Иерусалим

Москва

Нью-Йорк

Берлин

Главная » Очерки. Истории. Воспоминания » Игорь Леш - СЕМЁН МАРКОВИЧ /Авторские материалы/

Игорь Леш - СЕМЁН МАРКОВИЧ /Авторские материалы/

Категория:  Очерки. Истории. Воспоминания




Шрифт:  Больше ∧  Меньше ∨
Выберите язык:



Семён Маркович имел небольшой рост и большой нахэс. Последнее было совсем не то, о чём мог бы подумать его сосед, пролетарий Митя, если бы мог. Это было счастье. Счастье жить долго, а перед этим долго жить в стране побеждающего интернационализма.

Победа не состоялась, но победители и побеждённые остались. Себя Семён Маркович, вопреки всем реалиям, не видел побеждённым. Пока можешь бороться, считал он, ты не побеждён.

К небольшому росту СМ (Семён Маркович) имел стальной характер и огромную голову. И по размерам, и по уму, сообразительности, веками накопленной изворотливости и огромному числу интереснейших историй.

Ещё в свои 92 года СМ имел любимую жену, имел ясно мыслить и столько здоровья, что мог ходить дальше ближайших магазинов. При этом мог поспешить, не зажечь утром свет, сделать пару шагов и упасть, оставив следы крови от своей головы на полу. Нахэса хватило и здесь: СМ сам ходил на перевязки.

А ещё СМ имел чувство юмора – суръ-ёзного помощника в борьбе со всеми своими нахэсами. Когда любимая жена спросила, как себя чувствует его голова, СМ ответил:

– Очень хорошо. Готова к новым падениям.

Я вошёл в жизнь СМ, когда он решил: иметь 92 свои года, 90 лет любимой жены и не иметь рядом любимого сына – так никакого нахэса не хватит жить дальше.

Жизнь сына СМ давно протекала на исторической родине, где зависти и врагов (и внутри, и особенно вне страны) было тоже не пересчитать, но объясняться с самыми злобными из них помогал товарищ Узи.

СМ собрался к сыну. К 92-м годам его богатство состояло из очень неплохой квартиры в престижном районе, библиотеки на пол этой квартиры (потерявшей свою денежную ценность) и, как я говорил, из огромного количества очень интересных историй в его светлой голове.

Я помогал СМ-у превратить квартиру в устойчивые дензнаки и своим благодарным вниманием превращать истории из его головы в замечательные рассказы.

 

ПОПЫТКА

или первый блин на дороге Семёна Марковича к учёному званию – комом

 

– Прошу вас, Авдей Гордеевич, наш дорогой парторг, завизируйте бумагу.

– Так-так-так, Семён Маркович… Так-так-так… М-э-э-э, дорогой мой… М-э-э-э… Вы понимаете, дорогой Семён Маркович… Тут такое дело… Ко мне как раз… м-э-э-э… уже… м-э-э-э… обратились несколько сотрудников… И все, понимаете, хотят защищаться*! Собссс-но гря, я… м-э-э-э… совсем не против… но… м-э-э-э… столько защитников, столько защитников! А нам нужны нападающие! Гы-гы! Нападающие! Такие, как вы! И потом: у вас столько рацпредложений…

– 24.

– И, если я не ошибаюсь, 3 изобретения!

– Вы не ошибаетесь.

– Вы – наш лучший нападающий! Так, как вы, никто не может! Только вы! Так искусно м-э-э-э… переходить в нападение и доказывать всяким неучам, что наш институт совершенно не виноват в авариях на их объектах. Только вы можете находить истинные причины, атаковать их доводы и блестяще раскладывать их м-э-э-э… на лопатки. Удар, удар, туше… Противник разбит!

– Никогда не думал, что мои изобретения и мои, как вы говорите, победы помешают вам поставить своё фак-симиле…

– Что вы, что вы! Я обязательно поставлю! Но… м-э-э-э… нужно немножко подождать. Вот решится вопрос с нашими соискателями… Ну, они же обратились до вас! И как только, так сразу…Я – с радостью!

Авдей вытащил не первой свежести платок, промокнул лысину и, оглянувшись на уходящего зловредного «недомерка», скривился:

– Что за мерзкая нация! Лучше всех всё знают, везде лезут… 2 %, так 2%! А у меня и без тебя дикий перебор. А ты, недомерок, ащщще сволочь! Какие вопросы задаёшь на политинформациях! И не подкопаешься – всё, вроде, в правильном русле… но как выворачиваешь, как выворачиваешь! Не хватает мне ещё одного остепенённого, хромого на 5-ю графу**!

 

ПРОРЫВ

 

– Семён Маркович, срочно зайдите к главному инженеру! Виктор Сергеевич сказал: сроч-но!!

– Семён Маркович, авария на Челябинском трубопрокатном. Виноваты, конечно, мы! Получите командировочные…

– Товарищ главный инженер, я совершенно не могу ехать. Вы же знаете, с моей кардиограммой… А последнее время сердце у меня особенно остро болит.

– Да, да, я знаю. Ну, не волнуйтесь, вы так! Мы устраним эту вашу острую боль. А сейчас срочно…

– Виктор Сергеевич, давайте установим причинно-следственную связь. Всё, как обычно: «деньги» - «стулья».

 

ПЫТКА

 

– Авдей Гордеевич, срочно зайдите к главному инженеру! Виктор Сергеевич сказал: сроч-но!!

– Авдей Гордеевич, авария на Челябинском трубопрокатном. Виноваты, конечно, мы! Получите командировочные…

– Товарищ главный инженер, я совершенно не могу! Политинформация…

Авдей вытащил не первой свежести платок, промокнул моментально вспотевшую лысину и, почему-то оглянувшись на входную дверь, привычно заблеял:

– М-э-э-э… у нас же есть… м-э-э-э… дорогой Семён Маркович… Семён… м-э-э-э… дорогой Маркович…

– Авдей Гордеевич, вы совершенно правы, Семён Маркович – очень дорогой. Он настолько дорогой, что купить его не-воз-мож-но. Но, – главный поднял указательный палец, – С ним можно, – палец плавно опустился, уткнувшись в грудь Авдею, отчего всё нутро последнего сжалось в тяжёлый ком, – С ним можно до-го-вор… что? -иться! Договориться! А то ведь, дорогой Авдей Гордеевич, вы как-то слишком засиделись, пора личным примером, так сказать… Вы ведь не забыли, что в первую очередь вы – инженер, такой же, как и Семён Маркович? Так что, на лихого коня, Авдей Гордеевич! Или… усадите на него Семёна… дорогого… Марковича.

Палец главного стал делать вращательные движения, отчего мебель в комнате, сам главный, стены и потолок начали медленно вращаться вокруг парторга.

– Авдей Гордеевич, – Авдей Гордеевич! – зрение прояснилось, и парторг увидел, как главный щёлкает пальцами перед его глазами, – Авдей Гордеевич, время пошло!

 

ВЗАИМОПОНИМАНИЕ – ВЫСШАЯ ФОРМА СЧАСТЬЯ

 

– Семён Маркович, мы потеряли день, пропустили сегодняшний поезд…

– Виктор Сергеевич, мы выиграли день: вот мой билет на сегодняшний самолёт до Москвы, а вот бронь на утренний рейс до Челябинска.

 

ЭРГО

 

Семён Маркович, эта головная боль, выдуманная советской системой для самой себя, и умело подогреваемая извне, решил очередную нерешаемую проблему в Челябинске, стал кандидатом технических наук в Харькове и остался непреходящим кошмаром парторга Авдея Гордеевича. Мозг последнего непрерывно сверлила мысль: а если эта сволочь захочет стать доктором наук?!

У Авдея Гордеевича стал нервно дёргаться глаз, он с трудом вставлял слова в своё блеяние, и, в конце концов, пошёл переучиваться на ветеринара. Чтобы быть ближе к… м-э-э-э…

 

____________________________________________________________________________________

* защищаться – в С. Союзе можно было считаться учёным, только став кандидатом или доктором наук. Для этого нужно было написать научную работу и успешно представить её, защитив от сомнений специальной комиссии. А без разрешения партийного органа… вы что, с ума сошли? Никакая комиссия не собиралась.

 

** хромого на с 5-ю графу – во всех советских анкетах в 5-й графе стоял вопрос «национальность». Хромыми на 5-ю графу были исключительно евреи. В эсэсэсэрии жили чуть меньше 2-х процентов евреев. И партийные бонзы решили, что и в науке их должно быть не более того.



Автор: Игорь Леш Израиль
Переслал: Игорь Леш Израиль
Внимание! Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции. Авторские материалы предлагаются читателям без изменений и добавлений и без правки ошибок.


Приглашаем на наш Телеграм-канал.
92%
голосов: 9


РЕКОМЕНДУЕМ:

ТЕГИ:
очерки

ID материала: 45124 | Категория: Очерки. Истории. Воспоминания | Просмотров: 741 | Рейтинг: 4.6/9


Всего комментариев: 0


Мы уважаем Ваше мнение, но оставляем за собой право на удаление комментариев.
avatar
Подписка



Поиск


Архивы
Архив 2011-2021
Архив рассылки
www.NewRezume.org © 2011-2021
Администратор
a1@newrezume.org
Яндекс.Метрика Индекс цитирования
Сайт содержит материалы (18+)
Правообладателям | Политика конфидециальности | Вход