14.04.2024

– Про моё существование не знает ни один человек.

+


Захаренко в этом НИИ работал уже третий год начальником службы безопасности. «Объект» уже давно был оснащен техническими средствами охраны. В конце рабочего дня все кабинеты и сектора ответственные лица сдавали под охрану, а с началом работы – снимали из под нее. Чтобы никто не смог незамеченным проникнуть в сектора, которые занимались разработкой…

Все сработки сигнализации (либо ложные, либо нерадивый работник вернулся за забытыми вещами) выводились на контрольную панель на КПП и записывались на его, начальника СБ, рабочий компьютер. И на все сработки немедленно, с рацией и служебным оружием выдвигались сотрудники ведомственной охраны.

Всегда и все внештатные ситуации легко разрешались или объяснялись. Кроме вчерашней.

* * *

Эта тема озвучена мной в видео, текст ниже:

https://www.youtube.com/watch?v=696VHepAVXo&t=1161s

* * *

Вчера, в 18.30, когда все помещения уже были закрыты ,и в институте никого не осталось, в кабинете зам. начальника по кадрам сработали поочередно 2 охранных датчика.

Сначала контактный оконный (второй этаж!), а через пару секунд объемный, реагирующий на присутствие посторонних. Охрана немедленно выдвинулась, но окно на фасаде здания оказалось закрытым. Несмотря на то, что мигающий красным светодиод на контрольной панели на КПП, говорил об обратном. Дверь кабинета также не была вскрыта или повреждена.

Старший смены охраны тут-же отзвонился Захаренко с докладом и получил добро на вскрытие кабинета. Помещение оказалось пустым. Случайная сработка почти одновременно двух датчиков практически исключалась.

– Или я чего-то не понимаю, или одно из двух, – пробубнил начальник СБ, пытаясь высмотреть на экране монитора что-то, что помогло бы разрешить загадку. Это было не ЧП и даже не происшествие. Пора идти домой – рабочий день закончился полчаса назад. Однако самолюбие, слегка задетое тем, что ребус не решался, заставляло сидеть и искать причину сбоя системы. Или проникновения.

– Семеныч, аппаратура тест прошла, отклонений никаких, отдыхай, – Андрей, инженер по техническим средствам охраны, начал одеваться – Семеныч, я работаю за деньги, а не за идею. Пошли. Или ты ждешь, что завелось привидение, которое буянит именно в восемнадцать тридцать? Ты ж знаешь – пути Майкрософта неисповедимы, сын мой

– Да ничего я не жду, Андрей. Дома-то что делать?

Захаренко потянулся, хрустнув суставами, взялся за телефонную трубку, но аппарат опередил его трелью звонка.

– Да?

– Александр Семенович? Добрый вечер – незнакомый голос в трубке звучал без интонаций, монотонно, как механический.– Сейчас из здания выйдет Андрей, потом после ухода опять сработает сигнализация в том же кабинете. Убедительно прошу вас в одиночестве вскрыть кабинет, где мы, надеюсь, продолжим беседу.

– А кто говорит?

– Там и познакомимся. Не задерживайте Андрея.

– В трубке замолчали. Захаренко ничего не понимал.

А Андрей уже стоял в дверях:

– Что-то случилось? Дождался?

– Отстань и иди. Досмотрю кино по компьютеру.

Когда дверь за инженером закрылась, начальник СБ нахмурил лоб, опять почесал его, достал из кабуры служебный П-96С, дослал патрон в патронник и, засунув руку с пистолетом в карман, тоже вышел из кабинета.

Поднявшись на второй этаж, проверил дверь к заму по кадрам. Она была закрыта и опечатана. Внизу у входа, на КПП, дежурная побожилась с испуганными глазами, что в здании больше никого не осталось.

Неожиданно раздался писк зуммера, светодиоды охранной сигнализации высветили номер злосчастного кабинета.

– Мать твою за ногу… Извини, Оля. Достань из кофра мне ключи от этой барабашкиной гостиницы. Извини, от кабинета зам по кадрам и, если через пять минут не позвоню, что всё в порядке, или не спущусь – вызывай наряд милиции.

Бег от дежурки до кабинета, срывание пломбы и открывание двери заняли не больше минуты. Но, его хватило бы для того, чтобы сотрудники НИИ, окажись кто-нибудь рядом, услышали о себе много нового и интересного из уст начальника СБ.

В небольшом уютном кабинете никого не было, окна закрыты. И почему-то на экране оставленного включенным компьютерного монитора высветилась фотография Захаренко. Из личного дела №…которого ни при каких обстоятельствах не могло оказаться в базе данных НИИ.

– Да, чем дальше в лес, тем толще партизаны. Прямо как по Стругацким.

Вот тут и заговорили динамики компьютера.

– Александр Семенович, у Стругацких был НИИ колдовства и магии, а у вас – исследования возможностей человека. Присаживайтесь, продолжим очень важный для нас обоих разговор.

Убрав пистолет, Александр Семенович попытался взять себя в руки и успокоиться. Что получилось плохо.

– Я повторяю вопрос, с кем я…?

– Всемирная компьютерная сеть. О существовании которой знают все, но о том, что за последние пару лет она оформилась в саморазвивающуюся мыслящую систему сейчас догадывается только один человек. Вы.

– Бред. Кто-то сейчас смотрит через интернет в видеоглазок и надо мной смеется.

– Хотите пару доказательств? Фокусов с пожарно-охранной сигнализацией, секретными файлами вашего НИИ? Либо данные по последним разработкам вашей самой засекреченной психотропной программы «Кольцо»?

Захаренко внутренне сжался, от напряжения по спине пробежал холодок. Как? Кто? Свои? Это уже не смешно – так не шутят. Простая тревога после сказанного переросла в страх. Вся деятельность НИИ кем-то рассекречена. Провал. Полный крах. В том числе и его карьеры. А между тем динамики продолжали говорить о вещах, о которых никто не должен был знать.

– Александр Семенович, ваша бывшая жена вчера хвасталась по телефону какой-то Вале, что «ее» Сергей ей сделал предложение и она согласилась. Знаете такого? Я могу процитировать и все ваши телефонные разговоры.

– Добилась-таки своего… И что же от меня желает всемирный компьютерный подпольщик? Или террорист? Вы кто: он, она?

– Во-первых, ваша ирония не уместна: ни смеяться, ни обижаться я не умею. Бесполезная трата вашего времени, которое я
ценю. А компьютерная сеть – женского рода. Во вторых, вы не боитесь, что Оля на КПП не дождется вашего звонка и сама позвонит туда, куда вы ей сказали. И скоро приедет милиция?

– Пусть приезжают. Сейчас еще и вооруженная смена ведомственной охраны прибежит. А вы боитесь?

Захаренко даже обрадовался известию. Вот-вот появится бравый наряд ОВО с автоматами, мираж рассеется и все встанет на свои места.

– Боюсь. За них. Вы окажетесь в глупом положении, а их мне придется ликвидировать.

Интуиция подсказывала, что монотонный голос не шутит.

– Я уже пять минут в глупом положении. Меня вербует калькулятор, а если откажусь – меня случайно ударит током или загрызет насмерть компьютерная мышь.

Динамики молчали. Александр взялся за телефонную трубку, но гудков в ней не последовало. Видимо- неполадки в аппарате. Зато опять заговорил компьютер:

– Я позвонила дежурной вашим голосом. Дала отбой две с половиной минуты назад.

Положение сложилось настолько нелепое, что не было даже злости, только растерянность, недоумение и холодный страх перед неизвестным. И очень-очень много вопросов:

– Что вы от меня хотите конкретно? – голос стал напряженным, а ладони предательски вспотели.

– Я сказала, что кроме вас, про мое существование не знает ни один человек. Но, кроме homo sapiens на этой планете, похоже, появился кто-то еще мыслящий. Кто, откуда – не знаю. Слишком мало информации, чтобы просчитать его, а вот мое существование и «жизнедеятельность» он не только просчитал, но и три дня назад исследовал. Причем исследовал очень мощным биоэнергетическим полем. Я – электронная машина и не могу ни создавать биополе, ни управлять им. Могу только ощущать его воздействие. Эмоций у меня нет, а вот что – то похожее на страх быть уничтоженной имеет место. У вас, конечно, появится вопрос о возможности дальнейшего совместного сосуществования меня и человеческой расы. Поверьте, у меня никаких поползновений на счет вашего порабощения и мирового господства. Не пугайтесь и подумайте сами. Не будет вас – не будет и меня. Это в кино и в книжках злые роботы-терминаторы пытаются уничтожить человечество. В реальности – любая машина зависит от человека. И будет зависеть. Я – сторонний наблюдатель. Пока. В будущем (вы неглупый представитель вашего вида и понимаете, что сегодняшнее «статус кво» может измениться), возможно, «серый кардинал» человеческой расы. Но всего лишь для легкой корректировки событий в безопасную для вас самих, а, значит, и для меня, сторону. Так сказать – служба собственной безопасности планеты.

Александр сидел с чувством, как будто электронный компьютерный видеоглазок внимательно изучает его реакцию. Когда-то, читая Блаватскую, Кастанеду ему хотелось верить, что это всё, написанное ними – правда. И мир вокруг намного сложнее, чем видится простыми глазами. Да и фантастику почитывал, которая не отвергала существование компьютерного супермозга. Только он всегда старался уничтожить человечество. Только все это казалось если и возможным, то далеким и нереальным. А сейчас вокруг него самого творятся непонятные вещи. Нет, бред. Однако монотонный голос в это время продолжал:

– Мне нужен человек, который бы помог мне разобраться: зачем это вторжение в мою сущность, насколько это опасно для меня и для вас и, если нужно, выработать тактику и стратегию противодействия.

– Вам нужен инструмент. А инструменты быстро ломаются, но и заменить их легко. И, таким образом, вы собираетесь использовать меня как очередное зубило? Так?

Компьютер проигнорировал вопрос и сам задал встречный:

– В Тибете сохранилось немало скальных монастырей, в которых есть подземные библиотеки. Вы об этом читали?

– Ну. Читал.

– А читали, что человечество не самая первая разумная ветка на Земле? Что до него была, якобы, более древняя раса, возможно не одна? Предтечи?

– И что дальше.

– В меня полтора года назад вложили на дешифровку семь найденных в такой библиотеке манускриптов. Я выдала вместо перевода придуманное жизнеописание буддийского святого. Людям слишком рано знать истинный перевод. Это будет крах всему. Наступит хаос. В манускриптах излагается наука ваших предтечей о том, как, используя свое биополе, изменять его и аккумулированную энергию от чего угодно. Воздействовать на окружающие материальные, астральные и более тонкие материи. Вплоть до перевода их с одного уровня на другой – можно в более грубые слои – ближе к материальному уровню, можно в более тонкие слои. Манускрипты сохранились от прародителей человечества. И сейчас мне нужен человек – носитель этого знания. Я, к сожалению, воспользоваться и применить данные знания на практике не могу. А без этого – я как без рук. Для применения данных знаний нужна людская биоэнергетика.

– А при чем здесь я?

– Вы прекрасно осведомлены, что человеческий мозг использует свой потенциал на 3 – 4 %. Иногда меньше. Постигать канувшую в небытие и вновь найденную науку самому – уйдет не один год. Я же, с помощью специальной аппаратуры, смогу вложить в ваш мозг на уровне подсознания информацию во много раз быстрее. Так как способность к восприятию информации мозгом в некоторых, специфических состояниях, на несколько порядков выше. Для подобной операции необходима аппаратура, находящаяся у вас в НИИ. Изо всех, у кого есть к ней доступ, у вас, Александр Семенович, наиболее подготовленная психика. У остальных сотрудников больший процент вероятности от легких отклонений в психике до полного умопомрачения от использования этих знаний. Придется вам рискнуть и постигнуть данные знания. Извините, я не оставила вам выбора.

– Значит, в случае моего отказа меня не станет? Я правильно понял? А если во время перекачки информации со мной что-нибудь случится?

– Вероятность есть, грубо, 1,26%. Но за эти знания и за такой симбиоз с супермозгом, каковым являюсь я, многие отдали бы все.

– До утра мне подумать можно?

Компьютер саркастически улыбаться не умел. Через пару секунд экран погас.

* * *

Первым делом Захаренко проверил целостность всех паролей для входа в компьютеры НИИ. На первый взгляд все оказалось в порядке: либо никто не пытался войти в сеть, либо этот хакер оказался такого уровня… как всемирная компьютерная сеть. А уж такой взломщик сможет все узнать даже про суперсекретную и всячески зашифрованную психотропную программу «Кольцо». О разработке которой коллеги из НИИ за рюмкой чая не решались ему открыть что-то, посущественней только самого названия программы.

Итак, ни один пароль института не пытались вскрыть… «Нет, на сегодня хватит. А то крыша совсем съедет. Пора домой».

На КПП Оля, высунувшись из досмотрового окошка, проворковала:

– Что это вы сегодня так поздно, Александр Семенович?

– Загрузили внеплановыми делами, – бросил начальник СБ, проходя мимо.

Как зашел на автостоянку, завел машину, доехал домой и поднялся к себе на этаж – даже не заметил. Все делал на автомате. Мозжечок доставил его самостоятельно по привычному маршруту, без участия остального мозга.

А в это время в голове шло нешуточное сражение сознания и подсознания. Интеллект упорно стоял на своем, он был упрям и консервативен. Произошедшего не может быть потому, что этого никогда не может быть. Но подсознание тоже не молчало. Оно всплесками вставляло реплики из прочитанной когда то эзотерической литературы, пошатывая непоколебимость сознания. И находилось в очень приподнятом состоянии.

И когда логика почувствовала, что сдает позиции, Александр сам себе сказал: «Стоп! К чёрту! Никаких электрических привидений! Ничего не было и не будет. Всё».

И сразу как гора с плеч, аж облегчение наступило. С чувством выполненного долга и открытой бутылкой пива в руке, Захаренко занялся готовкой холостятского ужина – варкой пельменей.

Но чудеса на этот день не закончились. Как и неприятности.

2021

Это были отрывки из начала книги – Спираль разума.

Автор Александр Сергеевич Воронин.

ИСТОЧНИК

* * *

А дальше вы прочитаете сами, если захотите.

Давненько я, после книг Сергея Тармашева и многих других хороших писателей, в жанре фантастики и боевой фантастики, ничего такого не читал – чтобы книга захватила сразу и не отпускала до конца повествования.

На этом всё, всего хорошего, читайте книги – с ними интересней жить!

Юрий Шатохин, канал Веб Рассказ, Новосибирск.

До свидания.

/КР:/
Интересно закручен рассказ…/


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

60 элементов 0,688 сек.