04.03.2024

Жизнь после смерти? Важная часть организма продолжает жить и питаться после смерти человека

+


— При смешении почвенных микробов с телесными жидкостями образуются питательные вещества для растительной жизни

Вопреки популярной точке зрения, смерть — это не конец для всех органов и клеток нашего организма. Биологи обнаружили тонкое равновесие микробов, сохраняющееся в кишечнике умершего еще несколько лет после смерти.

Примерно 36 процентов американцев, которых хоронят в земле после смерти, приносят пользу окружающей среде, становясь утилизационным механизмом, дающим пищу сотням различных видов.

Микрофлора кишечника, являющаяся сложной средой обитания бактерий, вирусов, грибков и прочих населяющих человеческий организм микробов, продолжает работать месяцы и даже годы после разложения тканей организма.

Ученые из Университета Теннесси смоделировали естественный процесс разложения человеческого тела в лаборатории, разместив там почву, которой заполняют могилы, и образцы остающихся в теле микробов.

Эти микробы продолжали жить даже после того, как лишились доступа к кислороду. Они питались запасами находящихся в организме белков, жиров и углеводов.

Эти микробы продолжали жить еще долгое время после смерти человека. Кроме того, они начинали смешиваться с содержащимися в почве микроорганизмами, ускоряя процесс разложения и превращая тело в регенерационную установку, которая давала начало новой жизни.

Насыщенная кислородом кровь, которую сердце качает всю жизнь, в момент смерти прекращает циркуляцию, и начинается сложный процесс, когда клетки организма, лишившиеся жизненно необходимого кислорода, начинают сами себя переваривать.

Характерный запах гниения тела — это продукт жизнедеятельности бактерий, которые питаются за счет процессов выработки энергии, не требующих кислорода.

Микробиолог Дженнифер Дебрюйн (Jennifer M. DeBruyn) из Университета Теннесси рассказала: “Используя углерод и питательные вещества нашего тела, микробы увеличивают свою численность”.

“А когда популяция увеличивается, возрастает вероятность того, что хотя бы часть из них выживет и в более неблагоприятных условиях, а потому сумеет найти новое тело”.

Так внезапно и в отсутствие других биологических систем, сдерживающих рост популяции микрофлоры, бактерии в теле начинают бурно расти, перерабатывая питательные вещества в мертвых тканях ради выживания.

В результате появляется топливо как побочный продукт для окружающих растений и микроорганизмов, в том числе, аммоний, углерод и азотные соединения.

Группа микробиологов из Университета Теннесси и геолог из Школы горного дела и технологий Южной Дакоты решили найти ответы на два вопроса: как микроорганизмы распространяются по телу после смерти и проникают в окружающую почву, и как смешение почвенных микробов с микробами тела ускоряет процесс разложения.

Когда они смешали микробосодержащие телесные жидкости, образующиеся в процессе разложения, с микробами из почвы, органический материал из обоих источников вступил во взаимодействие и ускорил образование углекислого газа и азота, которые обогащают почву и местный растительный мир.

Доктор Дебрюйн добавила: “Одно мертвое животное может обеспечить целую пищевую сеть для микробов, почвенной фауны и членистоногих, которые питаются трупами. Насекомые и падальщики тоже помогают распределять питательные вещества по экосистеме”.

“Разлагающие органические останки микробы преобразуют концентрированные запасы богатых питательными веществами органических молекул в нашем теле в более простые и биодоступные формы, которыми могут пользоваться другие организмы для поддержания новой жизни”.

В лаборатории ученые сымитировали естественный процесс разложения захороненного тела. Для этого они взяли жидкости от разложения трупов трех бобров и образцы почвы с земельного участка в Университете Теннесси в Ноксвилле.

Исследователи подготовили пять отдельных комбинаций в 45 глиняных кувшинах, положив туда почву, богатую микробами, или лишенную любых микробов.

В первой пробе была почва, лишенная всех микроорганизмов и содержащая только жидкости от разложения тел животных.

Во второй пробе все микроорганизмы остались в почве. Для третьей пробы ученые смешали содержащую микробы почву и жидкости от разложения.

Чтобы обеспечить поступление питательных веществ, в четвертую пробу они в прерывистом режиме вводили аммоний, имитируя высвобождение питательных веществ, вызванное разложением тела.

В пятую пробу они добавили в почву одну только воду.

Исследователи на протяжении шести недель брали пробы почвы и газов, измеряя уровень двуокиси углерода, оксида азота и метана, образующихся при трех разных температурных режимах — 10, 20 и 30 градусов Цельсия.

При высокой температуре выброс углекислого газа увеличивался во всех сценариях. Пробы два, четыре и пять продемонстрировали закономерность, показывающую, что при увеличении температуры от 10 до 20 или от 20 до 30 градусов Цельсия количество выбрасываемого углекислого газа в них примерно удваивалось.

Результаты по первой пробе, где были только микробы животных, немного отличались. Выброс углекислого газа падал в промежутке от 10 до 20 градусов. Но когда температуру пробы подняли до 30 градусов, совокупный выброс удвоился по сравнению с самой низкой температурой.

Результаты по третьей пробе, в которой исследователи смешали богатую микробами почву с микробами из трупов бобров, показали уникальную закономерность.

Уровень углекислого газа, выбрасываемого при 10 и 20 градусах, мало чем различался, но при 30 градусах немного увеличивался.

Тот факт, что выброс углекислого газа оставался высоким и даже увеличивался при повышении температуры и смешении микробов, указывал на то, что вместе они дольше сохраняли свою активность в почве, питая другие микроорганизмы в своем окружении.

Микробы, полученные из жидкостей разлагающихся бобров, способствовали образованию оксида азота и помогали разлагать сложные азотсодержащие соединения на более простые формы типа аммония.

Затем растения и прочие организмы поглощают нитраты и аммоний, вырабатываемые в почве бактериями.

Доктор Дебрюйн сказала: “Нередко можно увидеть, как буйно растут растения вблизи разлагающегося трупа животного. Это наглядное свидетельство того, что питательные вещества в организме перерабатываются и возвращаются в экосистему”.

“То, что наши микробы играют важную роль в этом цикле, позволяет говорить о том, что мы продолжаем жить после смерти в микроскопическом виде”.

Свои выводы ученые опубликовали в журнале Ecological Processes.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

59 элементов 0,815 сек.