21.02.2024

Кто будет править Израилем в ближайшие десять лет

+


Премьер-министр Биньямин Нетаниягу и президент Ицхак Герцог на похоронах погибшего в Газе солдата Галя Айзенкота
(Фото: Дана Копель)
Война в Газе еще не окончена, но экономисты уже смотрят в будущее.

Принимаемые сейчас решения повлияют на нашу жизнь на ближайшие 10 лет. Во всех сферах – от рождения детей до получения пенсий. Перед вами – 4 размышления на самые острые темы: как ухудшатся госуслуги в результате войны, чей карман пострадает больше всего после войны, и главное – какие политики будут руководить страной и гражданами.
1. Каким будет ближайшее десятилетие? Я отдаю себе отчет в том, что думать об этом рановато, поскольку мы все еще находимся в состоянии войны и не знаем, что принесет нам следующая неделя и даже завтрашний день. Тем не менее некоторые решения, которые принимаются прямо сейчас в сфере безопасности и экономики, определят нашу жизнь как минимум на ближайшие десять лет.
Станет ли это десятилетием, в котором наш оборонный бюджет увеличится в 1,5 раза (с 64 млрд шекелей в год до 100 млрд) за счет уменьшения расходов на гражданские нужды и инвестиций в экономику? Как будет выглядеть наша жизнь в такой ситуации? Не будет ли нанесен столь тяжелый ущерб государственной сфере услуг, что многие системы просто перестанут функционировать, а это, в свою очередь, приведет к резкому повышению спроса на альтернативный сервис? И тогда в один прекрасный день мы обнаружим, что не можем найти очередь к частному врачу-специалисту или найти частного репетитора для ребенка, потому что все стали полагаться исключительно на платные медицину и образование.
Будет ли Израиль по-прежнему важным игроком на глобальной сцене высоких технологий? Решат ли крупные международные компании, действующие на израильском рынке, что наша страна слишком нестабильна для ведения бизнеса, и следует найти место поспокойнее? А, может быть, напротив, мы станем свидетелями огромной волны алии, которая даст толчок экономическому развитию?
От исхода войны будут зависеть ответы на вышеперечисленные вопросы. И поскольку все это окажет драматическое влияние на нашу жизнь, а также жизнь наших детей и внуков, нам стоит взять на себя ответственность за происходящее.
2. Кто за это будет платить? Начнем с ответа на этот самый простой вопрос. Премьер-министр Биньямин Нетаниягу и глава минфина Бецалель Смотрич постоянно твердят, что, мол, израильская экономика прочна, и денег хватит на всех. Даже если согласиться с первым утверждением, второе совершенно не соответствует действительности. Таких денег нет ни в обычной ситуации, ни тем более в чрезвычайной.
Примерная сумма, которой оперировали в начале военных действий, составляла 200 млрд шекелей. Если война действительно обойдется нам в эту сумму, для израильской экономики это станет неприятным, но преодолимым ударом, который замедлит ее рост лишь на несколько лет. Так было с эпидемией коронавируса. Однако данная аналогия некорректна.
Во время пандемии экономическая жизнь застыла во всем мире. Теперь же, пока Израиль воюет, зарубежные страны идут вперед и увеличивают разрыв. Но что важнее всего, никто не может гарантировать, что расходы действительно составят 200 млрд шекелей.
Министерство финансов оценило стоимость первого месяца войны в 50 млрд шекелей. Если война продолжится с нынешней интенсивностью, планки в 200 миллиардов мы достигнем уже к концу января. Но закончится ли война в январе? Даже если это так, чрезвычайные расходы по окончании войны отнюдь не закончатся. Нам по-прежнему понадобится большое количество резервистов – особенно если правительство планирует боевые действия на севере страны. Но и для поддержания так называемой полосы безопасности в секторе Газа нужны дополнительные ресурсы.
Длительный призыв резервистов обходится дорого и причиняет серьезный ущерб экономике. Многие владельцы малого бизнеса, призванные на службу, обнаружат, что им некуда возвращаться. Наемные работники обнаружат, что их места заняты, а студенты – что учебный год начался без них. Как минимум целый год может оказаться потерянным для тех, кто защищал нас на фронте, подвергая жизнь смертельному риску.
Короче, война в Газе обойдется нам в астрономическую сумму, которую сейчас просто невозможно предвидеть. И ляжет это финансовое бремя, как и всегда, на плечи налогоплательщиков, то есть работающих людей.
3. Кто больше всего пострадает от отмены налоговых льгот? Итай Темкин, заместитель главы бюджетного отдела минфина, обрисовал на днях картину ближайшего будущего. "Мы готовим большой арсенал мер по увеличению государственных доходов и сокращению расходов. Часть этих мер будет непростой для общества. Министру финансов и правительству придется принимать непопулярные решения", – сообщил Темкин членам финансовой комиссии кнессета перед рассмотрением проекта госбюджета на 2024 год.
В последний раз минфин готовил "большой арсенал мер" в 2013-2014 гг., сразу после выборов, когда предыдущее правительство завершило свою работу с бюджетным дефицитом вдвое выше запланированного.
Вот несколько примеров чрезвычайных мер того периода: НДС увеличился на 1%, подоходный налог – на 1,5%, пособия на детей были сокращены, выросли обязательные выплаты за учащихся средних школ, было отменено субсидирование групп продленного дня, был введен медицинский налог для домохозяек, были отменены налоговые льготы на пенсионные сбережения для тех, кто зарабатывает более 15.000 шекелей в месяц, вырос налог на частные компании, увеличился и муниципальный налог (арнона).
На этот раз нас ждут намного более жесткие меры, потому что бюджетный дефицит составит не 4%, как в 2013-м, а 8-10%.
Мне трудно представить, что минфин предложит поднять подоходный налог, учитывая, что экономика находится под угрозой рецессии, но многочисленные налоговые послабления однозначно на прицеле. Уже на прошлой неделе стало известно о намерении отменить ранее запланированные налоговые льготы для работающих родителей.
Что касается существующих послаблений, то минфин, скорее всего, не станет покушаться на льготы, которые находятся под защитой сильных лоббистов (например, сельскохозяйственного лобби). Министерство займется льготами, отмена которых принесет много денег, но при этом ударит по большому числу граждан. Речь в первую очередь идет о пенсионных накоплениях.
По сути, планируется удар по важному пакету налоговых льгот. Мы не платим подоходный налог с большей части ежемесячных пенсионных выплат, эти выплаты также не облагаются налогом на прирост капитала, когда наши сбережения приносят дивиденды на фондовом рынке. Мы также освобождены от налогов с той части накоплений, которую будем получить в виде ежемесячного пенсионного пособия. Этот пакет налоговых послаблений составляет 24 млрд шекелей. Это настоящий денежный клад.
Чиновники минфина не станут предлагать полную отмену пакета, отменят лишь некоторые из льгот – по-видимому, это в первую очередь коснется людей, чей семейный месячный доход составляет более 30.000 шекелей. Именно эта группа будет нести основное финансовое бремя в ближайшее десятилетие.
Проблема, однако, в том, что этим людям надоел налоговый грабеж. В отсутствии солидарности в обществе и недостаточной сплоченности вокруг общего видения жизни в стране у хорошо зарабатывающих людей нет никакой мотивации платить больше налогов. Тем более, когда люди не уверены в том, что руководство страны рачительно использует каждый шекель, а не разбазаривают их деньги.
4. Какое правительство способно вывести страну из тупика после войны? Если мы хотим, чтобы следующее десятилетие было удачным или, по крайней мере, терпимым, если мы хотим преуспеть в решении важнейших национальных задач послевоенного периода (восстановление безопасности граждан, восстановление приграничной полосы с Газой, экономическая и социальная реабилитация пострадавших жителей юга и севера, восстановление экономического роста), нам необходимо руководство, которому мы могли бы доверять. Которое предложит более четкое и рациональное видение будущего, которое сплотит разрозненные части израильского общества и будет работать на граждан, а не на себя. Нам необходимы новые политические горизонты.
Мы нуждаемся в лидерах, которые сочетают в себе несколько важных качеств: управленческие таланты, способность мотивировать других людей, а еще видение будущего, включая практические решения сложнейших вызовов, стоящих перед Израилем. Я бросаю взгляд налево и направо, но не вижу среди нынешних политиков ни одного, обладающего даже частью подобных способностей. Когда же я смотрю на наше гражданское общество – от деловых кругов, органов местного самоуправления и до волонтерского сектора – я вижу талантливых людей в изобилии. Им пора брать бразды правления в свои руки.
Заниматься политикой накладно. За это приходится платить личную и семейную цену. Приходится откладывать в сторону сложившуюся карьеру. Политика действительно не для всех. Но у нас нет другого выхода. Мы больше не можем шутить, что в политику идут люди, у которых нет других способностей. К сожалению, это оказалось самосбывающимся пророчеством.
Заниматься политикой сложно. Технически. Политическая система обнесла себя множеством непреодолимых барьеров. Создание новой партии требует огромных средств, приходится с нуля формировать работающий партийный механизм. При этом шансы переиграть уже существующие партии, не имея в своем составе признанных мегазвезд, крайне невелики. Кроме того, сколько еще нужно партий с банальными названиями, не предлагающими ничего принципально нового?
Войти в политику через существующие партии тоже довольно трудно. В большинстве из них нет праймериз, и поэтому ваше продвижение зависит от всесильного партийного лидера. Депутатов, будем откровенны, избирает вовсе не общественность.
Простите за наскучившую банальность, но пора кардинально менять систему. Необходимо наладить непосредственную связь между избирателями и избранниками. В прошлом году сотрудник Израильского института демократии профессор Гиди Рахат предложил десять вариантов подобных изменений. Например, сделать предвыборные списки наполовину открытыми – таким образом, чтобы в ходе выборов граждане могли проводить в парламент не только конкретную партию, но и своих представителей в этой партии. Или, например, сделать часть выборных списков региональными, чтобы укрепить связь депутатов с избирателями. Или увеличить число народных избранников, чтобы работа парламента была более качественной. Есть и другие предложения.
Новые люди, которые пойдут в политику, должны быть готовы начинать с самого низа, не спешить получать министерские назначения, а проявить себя в изнурительной парламентской работе. Быть членами комиссий, вносить на рассмотрение разумные законопроекты, дотошно обсуждать каждый мелкий параграф правительственных законов и т.п. Они должны сотрудничать с представителями противоположного политического лагеря во имя общественных интересов. И, наконец, разработать конституцию для Государства Израиль.
Многие покинут кнессет после одного-двух сроков. Это нормально. Политика должна быть динамичной. Оставшиеся будут именно теми людьми, которые нам необходимы. Лучшими, кто сможет возглавить этот народ.
Перевод: Гай Франкович

Автор: Шауль Амстердамски, Калькалист источник


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

60 элементов 0,699 сек.