19.04.2024

Так Кремль сеет террор на Кавказе

+


Азербайджан

Одна из самых кровавых страниц конфликта в Нагорном Карабахе – резня, учиненная в феврале 1992 года в азербайджанском селе Ходжалы армянскими вооруженными силами. Там погибли около 500 человек, преимущественно гражданских, включая детей. Около 200 были застрелены или забиты (были найдены убитые выстрелами в голову женщины и дети, ноги которых предварительно связали проволокой). Другие погибли при попытке бегства, в том числе, замерзнув в горах. Еще около 500 человек получили ранения (в их числе – девочка, которой захватчики выжгли глаза). Около 150-ти человек числились пропавшими без вести.

Конфликт этот принято называть армяно-азербайджанским, но он не разгорелся бы так ярко никогда, если бы Кремль не оказал поддержку армянским националистам: создание в этом регионе очага напряженности было призвано позволить Москве контролировать как Баку, так и Ереван.

Известно, что штурмовали Ходжалы армянские ополченцы при поддержке российских военных из 366-го гвардейского мозырского мотострелкового, ордена Суворова, краснознаменного полка. Россияне били по жилым домам Ходжалы из танков и орудий. Это – известный факт, но позднее в уголовном деле, которое по факту этих злодеяний вела прокуратура Азербайджана, обнаружились менее известные подробности: оказывается, россиянам были обещаны деньги за то, чтобы они обстреляли Ходжалы. Поздразделение регулярной армии выступило в роли наемников. МНБ Азербайджана перехватило переговоры между ними, запись была приобщена к делу, в 2021 году азербайджанская газета «Зеркало» представила читателям фрагменты той стенограммы.
«Голос №1: «Миллион денег, где этот миллион денег? Замкомдива когда приезжал, говорил, что оставили один миллион денег на нас. Прием».
Голос №2: «Мы здесь каждый день до обеда …(ругается матом) месяц добивали всех … А деньги в банке не дают, сегодня жена поехала, обещали дать там не знаю миллион, не миллион. Потом 50 тысяч может дадут, но половина точно наша».
В том же деле – показания свидетеля Абышева З.А., бывшего членом отряда самообороны Ходжалы. Он рассказал, что перед штурмом город подвергся массированному обстрелу, танки и БМП при поддержке артиллерии начали наступление на город. Он видел русских офицеров и солдат на БМП и танках, а также среди пехоты, они кричали «сдавайтесь». Из допрошенных по делу свыше 300 свидетелей каждый второй подтверждал участие российских военнослужащих в ходжалинских событиях. Военослужащие также продавали ополченцам оружие и боеприпасы.

Чечня

Два вторжения России в мятежную Чечню были более масштабными кампаниями, и потому документов по совершенным там преступлениям больше. Показательно, что вторжение в 2000 году Кремль также называл не войной, а «операцией». Приведем лишь выборочные документы, указывающие на характер ее ведения:
Из доклада «1994-2004. Военные преступления и политика террора в Чечне«, составленном организацией «Врачи без границ»: “Антитеррористическая операция” по масштабам насилия превосходит первую кампанию в десятки раз. После длительных интенсивных бомбардировок, в результате которых уничтожены целые города и села, и более 200 000 жителей Чечни вынуждены искать приюта в соседних республиках, наступает период, именуемый федеральными властями “фазой нормализации”. Он характеризуется установлением режима террора, в результате которого тысячи мирных жителей погибают в ходе зачисток и в лагерях пыток».

Из отчета правозащитного Центра «Мемориал» узнаем, как в Первую чеченскую россияне «зачищали» от боевиков село Самашки: его обстреливали из минометов, БМП и из автоматов, убили более ста местных жителей, не менее 30 мужчин были расстреляны после задержания. «Зачистка» сопровождалась грабежами, поджогами домов, избиениями людей. В отчете – фотосвидетельства того, как во дворах закапывали тела.

«Самая распространенная причина гибели мужчин – расстрелы на месте задержания, как правило, сразу после входа военнослужащих в дом или во двор, иногда после предварительных избиений», – говорится в докладе. Правозащитники собрали множество свидетельств, среди них – рассказ местной жительницы Карнукаевой:

«Дома сожжены. Мне сейчас некуда идти. Я голодная, холодная осталась на улице с 4 детьми. Детей избивали передо мной даже. Это было позавчера – 8-го числа [апреля 1995 года]. Как услышали шумы машин, танков, побежали к соседям, спрятались у них в подвал. Заходят они в соседский двор, кричат деду: «Где кто здесь?», Дед, наверное, испугался, подумал, что бросят в подвал что-то, говорит: «У меня там женщины и дети». «Ну-ка, пусть выходят!». Стоит — прямо автомат на нас. Как пацаны выходят, сразу ногами их бьют, на колени к стенке сразу ставят детей. Им 12-13 лет. И нас. Последний когда вышел [солдат], говорит: «Есть кто еще?». Мы говорим – «нет». И закинул гранату. Потом детей избивать. Я плачу, у меня девочка 5 лет тоже плачет: «Отдайте их, отдайте». Мужа моего, Алика, взяли, деверя моего, Хусейна, инвалида без руки, забрали. Забрали и двоих сыновей моих. Через час они [сыновья] вернулись домой, а мужа моего забрали, прямо во дворе раздели. Голым забрали. Даже рубашки на них не оставили… Их [сыновей] ставят к стенке, бьют пинком под зад, а сын говорит: «Дядя — вы нас не убьете? Не убьете?». А военный взял голову и об стенку его».

Иногда люди гибли, когда внутрь их домов забрасывали гранаты. Местный житель Лечи Арсаев утром 8 апреля был застрелен с расстояния около 20 метров, без попытки задержать его, в тот момент, когда он вывешивал белый флаг на заборе своего дома. Иногда трупы сжигали. Известен случай, когда 62-летнего мужчину, раненого прежде при артобстреле, добили в упор очередью из автомата, после чего тело облили бензином и подожгли.

Грузия

Тот же метод «разделяй и властвуй», что и в Карабахе, был применен Кремлем в Осетии: что может быть «эффективней», чем стравить между собой соседей? Читаем отчет Human Right Watch, выпущенный в 2009-м году:

«Когда Россия в августе 2008 г. вводила свои силы в Грузию, в том числе в Южную Осетию, которая де-юре является частью грузинской территории, она действовала без согласия Тбилиси и в отсутствие двустороннего соглашения. Соответственно, Россия приобрела статус оккупирующей державы, как фактически контролирующая часть грузинской территории. Россия в целом не выполняла своих обязанностей оккупирующей державы в части обеспечения, по возможности, общественного порядка и безопасности на контролируемых территориях. Это позволило осетинским силам в массовом порядке совершать грабежи и поджоги грузинских домов и убивать, избивать, насиловать и терроризировать жителей. Российские посты, выставленные 13 августа в Южной Осетии , на время приостановили грабежи и поджоги, однако всего через неделю они были сняты без объяснения причин». Далее – все то же: внесудебные расправы, мародерство, поджоги, чинимые осетинскими военными под прикрытием российской армии, продвигавшейся вперед.

«Медленное и устойчивое наращивание конфликта привело в 2008 г. к тому, что к моменту начала войны большинство молодых людей, женщин и детей уже покинули села в окрестностях Южной Осетии и Гори в поисках безопасности в других частях Грузии. Население, которое оставалось в пострадавших от конфликта селах, в основном состояло из пожилых людей, которые решили остаться, чтобы присматривать за своими домами и домашним скотом.

Одна потерпевшая пожилого возраста, остававшаяся во время войны в селе Каралети, заявила, что у нее и мужа «было семь коров, и они не не могли уйти из села и все оставить». Ее муж был убит южноосетинцами, когда пошел покупать сигареты [приложено фото стены со следами пуль на одной из улиц села Каралети, где произошло убийство мужа опрошенной женщины – прим. «Детали»]», – свидетельство из отчета FIDH, Международной Федерации за права человека, объединяющей 184 правозащитные организации по всему миру.

Европейский Суд по правам человека в 2021 году подтвердил факт проведения в августе 2008 года на территории Грузии этнических чисток. Согласно постановлению ЕСПЧ, Россия несет ответственность за неправомерное задержание 160-ти грузинских мирных жителей южноосетинскими войсками в Цхинвале, и за применение пыток к захваченным грузинским военным.

Грузины не забыли ни ударов прямой наводкой по жилым домам, ни угроз разбомбить Тбилиси – неудивительно, что в этой стране так поддерживают сегодня Украину, сражающуюся с их давним врагом.

Террор – привычный метод российской армии

В 2019 году «Новая газета» рассказала о зверствах, которые наемники из ЧВК «Вагнер» творили в Сирии. Там человека, дезертировавшего ранее из армии Асада араба, российские «борцы с ИГИЛ» забили кувалдой, потом отрезали ему голову, потом отрубили ему саперными лопатками руки, потом изувеченный труп подвесили и сожгли на костре. Все это под веселую музыку и песни.

Никто из участников казни не был наказан. Потому, когда стали поступать сообщения о зверствах, чинимых россиянами в Буче и других украинских городах, удивляться было нечему: эти способны на все. О скорых на пытки, мародерство и расправы в Ливии, ЦАР и других местах военных, где орудуют вооруженные россияне, сообщалось уже неоднократно.

Но вернемся на Кавказ. Даже самые жестокие меры россиян почему-то не избавляют его от «террористов» – скорее всего, потому, что и цели такой не стоит. Чем же иначе оправдывать действия собственных силовиков? Дагестан, первым сейчас поднявшийся на борьбу с мобилизацией, по сей день оставался неспокойным регионом, ФСБ то и дело вводило «режим контртеррористической операции» то в одном, то в другом районе республики, так что в «путинские стабильные» тут не стало тише, чем в «лихие девяностые». «Кавказский Узел» год за годом ведет хронику бесконечных перестрелок, арестов и ликвидаций, а адвокат Шагиль Магомедов, сотрудничавший ранее с Центром «Мемориал», утверждал в беседе с «Кавказ-Реалии», что Дагестан лидирует по числу сфабрикованных дел «о терроризме», которые позволяют силовикам держать в страхе и подчинении местное население. Зато члены этнических банд в это же самое время в российских городах чувствуют себя вольготно – на фронт их не забирают, в поле зрения силовиков они не попадают.

Террор давно уже является официальной политикой Кремля. Москва натравливает друг на друга народы, поддерживая радикалов с обеих сторон с тем, чтобы затем «крышевать ситуацию». Там, где это не получается, в бой идут вооруженные части – опять же, под лозунгом «борьбы с террором», творя беззаконие на взятых под контроль территориях или отдавая их в руки бандитам из числа местных. Замазать кровью – принцип, от которого в новейшей истории российской армии не отказывались никогда.

Поэтому весь Кавказ – Ичкерия и Дагестан, Кабардино-Балкария и Ингушетия, Азербайджан и Грузия – смотрят сейчас с надеждой на Украину. Равно как и бывшие советские республики Средней Азии. Каждая победа ВСУ приближает и их освобождение от российских имперцев, все еще надеющихся восстановить тюрьму народов, в которой у них осталась бы роль надзирателей и палачей.

Эмиль Шлеймович, «Детали». Фото: AP Photo/Aziz Karimov⊥

/КР:/
УЖАС да и только!!!

 


61 элементов 0,708 сек.