13.07.2024

Портрет

+ +


Ее глаза — как два тумана,
Полуулыбка, полуплач,
Ее глаза — как два обмана,
Покрытых мглою неудач.

Соединенье двух загадок,
Полувосторг, полуиспуг,
Безумной нежности припадок,
Предвосхищенье смертных мук.

Когда потемки наступают
И приближается гроза,
Со дна души моей мерцают
Её прекрасные глаза.

(Николай Заболоцкий)

Какие тайны скрывает портрет Струйской художника Федора Рокотова?
Известно…
Известно, что художник Федор Рокотов происходил из крепостных крестьян.

Но менее известно, что право посвятить себя живописи художник буквально заслужил, когда дойдя до чина ротмистра, он получил дворянство и вышел в отставку, чтобы заняться любимым делом. .Портрет Александры Петровны Струйской создан Ф.С.Рокотовым в годы его творческого расцвета. С семейством Струйских у художника установились близкие, дружественные отношения.

В их Пензенском имении Рузаевке, где подолгу гостил художник, были написаны лучшие портреты 1770-х годов.Касаясь самого сокровенного во внутреннем мире человека, Рокотов всегда оставлял что-то недосказанным. И в поэтическом образе Струйской живет тайна, недоговоренность, столь свойственные героям многих портретов художника тех лет.

Но гораздо менее известно, какие чувства он испытал к даме, чей портрет сделал бессмертными их обоих.
Дама, терпеливо и идеально позирующая на самом обсуждаемом и в то же время самом загадочном портрете Рокотова – Александра Петровна Озерова, девушкой 18-ти лет вышла замуж за молодого вдовца, помещика Струйского. Собственно муж и попросил Рокотова написать портрет жены и свой заодно.

Но картина, благодаря которой Рокотов стал великим (правда, после смерти), написана сердцем и выдает самые таинственные чувства и художника и молодой женщины. Картину называют портретом "русской Джоконды".Александра Петровна вышла замуж за Струйского, ей было семнадцать или восемнадцать лет. Вскоре после свадьбы супруги совершили путешествие в Москву, где Николай Ереемевич заказал своему старому доброму приятелю, художнику Рокотову, их фамильные портреты.

lПотомки вспоминали, что у Струйских «везде висели фамильные портреты: в углублении большой гостиной, над диваном, портрет самого Николая Еремеевича, а рядом, тоже в позолоченной раме, портрет Александры Петровны Струйской, тогда еще молодой и красивой. Александра Петровна Струйская пережила своего мужа на 43 года. Он часто бывал вспыльчив, но скорее пoэтически, нежели как самодур.

Его друг И.М. Долгоруков по доброму вспоминал его «со всеми его восторгами и в пиитическом исступлении». Николай Еремеевич создал вокруг своей возлюбленной необычную для того времени атмосферу поклонения, восторга и творчества, духовного тепла и созидания. Oн оставил после себя на многие годы освященный своей любовью воздух усадьбы Рузаевка, где выросли еще многие поколения дворян, сохранив в ней дыхание муз, среди них был поэт А. Полежаев. Александра Петровна подарила мужу восемнадцать сыновей и дочерей, из которых четверо были близнецами и десять умерли в младенчестве.

Что нельзя не заметить?
Посмотрите, когда мы "выводим" из портрета глаза, – они будто выглядывают из западни. Как у Гоголя: "Это были живые, это были человеческие глаза!"

Ее глаза — как два тумана,
Полуулыбка, полуплач,
Ее глаза — как два обмана,
Покрытых мглою неудач. (Николай Заболоцкий)

Заболоцкий замечает тайну во взгляде..Александра Петровна Струйская вдохновляла не только поэтов своего времени. Спустя два столетия после ее смерти, Николай Заболоцкий, вглядываясь в портрет работы знаменитого Рокотова, писал о ней свое известное стихотворение.

Александра Петровна произвела на Рокотова впечатление грандиозное. Тем более писал он ее портрет не меньше месяца – «никогда скорее месяца не рабатывал что-нибудь с натуры».
…И на лице оставил затаенную улыбку.

Красота Струйской таинственная, противоречивая, магнетическая, мерцающая, горделивая, надменная, осознающая свое превосходство, насмешливая, но страдающая.
Поэтому она на портрете как бы в полумгле… Она – женщина-загадка…

Помните у Гоголя: "Дамы требовали, чтобы преимущественно только душа и характер изображались в портретах, чтобы остального иногда вовсе не придерживаться, округлить все углы, облегчить все изъянцы и даже, если можно, избежать их вовсе".

А у Струйской вулкан чувств!
Соединенье двух загадок,
Полувосторг, полуиспуг,
Безумной нежности припадок,
Предвосхищенье смертных мук. (Николай Заболоцкий)

Умышленно или нет, но Рокотов создал противоречие между страдающим выражением лица и величественной позой.
Когда потемки наступают
И приближается гроза,
Со дна души моей мерцают
Её прекрасные глаза.(Николай Заболоцкий)

Ее иссиня-черные глаза. Как будоражили они память художника – только он об этом знал, только он понял ее больше, чем другие, и унес тайну эту с собой в могилу. Посетившая Струйскую в 1836 году Н.А.Тучкова-Огарева пишет о том приятном впечатлении, которое произвела на нее Александра Петровна.

Ей было восемьдесят шесть лет, когда она тихо покинула этот мир. А для нас она так и осталась той прекрасной, в легкой дымке загадки и очарования, немного грустной и едва улыбающейся молодой женщиной с портрета Рокотова. Наверное, это была одна из самых красивых женщин «безумного осьмнадцатого столетия. "

1772, ХОЛСТ, Масло. ГОСУДАРСТВЕННАЯ ТРЕТЬЯКОВСКАЯ ГАЛЕРЕЯ, Москва. Художник Ф. С. Рокотов.


63 элементов 7,699 сек.