14.07.2024

Я и моя Бабушка в полиции

+ +


– Всем оставаться на своих местах, – лениво произнес упитанный полицейский.

Бабушка встала, сгорбилась и поплелась на сцену к ошарашенной паре.

– Женщина, вы что плохо слышите? – повысил голос полицейский.

Бабушка, не отвечая, подошла к жениху, что-то сунула ему в брюки и что-то прошептала. Жених схватил невесту на руки и аккуратно вышел за кулисы.

Полицейский, не выдержав такого игнора, самолично взобрался на сцену.

– Женщина, вы что – плохо слышите? Я сказал – оставаться на своих местах!

– Какая прелесть! – воскликнула бабушка. Я еще никогда не видела полицейского на шесте! А я много чего повидала в этой жизни.

– Женщина, немедленно спуститесь в зал!

Бабушка пожала плечами и спустилась. Села за наш столик.

– Бабуль, что ты сказала жениху? – прошептала я.

– Чтобы он хватал свое счастье на руки и бежал как можно быстрее отсюда, – ответила бабушка.

– Но зачем?!

– Ощущение опасности сближает намного сильнее, чем подпись в ЗАГСе и штамп в паспорте. Они никогда не забудут, как удирали вместе по ночным улицам.

– Значит так, уважаемые, сейчас произойдет небольшая проверка документов и вы можете продолжить свой праздник, – громко, на весь зал заявил полицейский.

– А что случилось? – спросил кто-то из темноты зала.

– Дошел сигнал, что тут… – он помедлил… – нарушается закон. Так что, предъявите документы.

– Кто же ходит с документами в ночной клуб? – попробовал возразить кто-то

– У кого нет документов – ничего страшного. Мы с удобством завезем в полицейский участок и там уже выясним личность.

Документы тут же нашлись у всех. Кроме бабушки.

-У меня нет документов – с большим удовольствием сказала она.

– Бабушка, ты же всегда носишь их с собой, – зашептала я.

– Я старая больная женщина с признаками начинающегося маразма. Могу я забыть такую незначительную мелочь? – ответила бабуля. – К тому же я так давно не ездила в полицейской машине…

– А когда ты ездила в полицейской машине? – поразилась я. Но вопрос остался без ответа.

Полицейский задумался. Везти в участок женщину столь преклонного возраста не хотелось.

– Может, мы подвезем вас до дома, и ваша родственница вынесет ваши документы?

– Может, я их не дома забыла, – задумалась бабушка, – а у того чудного молодого человека, который любезно продал мне тот белый порошок, что так замечательно освежает голову…

Полицейский напрягся.

– Какой молодой человек? Кто вам продал белый порошок?

– Не помню, – развела руками бабушка, – склероз, понимаете ли. Да и порошок закончился.

– Вам придется с нами проехать, – сурово сказал блюститель закона и бабушка покорно встала.

– Я с ней! – тут же вскочила я. – Я ее опекунша и, поэтому, не могу отпустить бабушку в компании незнакомых ей мужчин.

– О, деточка, у меня есть опыт общения с мужчинами, даже с незнакомыми, – попыталась возражать бабуля.

– Я вообще никогда не ездила на полицейской машине, – зашептала в ответ я, – не лишай меня этого шанса.

Этот аргумент бабушку убедил. Она всегда считала, что опыта, особенно полезного, никогда не бывает слишком много.

В полицейской машине бабушка чувствовала себя весьма комфортно.

– Давно меня не катали по ночной столице, – довольно сказала она мне, – как удачно все получилось!

Полицейские на переднем сидении недоуменно переглянулись. Они впервые узнали, что поездка в участок может оказаться для кого-то «катанием»

– А вон тот дом я помню! Очень памятный дом, можно сказать – эпический. Там жил такой необыкновенный молодой человек! У меня остались такие воспоминания!

– Тут вам продали наркотик? – быстро спросил полицейский.

– Наркотик? Возможно… Наши отношения можно назвать наркотическими… Хотя, почему сразу продал? Самые лучшие вещи в мире достаются бесплатно! – заявила бабуля. Полицейский осторожно припарковал машину возле названного дома и весь превратился в слух. Бабушка продолжала: – Он подарил мне легкость и свободу. Научил летать. Знаете, как важно каждому человеку уметь летать, особенно если ты женщина?! Без чувства полета жизнь превращается в унылое говно. А с ним я возносилась к небесам, парила и наслаждалась, падала и опять взмывала! А потом случилось непоправимое и все волшебство закончилось.

– Не дал дозы? – быстро спросил блюститель закона.

– Гораздо хуже! Сделал предложение!

– Бабушка, а что же в этом плохого? – удивилась я. – Он же хотел сделать тебя своей женой.

– Он хотел лишить меня свободы! – строго ответила бабушка. – Какой полет может быть без свободы? И мы расстались. Как он страдал! Как я страдала, после того, как его бросила. Чтобы как-то облегчить свою участь пришлось завести нового любовника. Но он был не так хорош, ой не так!

– Ну ты же все-таки вышла замуж потом, – недоумевала я.

– Расслабилась как-то – вот и подловили. – покаялась бабушка. – Но я не жалею об этом.

– Когда это все произошло? – нетерпеливо спросил полицейский. – Как имя, фамилия дилера с которым вы встречались? Номер квартиры?

– Вот точно не скажу, когда это произошло, – задумалась бабушка, – память уже не та. Зачатки склероза и все такое. Это было весной. Где-то пятьдесят лет назад, а, может, пятьдесят два.

Машина тихонько тронулась с места. Блюстителям закона удалось сдержать себя и не выругаться. Что толку ругаться, если человек, дарящий юным девам наркотическую радость, возможно, уже умер.

Когда машина подъехала к участку, один из полицейских открыл дверцу машины и сказал выходить. Бабушка тут же протянула ему руку. Служитель закона невольно подал свою и бабушка вышла из машины с видом английской королевы, которая приехала на прием в Букингемский дворец. Вслед за ней из машины выкарабкалась я.

Не отпуская руки оторопевшего полицейского, бабушка удобно перехватила ее, взяв под локоток.

– Благодарю вас, милый, – проворковала она своему невольному кавалеру, – это так любезно с вашей стороны помочь старой больной женщине.

И она начала величественное восхождение по ступенькам. Я, памятуя о том, что королеву играет свита, забежала вперед и распахнула перед ними двери. Хотелось еще голосом вышколенного дворецкого объявить о том, что «Бабушка и Милый Полицейский прибыли!», но решила сдержаться. Бабушка всегда меня учила, что людей нельзя слишком быстро впихивать в реальность, к которой те не привыкли – они могут испугаться и сбежать. К состоянию участника большого фарса, нужно подводить постепенно, чтобы человек, как следует освоился в дурдоме и принимал как должное.

Дежурный с недоумением уставился на коллегу, который привел невысокую приветливую старушку, держащуюся за полицейский локоток.

– Что-то случилось? – совершенно неполицейским голосом спросил он.

– Этот милый молодой человек задержал меня, – охотно сообщила старушка.

– Задержал? За что? – дежурный уставился на коллегу, требуя разъяснения.

– Я имела слабость оказаться в одном милом стриптиз-клубе без документов, – так же охотно ответила бабушка и спросила: – Могу я присесть?

Полицейский кивнул и пошевелил бровями в сторону коллеги. Тот в ответ пошевелил своими. В это немой разговор вмешалась я, отодвинула полицейского, выдвинула стул и усадила на него бабулю. Потом стала рядом со стулом по стойке «смирно»

– Вы кто такая? – перенес на меня внимание дежурный.

– Ну не могла же я бабушку отпустить в полицейский участок одну, – молодецки рявкнула я

– Девочка никогда не каталась на полицейской машине, – заговорщицки сообщила бабуля.

Дежурный яростно задвигал бровями на сопровождавшего нас сотрудника. Тот, наконец, выдавил из себя:

– Гражданка задержана во время внеплановой проверки по подозрению распространения запрещенных веществ.

– Это же неправда! – воскликнула я.

– Что вы делали в клубе? – сурово спросил дежурный.

– Наслаждалась! – совершенно честно ответила бабуля.

– Чем? – дежурный потянулся за ручкой, чтобы записать показания.

– Жизнью! – также честно ответила бабушка. – Ведь жизнь для того и предназначена, чтобы ей ежеминутно, ежесекундно наслаждаться. Правда, омаров мне так и не довелось отведать.

– Давайте без вашей этой философии. Выкладывайте только факты. Как вы попали в клуб?

– На такси. Милый молодой человек хотел завести меня в дом престарелых, но потом любезно довез до этого клуба.

– Почему вы вместо того, чтобы ехать в дом престарелых решили ехать в стриптиз-клуб?

– Ну это же очевидно! – воскликнула бабушка. – Вот вы бы куда поехали, если бы у вас был выбор? В богадельню, набитую скучными старыми кошелками или туда где звучит музыка и юные красавицы являют миру свои совершенные формы? Где льется вино и подают ароматное свежеиспеченное мясо, приправленное густым острым соусом.

Один из полицейских невольно сглотнул. У второго явственно заурчало в животе. Бабушкин вопрос они оставили без ответа.

– Итак, вы оказались в подозрительном месте без документов. Вы подтверждаете это?

– Согласна. Действительно, очень подозрительно, что в таком очаровательном месте такая небогатая кухня, – согласилась бабушка, – хотя, возможно, они делают упор на другое.

– На что?

– На чувственное восприятие, – совершенно честно ответила бабуля.

– На что?!

– Попытаюсь объяснить, – вздохнула бабуля и тоном школьной учительницы продолжила. – Вот представьте, молодой человек, что вы смотрите «порно»…

– Я не смотрю, – взвился полицейский и уши у него запылали.

– Не разочаровывайте меня, – строго ответила бабушка, – любой современный человек смотрел хотя бы раз этот продукт киноиндустрии. Если он, конечно, нормальный человек.

– Что за бред? – не сдавался дежурный полицейский, в то время как его коллега, тот что привел бабушку, тихонько отполз куда-то в угол.

– Нормальному человеку свойственно быть любопытным. Это качество отсутствует лишь у самых примитивных представителей нашего вида, самых нежизнеспособных. Вы же не будете этого отрицать?

Полицейский понял, что отрицать – себе дороже и начал с умным видом перебирать бумаги на столе.

– Так вот, о порно, – не унималась бабуля. – Людям свойственно подглядывать за интересующими их процессами. Стоит признаться, что процесс совокупления один из самых важных в истории человечества. На это и делают ставку создатели продукта порно и делают это отвратительно!

– Бабушка, а ты откуда это знаешь? – спросила я.

– Я нормальный человек с нормальным уровнем любопытства, – парировала бабуля. – Конечно я смотрела это и была разочарована. Это настолько уныло, что, посмотрев, хочется не размножаться, а пойти и тихонько умереть. Если бы они спросили совета у меня, я бы имела им что рассказать. У меня, таки, большой жизненный опыт, – бабушка неожиданно перешла на знакомый мне с детства говорок.

– Гражданка, что вы тут несете? – полицейский во время нашей перепалки пришел в себя и вспомнил о своих обязанностях. – Ответьте на вопрос, что вы делали в стриптиз-клубе?

– Я смотрела, как танцуют красивые молодые люди. Любовалась их телами и отточенными движениями. Волновалась. Чувствовала, как мурашки пробегают по телу. Как кровь бурлит. Как дыхание становится более частым…

– Послушайте, уважаемая, сколько вам лет?

– Вы знаете, что неприлично спрашивать у женщины возраст?

– Неприлично в вашем возрасте ходить смотреть на голых мужиков!

Бабушка уставилась на дежурного с жалостью.

– Что случилось, милый? Неужели все так плохо?

– Что? – не понял полицейский.

– Когда такой молодой красивый мужчина, как вы, повторяет откровенные глупость, из разряда тех, что несут старые кошелки под подъездом на лавочке, это значит, что у него что-то не ладится в личной жизни. Если позволишь дать совет, то я скажу – женщине, с которой ты рядом, не нужно ничего доказывать. Не нужно пытаться понять. Не нужно пытаться взять верх. Женщину нужно изо всех сил любить – и тогда она сама, воспарив, падет к твоим ногам. Когда вернешься домой – ничего не говори. Просто возьми и отлюби свою женщину до потери сознания. И все будет хорошо.

Полицейский открыл было рот, чтобы указать бабушке куда ей идти со своими советами, как тут дверь открылась, и очередной служитель закона втащил молодую женщину в весьма откровенном наряде.

– Вот, промышляла на улице, – коротко отрапортовал он дежурному.

– Отцепись, козел! – подтвердила молодая женщина.

– Вот! – с удовольствием сказал дежурный бабушке, – тоже, как и вы, любительница эротики. Представительница древнейшей профессии.

– Не думаю, что оно ей нравится. Вы ведь не любите на отдыхе думать о постылой работе? – ответила бабушка и поздоровалась с барышней, – Добрый вечер, милая девушка. Прекрасный вечер, не правда ли?

– Эта милая, как вы сказали, девушка – злостная проститутка. Ее уже пятый раз приводят за преступную деятельность на улице.

– Разве можно рвение к работе называть преступным? – пожала плечами бабушка. – Вас же не ругают, когда вы хорошо выполняете работу, наоборот, поощряют премиями!

Полицейский побагровел. Кажется, его терпение подошло к пределу, и он сейчас сорвется.

– Не сравнивайте меня с этой шалавой, – тихо, с угрозой сказал он.

– Фи, какое непристойное вас, служителя закона, слово, – поморщилась бабушка. – Девушка продает свое время, силы и возможности за деньги. Как и любой человек, который устраивается на работу.

– За деньги ее имеют все, кто хотят, – подал сзади голос тот полицейский, что до этого был безмолвным слушателем всего разговора.

– Разве ваше начальство с вами не так точно поступает? – ухмыльнулась бабушка.

Полицейский фыркнул, бабуля продолжила:

– Когда женщина попадает в тупиковое положение и у нее остается единственное, что у нее есть – ее тело – она использует это. Каждый использует то, что имеет. Мужчина использует сильные руки, здоровое тело, ум, какие-то навыки. Старые и немощные нужны хорошо, если ближайшим родственникам. Женщине тяжелее. Она часто в силу своей физиологии не имеет силы, в силу обстоятельств не имеет полезных навыков. Остается лишь тело. И всегда есть мужчины, готовые платить за обладание этим телом. Моя бабушка, когда в тяжелые времена осталась одна с двумя детьми, тоже не нашла другого выхода. А она была из очень богатой семьи. Ее воспитывали французские бонны, у нее были личные служанки и даже личный экипаж. Она получила блестящее образование и говорила свободно на трех языках. Замуж вышла очень удачно за богатого предпринимателя, который пытался создать на своих фабриках образец идеального общества. Когда ее образованного мужа расстреляли те, кто с трудом без мата мог связать пару слов, она осталась одна без средств к существованию в крохотной каморке с двумя детьми. Каждый вечер она надевала единственное красивое платье, закрывала на ключ дверь и уходила. И каждое утро могла не вернуться. С ней, в те времена могло случиться все, что угодно. Ее могли арестовать. Ее могли банально убить. И тогда дети так и умерли от голода, позабытые в той каморке. Но она возвращалась. Открывала окно, весело говорила по «Бонжур» и кормила детей едой, которую она добыла ценой своего прекрасного тела.

Повисла пауза. Потом дежурный пробурчал:

– Тогда были другие времена.

– Времена всегда одинаковые, – ответила бабушка. – Благополучные для одних, и нехорошие для других. И всегда есть женщины, которые не могут найти другого выхода, как предоставить свое тело в уплату. Они, по крайней мере, делают это честно. Я бы на вашем месте для начала поинтересовалась у этой милой девушки, какие причины привели ее на улицу.

– Ну и какие причины привели тебя на улицу, милая девушка? – ухмыльнулся полицейский барышне.

Та открыла рот, чтобы выдать все то, что она думает про гнусных ментов, но потом неожиданно расплакалась и из нее полилась бессвязная речь про какого-то ублюдка, про долг на который ее присадили и счетчик, который капает…

Пока слегка поубавившие гонор полицейские, переглядываясь, выслушивали девушку, мы с бабушкой тихонько сидели в уголочке.

– Как ты думаешь – они помогут ей? – тихонько спросила я.

– Конечно, нет, – фыркнула бабуля, – это же не индийское кино, где все хорошие побеждают всех плохих. Но, по крайней мере, не будут трогать эту девушку, если она продолжит свои попытки заработать. И не потому что пожалели. А просто потому, что при взгляде на эту конкретную девушку у них будет просыпаться что-то вроде легкого чувства стыда.

Как мы и предполагали, девушку отпустили довольно быстро и все внимание опять вернулось к нам.

– Нам бы зафиксировать ваш визит, – чуть ли не извиняющимся тоном произнес полицейский, – но по протоколу я должен установить вашу личность и контакты.

– Да не вопрос, – пожала плечами бабуля, – вот мои документы. – И вынула из сумочки паспорт.

Дежурный кинул злой вопросительный взгляд на того, кто нас сюда привез.

– Вы же говорили, что их у вас нет! – воскликнул тот!

– Что вы хотите от старой больной женщины, которая ехала в дом престарелых, а попала в стриптиз-клуб, – устало ответила бабуля. – Склероз – он такой склероз.

Полицейские изучили документы. Особое внимание их привлекла дата бабушкиного рождения. Поскольку они несколько раз внимательно посмотрели то на паспорт, то на бабушку. Она игриво улыбнулась в ответ и поправила прическу.

– А что вы делаете в столице? – спросил дежурный.

– Сложно сказать, – ответила бабушка. – Я думала, что приехала получить немного радости от хорошей кухни и хорошей игры на спектакле. А оказалось, что мне нужно спасти брак, который еще не начался, но уже рискует пойти по пути разрушения.

Взглянув на ничего не понимающих копов, вздохнула и добавила:

– Приехала на свадьбу внучатой племянницы.

Хлопнула входная дверь и в холле раздались чьи-то взволованные голоса.

– А вот и невеста со своим женихом, – добавила бабушка.

Вышеупомянутая невеста появилась в дверях, крепко держась за руку своего будущего супруга.

– Мы готовы внести залог за нашу бабушку! – воскликнула она, как только увидела нас.

– Да у нас есть деньги. Нам подарили на свадьбу, – подтвердил ее жених.

Полицейские переглянулись.

– Какой залог! О чем вы? – раздраженно воскликнул дежурный.

– Вы в клубе повязали старую больную женщину! А она ни в чем не виновата! Мы готовы заплатить, что бы вы ее отпустили! – выступил вперед жених.

Бабушка, которая смотрела на это все с видом кота объевшегося сметаны, чуть не прослезилась.

– Кажется, я не зря приехала на эту свадьбу, – промурлыкала она.

– Выйдете из кабинета! – рявкнул дежурный. – Сейчас мы отпустим вашу бабушку. Ждите в приемной!

Молодые люди не торопились покидать кабинет, пока бабуля не объявила радостным тоном, что сейчас она договорит с милым полицейским и присоединится к ним. Милый полицейский что-то яростно строчил на бумаге, завершая бюрократическую процедуру.

– Вот. Распишитесь и можете идти, – пододвинул бумагу он бабушке. Та, вместо того, чтобы расписаться, взяла бумагу и внимательно прочитала. И лишь потом расписалась.

– Проверьте охранника, – мимоходом спросила она.

– Кого? – не понял дежурный.

– Охранника. Того, что на входе в клуб дежурит, – ответила бабушка, – у него идеальная возможность распространять то, что вы ищите. Впрочем, это могут быть всего лишь бредни старой безумной женщины, которая случайно увидела, как кто-то из посетителей сунул ему в руки деньги.

– Понял, – кивнул дежурный.

– Я вам ничего не говорила.

– Вас подвезти? Сейчас попрошу ребят, они едут на дежурство.

– Не стоит тревожить ребят, – улыбнулась бабушка. – Мы вызовем такси. Вечер был сказочно хорош, но его пора заканчивать. Спасибо вам, милые, я провела незабываемое время в вашем обществе.

И, оставив полицейского ломать голову над выбором воспринимать ее слова как сарказм или искренний комплимент, вышла. Я вслед за ней.

В коридоре к нам на встречу вскочила сестра со своим женихом.

– Все в порядке? Тебя отпускают? – воскликнула она.

– Да, милая, все хорошо, – тепло улыбнулась бабуля. – Нам пора ехать, поскольку завтра с утра очень хлопотный день. Надо еще пережить вашу свадьбу и не дать другим испортить ваш самый главный день.

29


Один комментарий к “Я и моя Бабушка в полиции

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

65 элементов 1,039 сек.