Иерусалим

Москва

Нью-Йорк

Берлин




Леонид Ходос - О себе 2часть /Авторские материалы/

Категория:  Колонка редактора




Шрифт:  Больше ∧  Меньше ∨
Выберите язык:



Начало на сайте от 03.01.22  
Ссылка https://newrezume.org/news/0-0-0-45972-10

2 часть

Оказавшись за проходной завода, я не знал, что мне делать. При этом твёрдо решил, что дома никто не узнает о происшедшем. Гордыня. Я должен был сам найти решение. И я его нашёл. Стал работать грузчиком на Главпочтамте.

С благодарностью вспоминаю то время и водителя грузовика, с которым мы на пару работали. Это был бесконечно влюблённый в Ленинград человек. Передвигаясь по городу, он мне много рассказывал об архитектуре и истории нашего с ним славного города. С этими рассказами как-то незаметно пролетали рабочие дни, несмотря на большую усталость – мальчик не привык к работе грузчиком. Но… опять же самостоятельное преодоление проблем закаляло характер, который и без того у меня был не самый сладкий.

На этой работе я познакомился с подобной судьбой - молодым человеком, не поступившим в институт, евреем. До этого времени у меня практически не было друзей – евреев. Он так же работал грузчиком.
Оказалось, что ему негде было жить. Я попросил тётю, у которой была комната в коммуналке рядом с родительской, на время её отсутствия, пожить ему в ней. Мы с ним всё делили поровну, в свободное время отдыхали вместе и по девочкам тоже ходили вместе.

Однажды он попросил меня помочь ему перевезти его сестру на новую квартиру. Они оба были из Оренбургской области, города Бузулук, куда семья была эвакуирована из Белоруссии.
Вот тогда – то я и познакомился со своей будущей женой. Мы начали с ней встречаться, а брат был категорически против, зная меня и моё отношение к девушкам. Он сгоряча даже заявил ей, что, если наши отношения зайдут слишком далеко, то он убьёт меня. Молодость, горячность! Все мы проходили через подобное.

В сентябре 1958 года мама на рынке купила индюшку. Результат: мама, сестра и я, а папа каким-то образом сбежал, оказались в Боткинских бараках с отравлением.
Естественно, что в это время мы с моей Томулей не могли встречаться. По выписке из больницы, она рассказала мне, что с целью забыть меня, она начала встречаться с курсантом военноморского училища.

Мы вновь каждую свободную минуту проводили вместе. Какое это прекрасное чувство Любовь! И сегодня, в свои почти уже 82, я знаю, что я – самый счастливый человек на свете: я любил и меня любили.

По понятной причине мои родители были категорически против моих постоянных встреч с Томулей. Мама даже говорила, что уж лучше встречайся, как раньше со многими, чем с одной…  

В октябре месяце 1958 я поставил в известность родителей, что мы с Томулей решили подать заявление в ЗАГС на регистрацию брака.


 Моя мамуля взмолилась, чтобы мы отложили на время свою регистрацию, потому что, якобы по еврейскому обычаю, младший должен пропустить вперёд старшую сестру, которая была старше меня на 8 лет и она с будущим мужем должны были зарегистрировать свой брак в том же октябре месяце. Отказать мамуле я не мог и мы с Томулей перенесли свою регистрацию на ноябрь месяц 1958 года.

Томуля нервничала, а как отреагируют её родители. Я её успокаивал, как мог. Мы пришли на междугородку и она позвонила родителям в Бузулук. Рассказала о своём намерении, но мне показалось, что по ту сторону связи были недовольны и я, со всей молодой наглостью, взял трубку у Томули, представился и сказал, что хотят они или не хотят, но Томуля станет моей женой. Какое – то время было молчание в трубке, но потом я услышал слова папы Томули, что раз вы любите друг дуга , если вы так решили, пусть так и будет. Мы там же обнялись и расцеловались с Томулей.

Мой папа пригласил Томулю на встречу и убеждал её отказаться от бракосочетания со мной, объясняя это тем, что у меня никогда не было еврейских девочек, что я наиграюсь с ней и брошу и, что это будет кошачья свадьба, и так далее. Она сказала ему, что любит меня и, несмотря ни на что, выйдет за меня замуж.

Итак, мы расписались 30 ноября 1958 года. Мы сняли угол за ширмой у каких-то пожилых людей и были счастливы. Что нужно молодым людям кроме любви! Ответ – только любовь!
Оба работали.  У Томули было среднее финансовое образование.

Уходя из дома, я своему папе сказал, что у нас с Томулей будет не кошачья свадьба, а красивая долгая совместная жизнь. Мы прожили вместе 51.5 год до последнего её дня в 2010 году 11 апреля. Я знаю, что она всё видит и всё знает там наверху в небесах.

Бытовые условия жизни, конечно, были ужасными, любовь молодых людей за ширмой в одной комнате с хозяевами комнаты в коммунальной квартире.
 Тем не менее Томуленька очень быстро забеременела. Беременность проходила тяжело – токсикоз.

У тёти Тамары во Всеволожске под Ленинградом был огромный частный дом. И она предложила нам зимой уже 1959 года перебраться жить в этот дом бесплатно, но быть как бы сторожами. Томуля родила прекрасную девочку – красавицу Ринуленьку.

Дров не было. Мы часто грипповали. Есть было нечего. Наш дневной рацион состоял из хлеба, солёных огурцов и подсолнечного масла. Однажды я узнал, что моя мама нет нет да  и подбрасывала Томуле 10 рублей. Я потребовал от жены не брать никаких подачек. Раз решили жить самостоятельно, значит всё должны преодолеть сами.

Это моё упрямство привело к тому, что Ринуля в первый год жизни перенесла два воспаления лёгких. Вода замерзала в комнате, где спали мы и ребёнок. На дрова денег не было.
Молодость – великое время. Ложились в кровать и Томуля любила слушать, когда я ей вслух читал Куприна, Лермонтова и других классиков.

Ситуация с ребёнком всё же заставила меня забыть на время дурацкие принципы и я написал просьбу брату в Североморск об одолжении мне иксовой суммы с последующим возвратом. Брат мне ответил, что, если он мне один раз поможет, то я никогда не встану на ноги. Я был ужасно зол. Но… по жизни он оказался прав.

 К родителям я принципиально не хотел обращаться, памятуя слова отца о нашей с Томулей совместной жизни.

Как – то я сразу нашёл сдельную работу в качестве сварщика на заводе.  Очень быстро освоил новую профессию. Начал зарабатывать очень приличные деньги по тем временам.
Когда - то в детстве я смотрел фильм о металлургическом заводе. Вид расплавленного металла завораживал меня какой – то своей могучей силой. Поэтому я с восторгом начал работать сварщиком –точечная сварка. Я часто ночью спал на полу в цехе, Желание зарабатывать, как можно больше, не считаясь со временем, было побуждающим мотивом.

Я был победителем соцсоревнований, вносил какие –то рацпредложения, что по тем законам позволяло мне работать в течении полугода по старым расценкам, а другим рабочим эти расценки ужесточались. Был момент, когда рабочие хотели меня побить за это. Один из старых рабочих объяснил мне что к чему и я свой порыв стал сдерживать.

Возвращаюсь к жизни в доме у Тамариной тёти. Она сдала студентам мальчишкам вторую часть дома. Я, возвращаясь домой после дикой усталости, но счастливый, что хорошо зарабатываю, однажды услышал со второй половины смех и голос своей жены. Понятно, что она молодая с маленьким ребёнком, я много времени провожу на работе, а ей скучно.
Этот вывод был новым полезным ударом по голове. Я в свои уже 20 лет понял, что семья может быть разрушена.

Опять же не знаю откуда у меня появилась наглость, я явился к директору завода и попросил его разрешения на неделю пропускать на завод Томулю во имя спасения молодой семьи. Как не странно, но он дал согласие.


Томуля не имела ни малейшего представления, что такое завод. До того она где – то работала счетоводом.
Уж не помню как уговорил Томулю помочь мне на работе. Вопрос, а как же ребёнок. Дело в том, что мы уже могли позволить себе нанять женщину для ухода за Ринулей на несколько дней.

Итак, Томуля у меня в цехе. Я познакомил её с правилами техники безопасности. Первое и главное, Тяжёлый передник, не зашнурованная обувь – защита на всякий случай, если расплавленная капля металла попадёт в обувь, чтобы скорее сбрасывать её и защитные очки.
Кстати, где –то минимум лет 5-6, уже после перехода на другую работу, из меня тело выдавливало эти капли, а очки надо было часто менять.

Как принято, первый блин комом. Один из башмаков она всё же не до конца расшнуровала и капля металла обожгла её нежную ножку. Дикий вопль. Её хватило не на неделю, а только на три дня.
 Томуля взмолилась, сказала, что всё поняла, каким тяжёлым трудом зарабатываются деньги, что этой науки ей хватит на всю жизнь и наша жизнь опять потекла в привычном русле любви и взаимопонимания и взаимоподдержки.

Родители Томули решили переехать в Ленинград поближе к детям и все мы стали жить во Всеволожске под Ленинградом, по - моему это где –то 36 км от Ленинграда.

Мама Юля, до войны певица Минской Филармонии, а папа Давид –электрик монтажник 6-го самого высокого разряда.
Оба с 1914 года.


Подробности в продолжении.


 


Автор: Леонид Ходос - Израиль - Авторские материалы
Переслал: Леонид Ходос - Израиль - Авторские материалы
Внимание! Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции. Авторские материалы предлагаются читателям без изменений и добавлений и без правки ошибок.


Приглашаем на наш Телеграм-канал.

100%
голосов: 22


РЕКОМЕНДУЕМ:

ТЕГИ:
очерки

ID материала: 46004 | Категория: Колонка редактора | Просмотров: 2553 | Рейтинг: 5.0/22


Всего комментариев: 1
avatar
1
С нетерпением жду продолжения! Вот она, сама жизнь!


Мы уважаем Ваше мнение, но оставляем за собой право не публиковать Ваш комментарий.
avatar
Подписка



Поиск


Архивы
Архив 2011-2022
Архив рассылки

Мы в Фейсбук


Нажмите "Нравится", чтобы следить за новыми материалами.

www.NewRezume.org © 2011-2022
Администратор
a1@newrezume.org
Яндекс.Метрика Индекс цитирования
Сайт содержит материалы (18+)
Правообладателям | Политика конфидециальности | Вход