04.03.2024

…Яир Лапид – "Вестям": позиция Израиля по Украине может вскоре измениться. Интервью

+


Яир Лапид
(Фото: Дана Копель)

За пять дней до выборов иерусалимская приемная Яира Лапида похожа на гудящий пресс-центр, в котором днюют и, похоже, ночуют корреспонденты всех израильских и многих зарубежных СМИ.

Секретари сбиваются с ног, пытаясь упорядочить этот поток. "Глава правительства примет всех, всем все расскажет", – заверяют они.

Пообщаться с премьер-министром журналисты готовы не только в предвыборные дни. Но именно в предвыборные дни премьер (как, впрочем, и другие политики) особенно расположен к разговору. Журналистам "Вестей" и "Едиот ахронот" было назначено 26 октября. Яир Лапид выглядел бодро. И в офисе премьера-министра выглядел естественно – будто проработал здесь многие годы и уходить не собирается. "Кто там шутил по поводу моих шансов работать в этом кабинете?! – улыбается он. – Ну как? Видите, где я вас принимаю".
С фотографий, установленных на полках огромного книжного шкафа, смотрят супруга и дети премьера. Надолго ли он останется в этом кабинете? С этого вопроса и начинается беседа.
– Этот вопрос нужно задать избирателям. Я верю, что наши шансы лучше, чем у конкурентов. Но зачем задаваться гипотетическими вопросами, если конкретный ответ будет уже через пять дней.
– Однако тем, кто намерен голосовать за вас, наверное, небезразлично, что их кандидат в состоянии сформировать правительство. Но цифры-то не сходятся: 61 мандата у вас нет.
– Не согласен. Избирателей волнуют совершенно иные вопросы. Оставьте математические головоломки политическим комментаторам. Избирателей интересует, кто снизит дороговизну, займется проблемами безопасности, дипломатией, улучшит отношения с американцами или продолжит развивать "Соглашения Авраама". Люди хотят лучше жить – их меньше всего интересуют расклады социологов.
– То есть избирателям все равно, будут ли кандидаты занимать руководящие посты или прозябать в оппозиции…
– Хотите знать, у кого лучше шансы сформировать правительство? Вспомните, кто создал его в последний раз, и посмотрите вокруг – мы беседуем в кабинете премьер-министра. Я умею создавать коалиции, но не обо всем могу и хочу говорить в прессе. Скажу только, что мы беседуем со всеми потенциальными партнерами, содержание большей части этих разговоров – тайное. Когда увидим результаты выборов – поговорим предметно.

יאיר לפיד
Яир Лапид
(Фото: Надав Абас)
от Taboola
Спонсорский контент
Вам понравится
מימוש זכויות מול ביטוח לאומי: מדוע חשוב להיות מלווה על ידי עו…משרד עורכי דין דוד סער
מה זו הקופסא הזאת שהופכת את הטלוויזיה לטלוויזיה חכמה?tvsuperboost.com
Посигналил полицейским: в Ашкелоне на Абрамовича надели наручники
– В правом лагере – железная дисциплина, Биньямин Нетаниягу делает все, чтобы не потерять ни один голос. А в вашем лагере – сплошь разброд и шатания. Согласно опросам, Авода и МЕРЕЦ опустились до четырех мандатов каждая, есть опасения, что они не преодолеют электоральный барьер. Что тогда?

– Прежде всего, я отвергаю претензии, будто Еш атид пытается набрать дополнительные голоса за их счет. Не знаю, кто распускает эти слухи. Я концентрирую все усилия на сомневающихся. Данные говорят о 300.000 израильтян, еще не решивших, за кого голосовать. Из них около 60.000 не знают даже того, за какой из блоков отдать голос. Нас интересуют эти голоса, а не тех, кто собирается поддержать Аводу или МЕРЕЦ. Они кричат "гевалд"? На здоровье, это ведь уже стало устоявшейся политической традицией в канун каждых выборов.
– Депутаты Еш атид говорили, что вы пытаетесь довести результаты выборов до 30:30. То есть увеличить фракцию Еш атид до 30 депутатов, добившись того, чтобы Ликуд тоже спустился до 30. Этот план все еще в силе?
– Нет, наша цель – обеспечить коалицию из 61 депутата и больше. И поверьте – мы еще не исчерпали все резервы. Будут подвижки и в день выборов: не станем забывать, что наши активисты прекрасно работают на местах и традиционно демонстрируют в этот день отличные результаты. Так случится и на этот раз.
– Ахмед Тиби и Айман Уда могут стать вашими партнерами в правительстве?
– Однозначно – нет.
– А поддержать извне?
– Я не знаю, что такое поддержка извне. Не хочу заниматься политическими спекуляциями. Подождем результатов голосования.
– Тот же вопрос в отношении ортодоксов. Готовы ли вы создать правительство с ШАС или Яадут ха-Тора?

– Давайте я вам объясню, как формируют правительство. Прежде всего, формулируют основные принципы и направления работы, а потом приглашаются различные партии, которые решают, могут ли они сосуществовать с этими принципами. Есть вопросы, по которым можно добиться соглашений со всеми. А есть вопросы, которые близки только единомышленникам. Лучший способ привлечь харедим на свою сторону – победить и пригласить в правительство; в оппозиции им прозябать явно надоело. У нас есть свои приоритеты: например, гражданские браки, общественный транспорт по субботам в светских районах и другие. Понятно, что этими принципами мы поступаться не намерены.
– Что, по-вашему, произойдет, если Нетаниягу сумеет получить 61 мандат?
– Зная состав коалиции, которую он предлагает, вывод один: Израиль перестанет быть единственной демократией на Ближнем Востоке.
– Однажды вы сказали, что опасаетесь сценария, при котором Нетаниягу не примет результаты выборов. Что имеется в виду?
– В ЦИК выражают опасения, что в Израиле произойдет то, что уже случалось в других странах, когда один из лагерей не соглашался с результатами выборов…

– Мы говорим о повторении того, что произошло в США на Капитолийском холме?

– Не хочу конкретизировать, но факт: именно в Центризбиркоме первыми заговорили о возможности непринятия результатов голосования. Хорошо, что это прозвучало, потому что лично мне ясно: если лагерь Нетаниягу проиграет, так просто там этого не оставят. Эти ребята не умеют проигрывать достойно.
– А что произойдет, если проиграете вы? Вернетесь на скамью оппозиции?

– Вообще не вопрос, конечно. Я работаю во благо Государства Израиль, во благо будущего наших детей. Мы доказали, что умеем работать. Посмотрите, что мы успели сделать за это время: операция "Рассвет", полевой госпиталь в Украине, историческое соглашение с Ливаном, снятие налогов с 97 видов товаров и привлечение в страну дешевых продуктовых сетей. Не будем забывать и об остановке нового ядерного соглашения с Ираном – всеми этими вещами никто не занимался много лет. А мы пришли – и сделали.
– Но вот парадокс: вы перечисляете все эти достижения, а избиратели приходят на участки и голосуют за другой политический лагерь…
– Я всегда принимаю волю избирателей, это не обсуждается. Но повторю – сегодня я нахожусь в офисе премьера, потому что люди предпочли наш блок.

– Правительство национального единства с участием Еш атид и Ликуда – это вариант?
– Без Нетаниягу – вообще никаких проблем. Ликуд – национально-либеральная партия, как и Еш атид, я буду рад сотрудничать с ними. С Нетаниягу – нет.

– А что по поводу Бецалеля Смотрича и Итамара Бен-Гвира?
– У меня нет с ними ничего общего. Они возглавляют антидемократическую партию, в которой открыто грозят разрушить юридическую систему страны и заодно армию. Голос за Бен-Гвира – это голос против ЦАХАЛа.

– Вы верите этой риторике? Политики много чего говорят и обещают перед выборами…
– Они уже представили свою программу "реформы Верховного суда". И в нагрузку – план разрушения израильской демократии. И я вполне им верю. Человек, дважды обвиненный в поддержке террора, вполне доказал, что в состоянии реализовать и другие свои планы. Надо напоминать, что именно по причине этих двух обвинений Бен-Гвира не взяли на службу в ЦАХАЛ? Он единственный в этом роде депутат кнессета.

– Единственный – и стабильно набирающий более 10 мандатов в опросах. Как вы это объясняете?
– Хороший вопрос. Такие люди ведь есть во всем мире. Политики, эксплуатирующие реальные страхи для преумножения политического капитала. Люди действительно обеспокоены проблемами личной безопасности, и этими вопросами нужно заниматься. Но в каком извращенном мире Бен-Гвир является решением проблемы? Человек, не служивший в армии и бродящий по Шейх-Джараху с пистолетом в руках, подвергая опасности наших бойцов? Есть программа борьбы с насилием в проблематичных районах, разработанная правительством Израиля, она всем известна. Мы начали ее реализацию, продолжим снижать уровень насилия на улицах и после выборов.

►Украинский вопрос
Яир Лапид первым из высшего эшелона израильской власти четко обозначил позицию в отношении российско-украинской войны. Сделал это еще на посту главы МИД. Считается, что именно Лапид не позволил Нафтали Беннету занять совершенно обезличенную позицию (с тем, чтобы не разозлить Путина). Несмотря на это, в Киеве продолжают критиковать Израиль и его правительство.

יאיר לפיד
Яир Лапид
(Фото: Надав Абес)
– В свое время Беннет говорил, что Израиль может сыграть роль посредника в конфликте именно потому, что Израиль сохраняет нормальные отношения как с Москвой, так и с Киевом. Такое впечатление, что сейчас такая оценка уже неверна.
– Не согласен. Да, мы да четко обозначили свою позицию. Израиль на стороне Украины, российское вторжение ничем не оправдано, трагедии в Буче и других украинских городах и селах невозможно простить и оправдать. Всего неделю назад мы проголосовали в ООН против аннексии четырех украинский областей. Поэтому здесь разночтений быть не может.
Вместе с тем, моя задача, как главы правительства, заключается в сохранении стратегических интересов нашей страны. И это совсем непросто. Выйти на площадь и выкрикивать лозунги – легко. Куда сложнее хранить интересы государства, оставаясь при этом на правильной стороне истории. Мы единственная страна, открывшая полевой госпиталь в Украине, гуманитарную помощь направляем постоянно. В конце прошлой недели я провел продолжительную беседу с главой украинского МИДа Дмитрием Кулебой. Обсуждался один вопрос – чем еще мы можем помочь.

Разумеется, нас очень беспокоит усиление военного сотрудничества между Россией и Ираном. Мы приложим максимум усилий, чтобы остановить это. Но да – это все очень непросто.

– Несмотря на это, украинцы по-прежнему считают, что мы не находимся на "правильной стороне истории". С чем это связано?
– Я понимаю их (украинцев). Они ведут тяжелейшую и затянувшуюся войну. Там гибнут люди, одна за другой обнаруживаются братские могилы. Я понимаю, как им тяжело. Иногда гнев проецируется даже на союзниках. Но мы говорим им прямо: сердитесь на тех, кто этого действительно заслуживает, а не на тех, кто пытается помочь – пусть даже вам это кажется недостаточным. Любое государство, протягивая Украине руку помощи, исходит прежде всего из интересов собственной безопасности. Мы ведь не видим британских летчиков, обстреливающих российские позиции…
– …но видим поставку европейского и американского оружия Киеву.
– Это так, и этот вопрос мы обсуждаем постоянно. Поэтому я не исключаю, что наша позиция может измениться.
– Можно сказать, что наши отношения с Москвой не пострадали в результате этой войны и проукраинской позиции Израиля?
– Это не только наши билатеральные отношения. Отношения России со всем миром претерпели кардинальные изменения…
– Однако только у нас имеется "общая граница" с Москвой в Сирии.
– Это верно. Именно это я имел в виду, говоря, что у нас имеются свои интересы в области национальной безопасности. И да, весь мир должен приложить усилия, чтобы эта война прекратилась, а ситуация не усугубилась.
– Скандал вокруг Сохнута в России каким-то образом связан с этим?
– Суд, как известно, отложен на 2 месяца, мы продолжаем диалог по этому поводу с российскими властями. Сохнут ведет важную работу, но даже если он прекратит работу в России, мы продолжим помогать российским евреям в репатриации. На данный момент не кажется, что имеется какая-то связь между этими двумя процессами.
– Вы говорите о продолжении алии, с помощью Сохнута или без, но скажем прямо: Израиль рассчитывал на большую волну репатриации в связи с событиями в Украине, однако она оказалась гораздо скромнее, чем предполагалось. Многие связывают это с недостаточно эффективной работой израильских министерств и ведомств. И особенно МВД, которое возглавляет Аелет Шакед.
– Я не стану обсуждать работу своих министров в интервью. Но мы прилагаем усилия. Совсем недавно было принято решение о переводе еще 90 млн шекелей на нужды репатриации – не из фондов министерства абсорбции, а из особого бюджета для помощи новоприбывшим. Алия находится во главе списка наших приоритетов. Не устаю повторять, что большая волна репатриации из бывшего СССР спасла государство Израиль – экономически, культурно – во всех областях. Дети репатриантов – лучшие бойцы ЦАХАЛа. Наша страна жизненно нуждается в репатриантах, и мы сделаем все для того, чтобы достойно их принять. Не только потому, что мы в этом заинтересованы, но понимая, что это и их страна тоже. Их место и их дом – здесь, в Израиле.

Из-за ограниченного времени интервью не удалось задать многие вопросы, связанные с жизнью русскоязычной общины в Израиле. Лапид пообещал ответить на это в другой раз. 1 ноября можно будет понять, когда этот "другой раз" состоится.

/КР:/
Мне нравится позиция Лапида. В корне не согласен со всеми играми Нетаниягу в стремлении правдами и не правдами ещё раз сесть в кресло премьера… Не в его натуре честная борьба… Надо было, наверное, сразу участвовать в выборах Саре Нетаниягу, а ему быть её советником по экономическим вопросам…/


58 элементов 0,942 сек.