так достаточно. Сегодня видна глубина этой лжи – когда армия срочно призывает 1300 человек с курсов военной подготовки и военно-религиозных иешив («иешивот эсдер»), требует повысить до 3 лет срок срочной службы, поднять с 46 до 50 лет срок освобождения от резервистской службы и удвоить количество дней в году, которые резервисты будут находиться в строю.

Одни говорят, что ультраортодоксов надо ударить шекелем, чтобы заставить служить, другие предлагают альтернативную, гражданскую службу – плохой вариант, который лишь укрепит неравенство прав и обязанностей, узаконит отклонение от армии. Светские и обладатели вязаных кип продолжат гибнуть в боях, а молодые «харедим» проведут несколько часов в какой-нибудь ультраортодоксальной НПО – и получат права на выплаты и льготы, положенные демобилизованным.

Собственно, ведь и Нетаниягу, нарцисс, не видит себя лидером государства, нет. Он – исторический лидер, а государство – это что-то другое. Оно призвано служить ему, а не наоборот. И он будет списывать все на бюрократию, как будто не возглавляет бюрократическую систему уже 15 лет почти беспрерывно.

Недавно у Нетаниягу, нашего местного «чемберлена», спросили, когда будет принят новый закон о воинской обязанности, который полностью освободит ультраортодоксов от службы в ЦАХАЛе. Он ответил: скоро такой закон пройдет в кнессете. Теперь понятно, почему ультраортодоксы его поддерживают? Они видят в нем подобного себе.

Автор: Нехемия Штрасслер источник
13
4


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

61 элементов 0,770 сек.