20.06.2024

Для ведения военной кампании необходима стратегия

+ +


В планах правительства Израиля такой цели по сути нет. «Это будет смертельная атака», — говорит министр обороны Галант. «Мы уничтожим ХАМАС», — объявляет премьер-министр Нетаньяху. «Это наша вторая война за независимость», — заявляет министр Ганц.

Но ни они, ни подавляющее большинство экспертов и комментаторов в телестудиях не пытаются ответить на самый главный вопрос: Quo vadis? Куда мы идем?

 

Решения о том, насколько сильно бомбить с воздуха, когда начинать сухопутную кампанию и как действовать на северном фронте, носят тактический характер.

Тактику не стоит принижать: если она успешна, то спасает жизни, а если нет, то может стоить жизней. Но давайте не будем полностью полагаться только на тактику.

Во время кризиса студии телеканалов заполняются бывшими генералами и специалистами по «асбаре» — на иврите «разъяснению», а в данном контексте — по пиару.

 Однако и военные действия, и шаги публичной дипломатии должны отвечать определенной стратегии.

 

Операция по связям с общественностью полностью сосредоточена на том, чтобы показать, кто хороший, а кто плохой, вместо того чтобы служить долгосрочной внешнеполитической стратегии, которая иногда требует сотрудничества с теми, кого мы обычно пытаемся демонизировать, например, с Катаром.

То, что в Израиле называется «асбара», за рубежом часто рассматривается как дешевая пропаганда, основанная на предположении, что весь мир настроен против нас, в то время как в действительности многие мировые лидеры полностью поддерживают нас, что противоречит сложившемуся представлению, которое проявляется в антиизраильских демонстрациях и подчеркивается СМИ.

 

Лидеры либеральных демократий поддерживают нас в том смысле, что они считают, что ХАМАС совершил варварские военные преступления и что нанесение тяжелых ударов по ХАМАСу оправдано.

Однако они не согласны с тем, чтобы считать всех жителей Газы (а иногда и всех арабов) членами или сторонниками ХАМАСа. Они видят всю сложность ситуации, которую мы игнорируем, потому что наша ярость ослепляет нас.

Они пытаются понять, какова наша стратегия выхода, и не считают, что захват и контроль Газы отвечает интересам и возможностям Израиля.

 

Отсутствие дипломатической стратегии и того, где мы хотим быть после войны, затрудняет привлечение мира к оказанию нам помощи.

Если направление неизвестно, то военные и пиаровские акции не имеют никакой рациональной цели, кроме эмоциональной подпитки и желания отомстить.

 

Преобладающие в обществе настроения, связанные с необходимостью уничтожить кровожадный ХАМАС, освободить заложников и сделать все это с минимальными потерями в живой силе, невыполнимы, и нам необходимо расставить приоритеты, иначе мы не сможем достичь всех этих целей.

 

Если мы не знаем, где мы хотим оказаться по окончании боевых действий, то результат может быть похож на прошлые военные кампании, которые заканчивались с первоначальным ощущением военных достижений, но в ретроспективе оказывались катастрофическими.

Не имея стратегии выхода, мы застрянем в Газе без возможности покинуть ее, без каких-либо серьезных изменений на местах.

 

В Израиле существует министерство, отвечающее за внешнеполитическое планирование, — Министерство иностранных дел. Однако оно систематически лишалось ресурсов, а его рекомендации игнорировались.

Если президента Байдена сопровождает госсекретарь Блинкен, то Нетаньяху окружает себя царедворцами, и единственной его мотивацией является эгоистичная, краткосрочная политика.

 

Нетаньяху, возможно, сменил костюм и галстук на черную рубашку, но не изменил своего поведения. Человек, чьим главным наследием станет систематическое уничтожение любых политических попыток урегулирования конфликта с палестинцами, продолжает это делать, только на этот раз расплачиваться за его поведение будут солдаты ЦАХАЛа.

В спокойные времена общественность не видит срочности политического решения, а во время войны дипломатия всегда отходит на второй план, и эта трагическая блокировка служит политической программе Нетаньяху.

 

Не думая о дипломатическом решении, мы ничего не добьемся, мы можем потерять поддержку наших союзников в регионе, и постепенно будем видеть все более холодное лицо наших союзников на Западе.

Если Израиль не представит политическую цель войны, то этот момент может наступить очень скоро. Мир не заинтересован ни в региональной войне, ни в гуманитарной катастрофе в Газе.

Израиль может быть на стороне тех, кто ищет решение, или на стороне тех, кто создает и увеличивает проблему. Выбор за нами.

Times of Israel, перевод Ильи Амигуда


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

62 элементов 2,379 сек.