24.06.2024

Самый прославленный генерал США предупреждает Израиль: «Не повторяйте наших ошибок!»

+ +


Петреусу до сих пор трудно осознать масштаб военной ошибки Израиля, приведшей к успеху нападения ХАМАСа 7 октября. И он разочарован тем, что израильские лидеры все еще не разработали четкого плана действий на период после окончания войны – так же, как два десятилетия назад американцы не имели всеобъемлющей стратегии выхода из войны после свержения Саддама Хусейна.

В минувшую пятницу генерал с тревогой следил за последними событиями — за несколько часов до того, как израильская пехота и бронетехника вошли в сектор Газа, что было названо началом второго этапа войны.

Для достижения победы в войне высшее гражданское и военное руководство должно правильно выполнить четыре задачи», — сказал он в интервью «ХаАрец», ссылаясь на свою недавно вышедшую книгу, написанную в соавторстве с британским историком Эндрю Робертсом — «Конфликт: Эволюция военных действий с 1945 года до Украины»:

правильно сформулировать большие идеи (стратегию);

донести эти большие идеи до военных и всех заинтересованных в исходе конфликта;

проконтролировать реализацию больших идей;

и, наконец, по мере развития событий — определить, как нужно доработать большие идеи, чтобы выполнять поставленные задачи снова и снова.

Первая задача — определение стратегии – выполнена: «Премьер-министр и его кабинет заявили самую крупную из задач: военные и политические элементы ХАМАСа должны быть уничтожены». Но как с другими целями? Петреус предостерегает: хотя у ЦАХАЛа есть четкая стратегия выполнения «очень важной миссии», ее придется реализовывать «в наисложнейших городских условиях».

Петреус с января 2007-го по сентябрь 2008 года занимал должность главнокомандующего многонациональными силами в Ираке. В июне 2010 г. стал командующим силами США/НАТО в Афганистане. Когда Петреус говорит, что миссия ЦАХАЛа «не может быть еще более сложной», он исходит из своего многолетнего опыта ведения боевых действий против «Аль-Каиды» в Афганистане и «Исламского государства» в Ираке.

«Мы провели множество тяжелых боев в крупных городах против «Аль-Каиды», экстремистов, повстанцев и ополченцев, поддерживаемых Ираном. Но ни одно из этих сражений даже отдаленно не похоже на то, что предстоит в городе Газа», — отмечает Петреус.

Для выполнения поставленной задачи ЦАХАЛу придется «зачистить буквально каждую комнату, подвал, здание и туннель». Впрочем, даже этого недостаточно: после системной зачистки «и последующего удержания каждого дома, квартала и района» необходимо «оставить солдат в каждом здании, чтобы враг не смог вновь проникнуть в них».

ЦАХАЛу предстоит » уничтожение противника, прикрывающегося гражданскими лицами в качестве живого щита». У ХАМАСа есть террористы-смертники, самодельные взрывные устройства, обширная сеть туннелей. Хамасовцы будут «размещать заложников так, чтобы усложнить тактические операции, использовать мины-ловушки. Доскональное знание городской местности» поможет ХАМАСу создать оборону, которую он планировал «в течение месяцев, если не лет».

— Означает ли это, что «большую идею», нужно пересмотреть?

«Она будет очень тяжелой и иметь высокую цену, в плане жертв среди израильтян, а также ущерба и разрушения инфраструктуры. Но, повторюсь, я не вижу альтернативы, учитывая, что ХАМАС совершил варварское убийство 1400 человек. Если отмасштабировать на душу населения в США, это составляло бы более 50 тысяч американцев – а во время терактов 11 сентября погибли около 3 тысяч невинных мирных жителей.

ХАМАС показал себя экстремистской, террористической организацией, эквивалентной «Исламскому государству» (хотя эта аналогия не идеальна), уничтоженному в Ираке в ходе операции, которой я имел честь командовать.

Члены ХАМАСа непримиримы, с ними нельзя вести честные переговоры, их нужно уничтожать».

Тем не менее, подчеркивает генерал, достиженияч главной цели — уничтожить ХАМАСа — недостаточно.

«Очевидно, что палестинцам Газы надо четко обозначить, в течение какого времени они должны уйти на юг, а также — какой может быть жизнь в Газе после уничтожения ХАМАСа.

Необходимо также иметь представление о том, кто будет управлять сектором после ликвидации политического крыла ХАМАСа.

Кто будет контролировать возврат к мирной жизни, распределение гуманитарной помощи и восстановление инфраструктуры. Я не вижу альтернативы – какое-то время этим придется заниматься Израилю. Однако должно быть сформулировано видение и на последующий период.

Израиль резонно желает, чтобы дееспособная, пользующаяся международной поддержкой палестинская структура взяла бы на себя ответственность как за управление Газой, так и за то, чтобы остатки ХАМАСа не смогли восстановиться и попытаться вернуть контроль здесь. Такую структуру, надеюсь, поддержат ведущие арабские страны, а также США, Европейский Союз и другие».

«Кроме того, — продолжает отставной генерал, — должно быть описание, как Израиль может работать с Палестинской администрацией (при всем ее несовершенстве), чтобы создать условия, позволяющие в итоге реализовать решение о двух государствах. Тогда как решение об одном государстве будет иметь, мягко говоря, катастрофические последствия».
Необходима ясная альтернатива, при которой реализуема новая форма управления и жизни для той части палестинского населения, что не поддерживает террор. Петреус на собственном опыте убедился в неспособности американских вооруженных сил сформулировать четкий стратегический план на следующий день после свержения Саддама Хусейна.

Когда войска его 101-й воздушно-десантной дивизии очистили иракский город Эн-Наджаф, он связался со своим начальником и сообщил ему две новости, хорошую и плохую. Хорошая: Наджаф взят. А на вопрос, какова плохая, он спросил в ответ: что теперь мы будем с ним делать?

Чем дольше длится война в Газе, тем сильнее становятся опасения Петреуса, что руководство ЦАХАЛа окажется в ситуации, в какой он сам был 20 лет назад:

«После свержения режима Саддама Хусейна в Ираке наше постконфликтное планирование было неадекватным, а затем мы усугубили эту ситуацию, реализовав несколько весьма ошибочных крупных идей. Например, увольнение всех иракских военных без объяснения, как им обеспечивать свои семьи, а также увольнение десятков тысяч бюрократов, поскольку они были членами партии «Баас», без согласованного процесса примирения, который позволил бы им вернуться на свои государственные посты, необходимые для управления страной».

Воочию убедившись в неспособности армии США и вашингтонской администрации выработать эффективную стратегию в Ираке, боевой генерал снова вернулся в эту страну в 2007 г. с намерением действовать по-другому.

На этот раз, став командующим американскими войсками на всей территории Ирака, он применил стратегию, которую часто называют «доктриной Петреуса». Благодаря ей удалось стабилизировать ситуацию с безопасностью, снизить уровень насилия как минимум на 90%.

 

Ирак

Фото: AP Photo/Hadi Mizban

 

Два основных принципа новой стратегии: с одной стороны, масштабная интенсификация военных действий США с акцентом на Багдадский регион, включая переброску 20 тысяч американских солдат в дополнение к 150 тысячам уже находящихся на местах.

Но одновременно строили «мост» к населению, устанавливали доверительные отношения с местными лидерами, применяли финансовые стимулы, прекратили бомбить объекты инфраструктуры и повторное трудоустроили многих иракцев, включая даже бывших террористов, на посты в оборонных и полицейских силах.

Стратегия привлечения помощи местного населения превратила американские войска из жестоких захватчиков в союзников.

Именно это позволило вывести американские войска из Ирака в декабре 2011 г. Однако потом из-за действий премьер-министра Ирака Нури аль-Малики «иракские силы безопасности отвлеклись от «Исламского государства», что позволило ему «воссоздаться» и в кратчайшие сроки приступить к созданию экстремистского халифата на севере Ирака и северо-востоке Сирии.

Урок, который должен извлечь из этого Израиль — необходимость разработки плана, «который станет частью постконфликтной фазы.

План нужен не только, чтобы заботиться о палестинском народе, устранить ущерб и восстановить регион», но и «чтобы ХАМАС и «Исламский джихад» никогда больше не смогли контролировать территорию рядом с Израилем».

До этого ШАБАКу, Моссаду, разведке ЦАХАЛа и подразделению 8200 удавалось выявлять планы и намерения терактов еще до их реализации, что зачастую позволяло предотвратить их. С терактом 7 октября этого не произошло в силу ряда факторов.

Во-первых, ХАМАС явно повысил уровень своей оперативной безопасности; судя по всему, он начал прокладывать, как мы это называем, «полевую проволоку» через туннели в Газе, чтобы иметь возможность общаться по контролируемым только им наземным линиям, а не по мобильным телефонам или через Интернет, поскольку эти данные можно перехватить. Террористы также распространяли дезинформацию, нацеленную на источники ШАБАКа.

«Окончательное расследование, скорее всего, покажет, что в различных разведывательных службах имелась информация, способная служить так называемыми «индикаторами и предупреждениями», но ее не собрали воедино. Точно так же после терактов 11 сентября мы обнаружили, что информация оказалась разрозненной: ФБР знало одно, ЦРУ-другое, но мы никогда не соединяли точки должным образом», — сказал генерал Дэвид Петреус.

Цах Йокед  Фото: AP Photo/Cliff Owen
 


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

62 элементов 3,077 сек.