Иерусалим

Москва

Нью-Йорк

Берлин

Главная » Мужчина и женщина » Страна забытых жён. Чем занимаются в Таджикистане супруги гастарбайтеров?

Страна забытых жён. Чем занимаются в Таджикистане супруги гастарбайтеров?

Категория:  Мужчина и женщина




Шрифт:  Больше ∧  Меньше ∨
Выберите язык:



23-летняя Сурайя Абдуллоева из города Бохтара заметно волнуется: пытаясь прикурить, она сломала две сигареты. «Я вышла замуж в восемнадцать лет, у нас родились двое детей: девочка и мальчик. Пару лет назад муж уехал в Новосибирск на заработки. Первое время исправно присылал деньги: 15 000 рублей в месяц. Но год назад я внезапно получила от него сообщение в WhatsApp, три раза — „Я с тобой развожусь, я с тобой развожусь, я с тобой развожусь“. В исламе этого достаточно, чтобы отношения между мужем и женой были закончены. Я пыталась до него дозвониться, мой номер оказался заблокирован, и он забанил меня во всех соцсетях. С того времени денег больше не приходило. Друзья потом по секрету рассказали, что в Новосибирске муж сразу нашёл себе новую девушку, гражданку Киргизии. Я устроилась на работу официанткой, получаю 700 сомони (4 350 рублей — Авт.)... Родители мои помогают детей кормить. Прошу всех знакомых ему говорить: „Разве ты мужик, где твоя совесть?“ Без толку, не отвечает».

Фото: АиФ/ Георгий Зотов

«Он уже с другой»

За последние годы такие поступки в Таджикистане перестали быть редкостью. Уедет парень из небольшого кишлака на заработки в Россию — и у него «шаблон порвался»: всюду полная свобода поведения, шикарные рестораны, роскошные иномарки, небоскрёбы. Человек быстро заводит отношения с новой дамой, а про супругу забывает: некоторые и развод не трудятся оформлять. Несколько лет назад целая группа женщин обратилась в миграционную службу Таджикистана с просьбой депортировать их мужей из России. Другие таджикские дамы записали грозное видеообращение и выложили его на Youtube, требуя от исчезнувших в российских мегаполисах супругов немедленно вернуться назад в семью.

«Это попросту неприятно, — жалуется мне 37-летняя Фируза Абдуррахманова из Хорога. — У нас шестеро детей, мой муж ещё в 2011 году поехал в Питер на стройку. Сначала всё нормально шло, каждый месяц деньги отправлял, с детьми активно общался по Skype. Потом перебои с переводами начались, мол, зарплату ему задерживают. И наконец рубли совсем поступать перестали, а мой номер оказался в „чёрном списке“. Пропал. Сестра встретила его в Питере, он уже с другой женщиной, и у них ребёнок родился! А я тогда здесь кто? Он со мной и развестись официально не захотел! Я на заказ вещи вяжу, денег хватает лишь в обрез на еду детям, сама постоянно голодная (плачет). Как ему вообще не стыдно, какой он мусульманин после этого?!»

Фото: АиФ/ Георгий Зотов

«Пусть платит, мерзавец!»

Миграционная служба Таджикистана разводит руками: она не имеет права вытащить человека из России.

Фируза обращалась и в ФМС РФ, но там ей ответили, что её муж не нарушает никаких законов, работает честно, поэтому оснований для депортации нет. «Пусть хоть алименты платит, мерзавец!» — рыдает Фируза.

Международная организация по миграции в 2009 году провела исследование и получила ужасающие данные: от 230 до 288 тысяч таджикских трудовых мигрантов, работающих в России, развелись со своими жёнами или перестали выходить с ними на связь. Организация Объединённых Наций запустила в Таджикистане программу «ООН-женщины»: её специалисты учат девушек, которых бросили уехавшие в Россию мужья, обеспечивать себя и детей.

Среди них — Саёхат Ташбекова. Находящийся в РФ супруг развёлся с ней по СМС через год после свадьбы, три раза прислав арабское слово «талак» («развод»). Саёхат вышла из депрессии, шьёт традиционные таджикские вещи и продаёт их в сувенирные магазины: она создала группу аналогично пострадавших односельчанок, они вместе делают на продажу платья и скатерти. Правительство Таджикистана поддержало проект ООН, официально признав покинутых жён и детей трудовых мигрантов социально уязвимой группой населения.

Фото: АиФ/ Георгий Зотов

«Сволочи эти мужики»

«В лучшем случае наши дети видят отцов раз в год: те приезжают на какой-нибудь один праздник, — признаётся 29-летняя жительница Душанбе Саида Нуруллоева. — Обычно болтают с папой по WhatsApp и Skype, но не каждый день. К соседке муж вернулся через пять лет из Красноярска, а сын его не узнал: забыл, как отец выглядит. На руки не пошёл, расплакался. Я со своим мужем три года прожила, затем он улетел в Россию асфальт класть. Пишет мне: „Тут девушки без хиджабов, в коротких юбках ходят, красавицы“. Ага, а меня, значит, заставлял хиджаб носить! Трое детей, им каждый день кушать надо, он говорил: „Займи денег, я всё отдам“. И однажды утром я просыпаюсь, а на телефоне — „талак, талак, талак“. Зашла к нему в Instagram, стала стыдить — он меня забанил. Денег на детей с тех пор ни копейки не вижу. Знаете, я женщина оборотистая: папа одолжил немного, открыла магазинчик свой, фрукты продаю, да пошёл мой супруг к шайтановой матери! Но сколько же молодых девчонок остались нищими, ведь в институт их муж не пустил, образования нет... А куда таких возьмут? Улицы подметать? Там тоже конкуренция. Некоторые девушки и на панель идут: что поделать, ребёнка же кормить надо. Я считаю, сволочи такие мужики. У таджиков привычно семью обеспечивать, детям помогать, за родителями ухаживать. А тут уехали — и по фигу им всё: они там красавчики, свободные мужчины Востока. Тьфу».

«Мы наш рай зарезали». Как Таджикистан прожил 30 лет после распада СССР?Подробнее

 

«Я так его любила»

Учитывая, что таких жён сотни тысяч, чиновники Таджикистана пытаются решить проблему: например, заключено соглашение с Россией о том, чтобы из зарплат мигрантов автоматически вычитали алименты. Но многие гастарбайтеры получают «серую» зарплату в конвертах, и отследить её трудно. Двоеженство тоже уголовно наказуемо, как ни крути. Тем не менее со стороны Российской Федерации сотрудничества в этой области пока нет: подумаешь, парень вторую жену завёл... Я считаю, что это неправильно, ведь подобные мигранты с самого начала пребывания в России нарушают закон (хотя бы насчёт двоеженства), и чёрт знает, как они поведут себя в дальнейшем.

«У нас женщина после развода лишается всего: родственники супруга могут выставить её из дома, — объясняет Сурайя. — Обидно по-человечески, я мужа так любила, детей ему родила, а оказалось, что ему на них и на меня плевать. Знаете, я бы даже простила его, если бы он вернулся, мне очень тяжело одной. Вот, фотку посмотрите. Увидите в России — скажите, что Сурайя его ждёт».

 

Женщины Таджикистана

23-летняя Сурайя Абдуллоева из города Бохтара заметно волнуется: пытаясь прикурить, она сломала две сигареты. «Я вышла замуж в восемнадцать лет, у нас родились двое детей: девочка и мальчик. Пару лет назад муж уехал в Новосибирск на заработки. Первое время исправно присылал деньги: 15 000 рублей в месяц. Но год назад я внезапно получила от него сообщение в WhatsApp, три раза — „Я с тобой развожусь, я с тобой развожусь, я с тобой развожусь“. В исламе этого достаточно, чтобы отношения между мужем и женой были закончены. Я пыталась до него дозвониться, мой номер оказался заблокирован, и он забанил меня во всех соцсетях. С того времени денег больше не приходило. Друзья потом по секрету рассказали, что в Новосибирске муж сразу нашёл себе новую девушку, гражданку Киргизии. Я устроилась на работу официанткой, получаю 700 сомони (4 350 рублей — Авт.)... Родители мои помогают детей кормить. Прошу всех знакомых ему говорить: „Разве ты мужик, где твоя совесть?“ Без толку, не отвечает».

Фото: АиФ/ Георгий Зотов

«Он уже с другой»

За последние годы такие поступки в Таджикистане перестали быть редкостью. Уедет парень из небольшого кишлака на заработки в Россию — и у него «шаблон порвался»: всюду полная свобода поведения, шикарные рестораны, роскошные иномарки, небоскрёбы. Человек быстро заводит отношения с новой дамой, а про супругу забывает: некоторые и развод не трудятся оформлять. Несколько лет назад целая группа женщин обратилась в миграционную службу Таджикистана с просьбой депортировать их мужей из России. Другие таджикские дамы записали грозное видеообращение и выложили его на Youtube, требуя от исчезнувших в российских мегаполисах супругов немедленно вернуться назад в семью.

«Это попросту неприятно, — жалуется мне 37-летняя Фируза Абдуррахманова из Хорога. — У нас шестеро детей, мой муж ещё в 2011 году поехал в Питер на стройку. Сначала всё нормально шло, каждый месяц деньги отправлял, с детьми активно общался по Skype. Потом перебои с переводами начались, мол, зарплату ему задерживают. И наконец рубли совсем поступать перестали, а мой номер оказался в „чёрном списке“. Пропал. Сестра встретила его в Питере, он уже с другой женщиной, и у них ребёнок родился! А я тогда здесь кто? Он со мной и развестись официально не захотел! Я на заказ вещи вяжу, денег хватает лишь в обрез на еду детям, сама постоянно голодная (плачет). Как ему вообще не стыдно, какой он мусульманин после этого?!»

Фото: АиФ/ Георгий Зотов

«Пусть платит, мерзавец!»

Миграционная служба Таджикистана разводит руками: она не имеет права вытащить человека из России.

Фируза обращалась и в ФМС РФ, но там ей ответили, что её муж не нарушает никаких законов, работает честно, поэтому оснований для депортации нет. «Пусть хоть алименты платит, мерзавец!» — рыдает Фируза.

Международная организация по миграции в 2009 году провела исследование и получила ужасающие данные: от 230 до 288 тысяч таджикских трудовых мигрантов, работающих в России, развелись со своими жёнами или перестали выходить с ними на связь. Организация Объединённых Наций запустила в Таджикистане программу «ООН-женщины»: её специалисты учат девушек, которых бросили уехавшие в Россию мужья, обеспечивать себя и детей.

Среди них — Саёхат Ташбекова. Находящийся в РФ супруг развёлся с ней по СМС через год после свадьбы, три раза прислав арабское слово «талак» («развод»). Саёхат вышла из депрессии, шьёт традиционные таджикские вещи и продаёт их в сувенирные магазины: она создала группу аналогично пострадавших односельчанок, они вместе делают на продажу платья и скатерти. Правительство Таджикистана поддержало проект ООН, официально признав покинутых жён и детей трудовых мигрантов социально уязвимой группой населения.

Фото: АиФ/ Георгий Зотов

«Сволочи эти мужики»

«В лучшем случае наши дети видят отцов раз в год: те приезжают на какой-нибудь один праздник, — признаётся 29-летняя жительница Душанбе Саида Нуруллоева. — Обычно болтают с папой по WhatsApp и Skype, но не каждый день. К соседке муж вернулся через пять лет из Красноярска, а сын его не узнал: забыл, как отец выглядит. На руки не пошёл, расплакался. Я со своим мужем три года прожила, затем он улетел в Россию асфальт класть. Пишет мне: „Тут девушки без хиджабов, в коротких юбках ходят, красавицы“. Ага, а меня, значит, заставлял хиджаб носить! Трое детей, им каждый день кушать надо, он говорил: „Займи денег, я всё отдам“. И однажды утром я просыпаюсь, а на телефоне — „талак, талак, талак“. Зашла к нему в Instagram, стала стыдить — он меня забанил. Денег на детей с тех пор ни копейки не вижу. Знаете, я женщина оборотистая: папа одолжил немного, открыла магазинчик свой, фрукты продаю, да пошёл мой супруг к шайтановой матери! Но сколько же молодых девчонок остались нищими, ведь в институт их муж не пустил, образования нет... А куда таких возьмут? Улицы подметать? Там тоже конкуренция. Некоторые девушки и на панель идут: что поделать, ребёнка же кормить надо. Я считаю, сволочи такие мужики. У таджиков привычно семью обеспечивать, детям помогать, за родителями ухаживать. А тут уехали — и по фигу им всё: они там красавчики, свободные мужчины Востока. Тьфу».

«Мы наш рай зарезали». Как Таджикистан прожил 30 лет после распада СССР?Подробнее

 

«Я так его любила»

Учитывая, что таких жён сотни тысяч, чиновники Таджикистана пытаются решить проблему: например, заключено соглашение с Россией о том, чтобы из зарплат мигрантов автоматически вычитали алименты. Но многие гастарбайтеры получают «серую» зарплату в конвертах, и отследить её трудно. Двоеженство тоже уголовно наказуемо, как ни крути. Тем не менее со стороны Российской Федерации сотрудничества в этой области пока нет: подумаешь, парень вторую жену завёл... Я считаю, что это неправильно, ведь подобные мигранты с самого начала пребывания в России нарушают закон (хотя бы насчёт двоеженства), и чёрт знает, как они поведут себя в дальнейшем.

«У нас женщина после развода лишается всего: родственники супруга могут выставить её из дома, — объясняет Сурайя. — Обидно по-человечески, я мужа так любила, детей ему родила, а оказалось, что ему на них и на меня плевать. Знаете, я бы даже простила его, если бы он вернулся, мне очень тяжело одной. Вот, фотку посмотрите. Увидите в России — скажите, что Сурайя его ждёт».

 

Женщины Таджикистана

© АиФ / Георгий Зотов

© АиФ / Георгий Зотов



Источник
Внимание! Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции. Авторские материалы предлагаются читателям без изменений и добавлений и без правки ошибок.


Приглашаем на наш Телеграм-канал.
78%
голосов: 7


РЕКОМЕНДУЕМ:

ТЕГИ:
мужчина и женщина

ID материала: 44900 | Категория: Мужчина и женщина | Просмотров: 615 | Рейтинг: 3.9/7


Всего комментариев: 0


Мы уважаем Ваше мнение, но оставляем за собой право на удаление комментариев.
avatar
Подписка



Поиск


Архивы
Архив 2011-2021
Архив рассылки
www.NewRezume.org © 2011-2021
Администратор
a1@newrezume.org
Яндекс.Метрика Индекс цитирования
Сайт содержит материалы (18+)
Правообладателям | Политика конфидециальности | Вход