04.03.2024

Евреи в тайге

+


Соревнование между Сталиным и Гитлером (а также и Англией, состязавшейся вне «конкурса» – тем, что не дала евреям возможность создать государство в Палестине, хотя мандат Лиги Наций, ею полученный, прямо это предписывал, то есть соревновавшейся с Гитлером и Сталином в еврейском вопросе якобы неучастием) проходило с переменным успехом.

В двадцатые годы В СССР возникла идея создания в Крыму еврейских сельскохозяйственных артелей. И несколько таких артелей – предшественниц колхозов – действительно были созданы. Напомним, что в царской России евреям запрещалось владеть землей и работать на ней. Именно по этой причине еврейские местечки не могли превращаться в деревни. Отсюда же презрительное убеждение в том, что, поскольку евреи не работают на земле, они ленивы вообще.

Поэтому решение создавать еврейские сельскохозяйственные артели, к тому же в Крыму, в котором евреи жили не менее двух тысячелетий, являлось революционным. В противовес этому Сталин решил заселять евреями жуткие земли Биробиджана (название, произошедшее от комбинации эвенкских наименований двух притоков Амура: Биры и Биджана), в которых евреи никогда не жили, и куда в царское время ссылали особо опасных преступников.

В мае 1928 года Президиумом ЦИК СССР было принято постановление о закреплении за КомЗЕТом (комитет по землеустройству еврейских трудящихся) этих смертельных мест «для нужд сплошного заселения трудящимися евреями свободных земель в Приамурской полосе Дальневосточного края».

«В апреле 1928 года начинают прибывать первые переселенцы, всего в течение года прибыло 856 человек. Однако, в связи с тяжёлыми бытовыми условиями и из-за тяжёлого климата этот процесс протекал неравномерно. В первые годы прибыло сравнительно большое число евреев-поселенцев, однако более половины поселенцев, прибывших в 1928-33 гг., покинули область.

Всего за первые шесть лет колонизации прибыло 19 635 евреев, а уехало 11 450, то есть оста­лось только 8185 человек.» Несмотря на абсурдность колонизации комариной тайги евреями – глядя из этого и предшествующего времени но не после Гитлеровских концлагерей – Сталин упорствовал.

В 1931 году статус глухой станции Тихонькой, провозглашенной «Новой Обетованной Землей» (сталинский юмор, который явно недооценен) был повышен до рабочего поселка и она была переименована в Биробиджан. Которому городской статус был присвоен только в 1934 году, а одновременно с этим территория была преобразована в Еврейскую Автономную Область.

По состоянию на 1 января 1932 года население Биробиджана составляло: мужчин — 1216, женщин — 1324. В начале 1930-х гг. около тысячи еврейских иммигрантов прибыло в Биробиджан из-за рубежа: США, Аргентина, Европа, Палестина и другие страны и регионы мира – факт поразительный, говорящий о мощи Сталинской Пропаганды.

К началу 1936 года население Биробиджана (евреев и неевреев суммарно), то есть Обетованной Земли, вместо Палестины объявленной Сталиным в комариной тайге, составляло аж 12 тысяч человек. Таким образом Сталин за много лет до дела Врачей, и прежде чем Гитлер, начал решать еврейский вопрос планируя перенесение ашкеназийских евреев (каковыми в большинстве были не только евреи Европы, но и евреи СССР) на Дальний Восток.

Черта оседлости вместо благодатного климата Белоруссии и Украины переносилась в гиблые болота Сибири. То есть более кардинально, чем царское Правительство когда-либо решалось сделать.

В этот момент в соревнование с Сталиным в решении еврейского вопроса вступает Гитлер. Начав с Хрустальной Ночи и антесимитских законов (согласно которым любой на улице, например, мог ударить еврея и не быть за это наказанным)

В 1940 году, после оккупации Франции, он, совместно с Гиммлером, Геббельсом и другими «вождями райха», планирует переселение Евреев европы на Мадагаскар. По миллиону европейских евреев в год. Место такое же отдаленное от Европы, как Биробиджан от Москвы, но с климатом – надо это признать – не непригодным для жизни, а райским! Что было бы еврейством и миром, пересели Гитлер в самом деле евреев Австрии, Германии, Франции, Польши и других стран на Мадагаскар можно только гадать…

Захват Мадагаскара Америкой (с целью не допустить создания на нем Японской Военной Базы) в 1942 году положил конец Гитлеровской программе заселения Мадагаскара евреями. Ну а окончательное решение еврейского вопроса с помощью газовых камер, расстрелов подобных произошедшему в Бабьем Яру, погромов подобных Львовскому, сжиганию евреев в хатах, сбрасыванию живыми в шахты и всеми другими способами положило конец идеям решения Еврейского Вопроса переселением Гитлером. Но не Сталиным.

После того, как Гитлер был побежден, Сталин продолжил его дело в еврейском вопросе, но гибко, исходя не из принципов гуманизма, а и интересов выживания СССР. Говоря объективно, в то время, как Гитлер евреев уничтожал, Сталин евреев спас. Но не всех, а только полезных евреев. За три месяца с начала войны до взятия Гитлером Киева Сталин мог запросто организовать эвакуацию из Киева не только полезных для Обороны евреев, а всех евреев, что сделало бы Бабий Яр невозможным. Но это сделано не было.

Получение билетов на поезд, идущий на запад без предписания Власти было практически невозможно. Разговоры о гитлеровских погромах включая и Львовский Погром, произошедший сразу после того, как Львов перешел от Сталина к Райху, пресекались как антисоветские и клеветнические, за них наказывали!Таким образом, Сталин являлся соавтором Гитлера в убийстве в Бабьем Яру как бы на заднем плане. Однако от этого не менее союзническим в антисемитском шабаше.

Невидимым и как бы пассивным соавтором убийства двух миллионов советских евреев Гитлером является Сталин. Это не вызывает сомнения. И замалчиваться спустя более полувека, наконец, более не должно.

Во время войны для того, чтобы заручиться поддержкой и деньгами Американских Евреев, Сталин всячески поддерживал миф о процветании евреев в Советском Союзе. После войны во время создания государства Израиль Сталин и все контролируемые им страны голосовали за создание Еврейского Государства в Палестине.

А после начала войны арабских стран после создания Израиля обеспечил через Чехословакию доставку израильтянам вооружений, без которых еврейское государство, скорее всего, погибло бы, едва появившись. Однако, разочаровавшись в Израиле, Сталин начал проводить открыто антисемитскую политику внутри СССР.

Начиная с разгрома Антифашистского Комитета, раскрытия псевдонимов еврейских писателей и объявления советских евреев безродными космополитами. Апогеем Сталинского антисемитского шабаша было Дело врачей. Которое должно было завершиться публичными казнями врачей-убиц на центральных площадях Главных Советских Городов и  высылкой ВСЕХ Советских евреев в непригодные для жизни районы Сибири, среди которых Еврейская Автономная Область должна была стать Первой среди Равных, но не единственной.

Обетованная земля евреев как место высылки для быстрого и мучительного вымирания – коварство, не знающее себе равных. Не в жестокости (тут Гитлера перплюнуть нельзя), а в садизме, хитроумии, бесчеловечности и внечеловечности. Согласно Сталинскому проекту, по дороге в Обетованную Землю на территории СССР в результате организованного «народного гнева» должно было погибнуть не менее половины евреев. Планы, которые можно сравнить только с "Гитлеровской программой решения еврейского вопроса" и сорванные только внезапной смертью (а может быть, и убийством) Вождя.

Таким образом, если рассматривать в масштабах десятилетий, антисемитская программа Сталина и Гитлера проходила с переменным успехом. Вперед в юдофобстве вырывался то один, то другой. План Гитлера переселения евреев Европы на Мадагаскар был несравненно гуманнее, чем Сталинская программа переселения евреев в Еврейскую Автономную Область.

Хотя, само собой разумеется, «окончательное решение еврейского вопроса» по Гитлеру не может переплюнуть никакая жестокость. Однако планировавшийся Сталиным процесс над еврескими врачами-убийцами, за которым должно было последовать выселение на дальний Восток с последующим и одновременным умерщвлением миллионов евреев СССР легко мог поставить "Вождя Прогрессивных Народов" в один ряд с Вождем Арийских Народов.

И еще неизвестно, кто смотрелся бы более ужасающе. Если бы «бы» стало явью.

Книга Виктора Финка, почти забытая и обнаруженная мною случайно при чтениях в русском фонде Публичной Библиотеки во времена Андропова, когда после чтения статей по физике я позволял себе пару часов читать старые книги (при этом ни разу не получив отказа спецхрана, так как мои интересы с представлениями Советской Власти о том, что является антисоветским и чего читать советским людям не следует, не совпадали) является уникальным и блестящим с журналистско-литературной точки зрения свидетельством того, как происходило заселение Биробиджана.

После ее чтения на происходившее открываются, если можно так выразиться, другие глаза. Поэтому мы настоятельно советуем прочитать ее всем, интересующимся российской и еврейской историей.

                               Юрий Магаршак

1 января 2017 год

/КР:/
Что Гитлер и что Сталин – два человеконенавистника, и не важно, кто из них больше или меньше…/

 

 

 

ФИНК Виктор Григорьевич (1888-1973)

Русский писатель (а если точне, русско-еврейский писатель. А если еще точнее, еврейский писатель).  Человек необычной судьбы.

Родился в Одессе, в семье адвоката. В 1906 году окончил коммерческое училище. Учился на юридическом факультете сначала в Одессе, а затем в Париже, где его и застала Первая Мировая война. Ушел волонтером во французскую армию и, как иностранный подданный, был записан в Иностранный легион в числе целой группы находившихся тогда во Франции русских интеллигентов, в том числе и политэмигрантов. Иностранный легион – формирование специфическое по контингенту и по нравам, и русским добровольцам пришлось туго. За бунт несколько из них были расстреляны. Незадолго до революции Виктор Финк вернулся в Россию.

Вероятно, Одесса дает какой-то особый импульс своим обитателям, и многие из них вдруг тянутся к перу или скрипичному смычку, чтобы еще и еще раз прославить свой город. Наверное, ни один провинциальный город необъятной России не может потягаться с Одессой по числу знаменитых писателей и музыкантов. Вероятно, факт рождения Виктора Финка в Одессе также повлиял на выбор будущей профессии, и он, вернувшись на родину, начал писать рассказы и очерки.

Наибольший интерес в творчестве Виктора Финка представляет основанная на жизненных испытаниях самого автора книга из эпохи Первой Мировой войны "Иностранный легион" ("Роман в 13 новеллах", 1935), где талант писателя раскрылся по-настоящему. Сюжетно-заостренные новеллы Финка, напоминающие по манере военные рассказы Мопассана, Доде, ведутся от лица русского солдата-легионера. Страшные, нелепые, жестокие до цинизма эпизоды тыловой, окопной и боевой жизни легиона, описанные Финком, обнажают всю бессмысленность бойни народов. Антимилитаристическое содержание книги не носит, однако, пацифистского оттенка. Автор убедительно показывает нарастание протеста у пестрой, разноязычной массы легионеров, впервые на войне догадавшейся об истинных виновниках мировой бойни. Острота характеристик, драматизм ситуаций сочетаются с тонким лиризмом и юмором.

Роман был сразу же отмечен и критикой, и читателями. Высоко оценивал его А.М. Горький. По словам академика Е.В.Тарле, в нем художественно воплотилась "сила правды о войне". Ученый писал: "Это сильнее и страшнее, чем Ремарк и Барбюс". Историки литературы относят "Иностранный легион" к числу лучших антивоенных романов XX века. Эта книга неоднократно переиздавалась у нас и за рубежом.

«Иностранный легион», написан с такими подробностями окопной правды, что наши ханжеские издатели заставили автора в послевоенных переизданиях книгу переработать. Книга потеряла свой раблезианский дух, а сочный и яркий образ главного героя — легионера по прозвищу Лум-Лума — сильно потускнел. Поэтому читать роман лучше все-таки в первом издании 1935 года. Стоит заметить, что по сравнению с дедовщиной в советской и российской армиях нравы Иностранного легиона, описанные Финком, выглядят даже идиллическими.

Перу В.Г.Финка принадлежат также повести и рассказы, очерки (первыми его книгами были небольшие сборники сатирико-юмористических рассказов, вышедшие в 1926 – 1927 г.г.), роман "Судьба Анри Ламбера" (опубликован в 1942 году), действие в котором происходит во Франции накануне второй мировой войны. Писатель много сил отдавал антифашистской публицистике. В послевоенные годы написал роман «Молдавская рапсодия», выступал с публицистикой, критическими статьями, написал воспоминания о французских писателях, в числе которых был Ромен Роллан, но ничем себя больше не проявил так выразительно, как в «Иностранном легионе» и своих первых рассказах двадцатых годов.

Виктор Григорьевич Финк скончался в Москве в 1973 году. Похоронен на новом Донском кладбище вблизи торца старого колумбарного здания, справа от бывшего главного здания крематория (если стоять спиной к воротам).

Автор: Виктор Финк источник


58 элементов 1,954 сек.