23.07.2024

Бывшая свекровь поступила неожиданно…

+ +


— Представляешь, Нина Павловна не знает, что мы с Аркадием развелись, — сказала Лида. — И сейчас едет сюда.

Лида выключила телефон и испуганно посмотрела на подругу.

— Да ты что?! — воскликнула Белла. — Вот прямо сюда? В эту квартиру?

— В том-то и дело, — Лида нахмурилась. — Она в полной уверенности, что я и её сын до сих пор вместе. Говорит, что по внучкам соскучилась.

— А чего ты так испугалась? Она тебе кто? Никто. Вот и не бойся.

— Ага. Не бойся. Тебе легко говорить. Ты её не знаешь. Это серьёзная женщина. У неё, знаешь, какие связи! Подумает, что я нарочно от неё скрывала. Ещё и заподозрит что-нибудь. Станет мне мстить.

— А она что? Всё это время тебе не звонила и вы не встречались? — удивилась Белла.

— Да мы в ссоре были. Когда она два года назад последний раз приезжала к нам из Питера, мы с ней поругались.

— Из-за Аркадия поругались?

— Не только, — ответила Лида. — Там всё вместе. Нине Павловне много чего не понравилось у нас. И как мы её приняли, и как детей воспитываем, и как… В общем, много всего.

— И?

— Что «и»? Она высказалась. Я тоже ответила. Слово за слово. Вот и поругались. Нина Павловна сказала, что больше знать меня не хочет. И уехала. С тех пор она общалась только с Аркадием.

— А он?

— А что он? Ему это только на руку. Лишний повод обвинить меня в чём-нибудь. Сказал, что если я не уважаю его маму, то и его не люблю. Поэтому у него и на работе всё плохо. И ушёл. Неделю ни слуху ни духу. А затем позвонил, сказал, что у него другая, и нам надо расстаться.

— Получается, Аркадий не сказал матери, что развёлся, — задумчиво произнесла Белла.

— Получается так.

— И не сказал, что забрал у тебя половину квартиры. И что теперь ты с двумя детьми, кошкой и собакой живёшь в коммуналке?

— В том-то и дело. Она думает, что у нас всё хорошо. Сказала, что у неё в Москве срочное дело и неделю она поживёт у нас.

— Где у вас-то?

— Вот здесь, — ответила Лида, оглядывая комнату.

В квартиру позвонили.

— Это она, — испуганно сказала Лида. — Что делать? Как я ей объясню?

— Объяснишь, как есть.

— Она снова меня во всём обвинит. Кричать станет. Я боюсь. Может, не открывать?

— Не открыть — хуже будет. Тогда она точно что-нибудь заподозрит.

В квартиру снова позвонили.

— Открывай, — уверенно сказала Белла. — И не бойся. Пусть кричит. Ты ни в чём не виновата. Если что, я рядом.

Лида открыла дверь.

— Здравствуйте, Нина Павловна, — тихо произнесла она.

— Что так долго не открывала? — грозно спросила Нина Павловна, входя в квартиру и внося с собой два чемодана. — Прятала кого?

— Никого я не прятала, — ответила Лида. — С подругой разговаривала.

— С какой ещё подругой?

В прихожую вышла Белла.

— Здравствуйте, — сказала она. — Я — Белла. Подруга Лиды.

Нина Павловна презрительно посмотрела на Беллу.

— Аркадий на работе? — спросила Нина Павловна у Лиды.

— Наверное, — ответила Лида.

— Что значит «наверное»? Не знаешь, где муж, что ли?

Лида растерянно пожала плечами.

— А он ей не муж! — с вызовом произнесла Белла.

Нина Павловна с интересом посмотрела на Беллу.

— В смысле? — спросила Нина Павловна.

— В прямом, — гордо и смело ответила Белла.

«Всегда мечтала так сказать своей бывшей свекрови, — думала при этом Белла. — Жаль, что со своей не получилось. Так хоть на этой отыграюсь».

— Лида и ваш дорогой сыночек развелись год назад, — язвительно продолжала Белла. — А двухкомнатную квартиру, приобретённую ими в браке, пришлось делить. После чего Аркадий свою половину продал. И таким образом Лида с двумя детьми, кошкой и собакой оказалась в коммуналке. Ещё вопросы есть?

Нина Павловна посмотрела на Лиду.

— Это правда?

— Правда, — ответила Лида. — Развелись прошлой осенью.

— Я не про это. Что квартиру у тебя забрал, правда?

— Правда. Так он имел право. Квартира ведь наша общая. Тем более, у него сейчас уже другая жена.

— Другая жена? — переспросила Нина Павловна.

— Аркадий говорит, что она сейчас ребёнка ждёт. Просил, чтобы я его не напрягала с алиментами. Обещал, что в будущем всё отдаст. У него сейчас с работой проблемы.

— А ты и поверила, — вмешалась в разговор Белла. — Наивная. Ничего твой Аркадий не отдаст. И проблем у него на работе, скорее всего, нет. И никакого ребёнка они не ждут. И вообще, она ему не жена. Только живут вместе. А насчёт ребёнка — это они специально придумали, чтобы тебя разжалобить.

— А почему он мне не сообщил, что развёлся? — задумчиво произнесла Нина Павловна.

— Может быть, расстраивать не хотел? — испуганно предположила Лида.

— Возможно и так, — задумчиво сказала Нина Павловна. — Возможно.

В действительности, сообщать матери о разводе Аркадий не стал по другой причине.

«Пусть думает, что мы с Лидой до сих пор вместе, — рассуждал он. — Так будет выгоднее для меня. Мама ненавидит Лиду, но любит внучек. А благодаря им она поможет мне купить квартиру».

И раз в месяц общаясь с мамой по телефону, Аркадий постоянно жаловался, что им тесно вчетвером в двухкомнатной квартире. Присылал фотографии детей, зная, как мама их любит. Говорил, что у них всё хорошо, но для полного счастья им не хватает большой квартиры.

— Старшая дочка скоро в школу пойдёт, — вздыхая, сообщал он по телефону, — а даже письменный стол негде поставить. Нам бы, конечно, квартиру побольше купить. Да денег нет. Зарплаты не позволяют, а взять негде. До смешного дошло, мама. Девочки даже Деду Морозу письма писали, чтобы он подарил им на Новый Год квартирку. Где-нибудь у метро ВДНХ. Такие смешные. Постоянно о тебе вспоминают. Чуть ли ни каждый день спрашивают: «Как там бабушка? Всё ли у неё в порядке». Но ничего, мама. Ты за нас не волнуйся. Мы справимся. В крайнем случае, дочка будет заниматься на кухне. Правильно? Ничего-ничего. Мы справимся.

Аркадий точно знал, что делал. Он был уверен, что мама их пожалеет.

«Она найдёт выход из положения, — думал Аркадий, — и решит мой квартирный вопрос. А чтобы ей было легче искать, я подскажу ей один вариант».

— Конечно, — продолжал он, — можно было бы, например, продать твою дачу в Комарово. И с помощью этих денег купить четырёхкомнатную квартиру в Москве. Например, у метро Ботанический сад. Я сверялся с ценами. То на то и выходит. Тогда всем бы места хватило. И было бы куда стол письменный поставить для старшей дочки. Потому что у неё тогда была бы своя комната. И у младшей тоже своя комната была бы. Но я не хочу тебя заставлять это делать, мама. Нет-нет. Только не я и только не это. Я ведь знаю, как ты любишь свою дачу.

И вот теперь, приехав из Питера в Москву, Нина Павловна узнала, как оно всё есть на самом деле.

— Понятно, — сказала она. — А девочки где?

— В садике.

— А ты где работаешь?

— Я на удалёнке.

— А соседи кто?

— Соседка. Хорошая женщина. Даже была не против, что у нас кошка и собака. Тоже недавно с мужем рассталась. Она сейчас на работе.

— Хорошая, говоришь, — Нина Павловна усмехнулась. — Ну-ну. Ладно. Пойду я.

Нина Павловна вышла из квартиры.

— Вроде обошлось, — с облегчением сказала Лида, закрывая дверь. — Я боялась, что она кричать начнёт.

Прошло два месяца.

«Что-то я давно маме не звонил, — подумал Аркадий, — надо напомнить ей о своём трудном положении».

— Мама, привет. Ты как? У тебя всё в порядке? Рад за тебя. Говорю, рад, что у тебя всё хорошо. Как у нас? А что у нас. У нас всё по-прежнему. Ютимся вчетвером в двушке. Хорошо, что ты спросила. Я тут одну вещь придумал? А что если нам, действительно, взять и продать эту твою дачу? Как ты предлагала. Помнишь? А?

Что значит, нет дачи? Мама! Как нет? Не пугай меня. Она сгорела? Нет? Слава богу. А что тогда? Уже продала её? А деньги? Потратила? Я не понял. А на что ты их потратила? Купила четырёхкомнатную квартиру? Кому? Детям? Каким ещё детям, мама? Моим? А разве так можно? Они ведь ещё маленькие! Можно? А зачем ты это сделала, мама?

А почему со мной не посоветовалась? Да, я просил. Да, я говорил, что девочкам нужны свои комнаты. Я помню. Но ты могла бы посоветоваться. И купить квартиру мне, а не моим детям. Не посоветовалась, потому что меня дома не было, когда ты приезжала? А когда ты приезжала? Понятно. А квартиру где купила? Метро Алексеевская? Подожди, мама. Что-то у меня в глазах… Вроде как потемнело… Нет-нет. Всё в порядке. Уже всё хорошо. Это я от чувств, мама. Спасибо тебе большое.

Уже на следующий день Аркадий пришёл к Лиде в новую квартиру.

Минут двадцать он молча ходил по квартире, внимательно осматривая её.

«Это всё могло быть моим, — думал он, — и только моим. Если бы не коварство Лидии. И как это ей удалось втереться в доверие к моей маме? В любом случае, ещё не всё потеряно. Я снова на ней женюсь, а затем сделаю всё, чтобы духу её в моей квартире не было. У неё есть своя комната, вот пусть там и живёт».

— Теперь, Лида, — серьёзно сказал Аркадий, когда закончил осмотр квартиры, — после всего, что случилось, мы можем снова быть вместе. Я вижу, что моя мама тебя простила. Иначе, она не купила бы нам эту квартиру.

— Твоя мама купила эту квартиру не нам.

— Как не нам? А кому?

— Нашим девочкам.

— Это одно и то же. И после всего случившегося, ты обязана стать моей женой.

— Обязана?

Аркадий строго посмотрел на Лиду.

— Ты, наверное, не поняла, — произнёс он. — Я не спрашиваю твоего согласия. Просто ставлю тебя перед фактом. Послезавтра встречаемся у нашего ЗАГСа. В 10:00. У фонарного столба. Помнишь? Который у входа справа?

— Помню, конечно. Такое не забывается никогда.

— И очень тебя прошу, Лида, не опаздывай. Ты же знаешь, я этого не люблю.

— Не опоздаю, — ответила Лида.

Конечно же, послезавтра Лида никуда не пришла. Аркадий был в гневе. Позвонил ей. Лида сказала, что забыла. Перенесли подачу заявления на следующий день. Но и на следующий день Лида тоже не пришла.

— Как же так, Лида? — кричал в телефон Аркадий. — Почему опять?

— Ну, извини, — отвечала Лида. — Я и в этот раз забыла.

Подачу заявления снова пришлось перенести, но уже на следующую неделю. И снова Лида обманула ожидания Аркадия. И в назначенное время у фонарного столба справа от входа не появилась. Но Аркадий не сдавался.

Прошло уже полгода, а Аркадий всё ещё во что-то верил и на что-то надеялся. Вот почему по-прежнему назначались всё новые и новые даты. И по-прежнему они успешно переносились на другие дни. И каждый раз в назначенный день Аркадий приходил на место встречи вовремя.

Сотрудники ЗАГСа смотрели на него с восхищением.

— Вот, что значит, настоящая-то любовь! — говорили они друг другу. — Он здесь и в дождь, и в снег. Помните, ураган в Москве был? Деревья с корнями вырывало из земли. Даже в этот день он здесь стоял. А давайте, когда он не сможет сюда приходить, мы ему памятник здесь поставим? А? Как символ настоящей мужской стойкости!

Михаил Лекс

10
1


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

63 элементов 1,156 сек.