Иерусалим

Москва

Нью-Йорк

Берлин

Главная » Общественно-политическая жизнь в мире » Эйхман

Эйхман

Категория:  Общественно-политическая жизнь в мире




Шрифт:  Больше ∧  Меньше ∨
Выберите язык:



Газета SZ опубликовала мощный текст, раскрывающий детали поимки Адольфа Эйхмана, одного из главных организаторов Холокоста. Раньше раскрытие тайны, где скрывается Эйхман, представлялось необычайной удачей талантливых агентов Моссада, теперь, спустя 60 лет, появились подробности.

"Я просто выполнял приказ"

Основными действующими фигурами были трое граждан ФРГ - Герхард Кламмер, Гизелхер Поль и Фритц Бауэр, генеральный прокурор Гессена в 1960 году, причем ранее было известно только об участии Бауэра. Решающую роль сыграл Кламмер, немецкий геолог, изучавший также историю и философию, прошедший унтер-офицером войну, после войны защитивший в Геттингене диссертацию и покинувший разрушенную родину в поисках работы. В том же 1950 году, когда Эйхман при помощи католической "крысиной линии", спасавшей нацистских преступников, оказывается в Аргентине, туда приезжает и Кламмер, у которого высоких покровителей не было, поэтому он пробирается на пароход без билета. В Аргентине Кламмер берется за любую работу, приобретает некоторую известность как журналист благодаря путевым очеркам о Патагонии и получает приглашение поработать на строительную компанию Капри, возглавляемую бывшим гауптштурмфюрером СС Фульднером. Там же, наряду с множеством других нацистских преступников, уже трудится старик Эйхман под именем Рикардо Клемента. Впрочем, как отмечает Кламмер в рассказах жене, никто особо не шифруется, и скоро прибывают под настоящими фамилиями дети, Клаусик, Хорстик и Дитер Эйхманы, которые поселяются вместе с дядюшкой Рикардо. Кламмер, как доктор наук и геолог, некоторое время работает начальником Эйхмана и в некотором охренении пишет родственникам на родину о рабочей обстановке среди зигующих коллег. Через некоторое время пути Эйхмана и Кламмера расходятся - Эйхман при помощи друзей перебирается в Буэнос-Айрес, Кламмер делает карьеру инженера в различных корпорациях, ненадолго возвращается в Германию, но предпочитает колесить по всему миру - Сирия, Египет, Южная Корея.

В 1959 году Кламмер случайно видит на улице Буэнос-Айреса выходящего из автобуса Эйхмана, решает проследить за ним и доходит до его дома, где записывает адрес. Вернувшись в Германию, он решает рассказать об увиденном своему ближайшему другу Полю, с которым вместе прошел войну и учился в Геттингене. Поль изучал теологию и после войны стал лютеранским пастором. Друзья решают действовать и добиться поимки Эйхмана, что в условиях аденауэровской Германии было крайне непросто. Немецкое общество хочет поскорее забыть все преступления и интегрировать всех преступников, судебная система, полиция и спецслужбы кишмя кишат бывшими нацистами. Канцлер Аденауэр, подвергавшийся постоянным преследованиям в гитлеровскую эпоху, тем не менее включает в свое правительство руководителем администрации юриста, автора Нюрнбергских законов Ханса Глобке. Когда Кламмер в 1952 году пытается рассказать немецким властям о местонахождении Эйхмана, это не вызывает ни у кого интереса. Теперь Кламмер, путешествующий постоянно по Южной Америке в интересах разных корпораций, опасается действовать как частное лицо, и друзья решают действовать по церковной линии. Гизелхер Поль, ставший к тому времени капелланом в бундесвере, обращается к своему начальнику, епископу Германну Кунсту, который незадолго до этого стал первым военным епископом бундесвера.

Кунст видел свою задачу объединения страны не только в религиозном, но и в политическом смысле, и общался с самым широким кругом людей, выступал за сокращение тюремных сроков осужденным нацистам и одновременно за покаяние перед Польшей. Он видел себя продолжателем дела Лютера и удивлял коллег консерватизмом. По служебным делам он много контактировал с бывшим нацистом Глобке и получал от него бюджет на "социально-политическую воспитательную работу". Он также сотрудничал с немецкой разведкой БНД под оригинальным псевдонимом "Künstler". Тем не менее, Кунст решил действовать в интересах своего собрата по вере, доверившегося ему пастора, и не обратился ни в БНД, ни к госсекретарю и соседу Глобке, а отправился к одному из немногих людей в Германии, заинтересованных в поиске справедливости: генеральному прокурору земли Гессен Фритцу Бауэру.

Бауэр, еврей, социал-демократ, бежавший из третьего рейха и вернувшийся после войны, был белой вороной для юридической системы тогдашней ФРГ. В его сфере ответственности лежало исполнение ордера об аресте Эйхманна, но, в отличие от своих коллег, он действительно хотел его поймать. Понимая, что по немецким служебным каналам действовать бесполезно, Бауэр совершил должностное преступление и отправился с новой информацией напрямую в Израиль, к шефу Моссада. В качестве доказательства у него была фотография из 1952 года, изображавшая Эйхмана и Кламмера в аргентинской пампе.

Ранее (это стало позднее известно и попало в википедию) Бауэр уже тайно обращался в Моссад, когда о нахождении Эйхмана в 1957 году расскзал в письме в Германию еврей-эмигрант Лотар Херманн. Хотя агентам Моссада сообщили, где живет Эйхман, их сбило с толку то, что Херманн передал им неправильный псевдоним беглеца, а когда выяснилось, что сам Херманн почти слепой, они плюнули на поиски. Гении спецслужб оказались беспомощны.

В итоге, при второй попытке, Бауэру пришлось наорать на главу Моссада Иссера Хареля: "Я вам все разжевал, теперь с делом справится даже школьник!" Он подтвердил адрес Эйхмана и предоставил его относительно недавнюю фотографию, рассказал о его семье и коллегах. При этом фотография была оборвана посередине, чтобы сохранить в секрете личность информанта, Герхарда Кламмера. Это убедило Моссад, далее история известна, через несколько месяцев Эйхман был схвачен и доставлен в Израиль.

Все участники раскрытия Эйхмана хранили молчание. Фритц Бауэр подвергся давлению ЦРУ и БНД, но отвергал до своей смерти любое участие. Германн Кунст написал трогательное обращение по поводу ухода на пенсию Ганса Глобке, про то что он "всегда замечал все, что происходило вокруг". Единственный, кто получил какую-то награду, был пастор Поль - его тайно пригласили с женой в многонедельное путешествие по Израилю, от которого остался фотоальбом с восторженными подписями. В частности, они сфотографировали выступающего на трибуне Давида Бен-Гуриона, который незадолго до этого торжественно сообщил миру о поимке Эйхмана. Бен-Гурион, конечно, не знал о существовании Поля. А о Герхарде Кламмере и его роли не знал никто, кроме его друга Поля, он никогда не получал никаких наград и не был в Израиле. Не знали об этом и родственники, пока спустя полвека 92-летняя Розмари Поль не записала на пленку рассказ для дочери. Герхард Кламмер умер в 1982 году, Гизелхер Поль в 1996.

***

 История выше показывает, сколько удивительных совпадений и неожиданных поступков нужно было, чтобы хоть кто-то из них понес наказание.



Переслал: boris boris Израиль
Внимание! Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции. Авторские материалы предлагаются читателям без изменений и добавлений и без правки ошибок.


Приглашаем на наш Телеграм-канал.
100%
голосов: 12


РЕКОМЕНДУЕМ:

ТЕГИ:
очерки

ID материала: 43673 | Категория: Общественно-политическая жизнь в мире | Просмотров: 610 | Рейтинг: 5.0/12


Всего комментариев: 0


Мы уважаем Ваше мнение, но оставляем за собой право на удаление комментариев.
avatar
Подписка



Поиск
Архивы
Архив 2011-2021
Архив рассылки
www.NewRezume.org © 2011-2021
Администратор
a1@newrezume.org
Яндекс.Метрика Индекс цитирования
Сайт содержит материалы (18+)
Правообладателям | Политика конфидециальности | Вход