Иерусалим

Москва

Нью-Йорк

Берлин

Главная » Общественно-политическая жизнь в России » Шендерович:

Шендерович:

Категория:  Общественно-политическая жизнь в России




Шрифт:  Больше ∧  Меньше ∨
Выберите язык:



Фрагмент программы "Особое мнение"

А. Плющев― Это мне кажется вечный вопрос. Синицу в руке добыть, выпросить у царя-батюшки хоть что-то. Хоть часть каких-то свобод. Или гордо стоять в стороне и говорить, что мы не такие, мы просить не будем.

В. Шендерович― Не гордо стоять в стороне. Альтернативу ты описал неправильно, прости. Альтернатива этому не стоять в стороне, альтернатива – подойти, взять за грудки, тряхнуть и сказать: сукин сын, погляди в Конституцию. Видишь там записано — свобода слова. Где? Видишь там записано – свобода собраний. Где?

Но поскольку подойти и взять за грудки не представляется возможным, поскольку ломали руки год назад тем, кто просто выходил на бульвар… Поскольку сидит Котов, может сесть Галямина. Поскольку сидел Дадин, поскольку работает эта поганая статья, ни и каком взять за грудки речи не идет. И, естественно, дохленькая синичка в руке, чего-то там чирикает. Лучше, чем никак.

Еще раз, я не сторонник экстремальной моральной позиции, которая называет всех, кто просит ренегатами, предателями и так далее. Нет. В условной коллизии Федермессер я на стороне Федермессер, потому что если можно спасти, обнявшись с тираном, можно спасти сотни тысяч жизней и обезболить, правозащитник – это такой человек, который не меняет условия игры, а в них пытается что-то сделать для людей. Это просто разные функции. Должно быть и то, и другое. Но поскольку другого нет, то остается только то.

Виктор Шендерович

Виктор Шендерович

И если создается ситуация, что для того чтобы обезболить умирающих в дикой боли, если для этого нужно вступать в эту поганую организацию и Федермессер вступает – надо понимать, ради чего она вступает. И в этом смысле, повторяю, моя моральная оценка основывается на целеполагании человека, которое очень разное у Федермессер и Бабкиной, которые входят в один тот же условный Народный фронт. Но это не значит, что мы должны забыть о правилах игры. Но просто немножко все объемнее.

О правилах игры надо помнить и когда нам предлагают рабские феодальные или просто рабские правила игры, мы должны хотя бы отдавать себе отчет, что мы сейчас находимся в положении рабов. Которым Христа ради или не Христа, поскольку бог Солнца Ра был до Христа, на пирамидах. Фараон разрешил жить. А мог не разрешить жить. Разрешить похлебку. Мог не разрешить похлебку. Мог разрешить запороть до смерти, а мог сказать, чтобы не до смерти. Мы должны понимать, что мы рабы сейчас. Мы должны отдать себе в этом отчет. Повторяю как заклинание. Это единственное, что мы можем – не обманывать себя хотя бы.

Самое подлое и пошлое – это когда рабы вдруг начинают вести разговоры свободных людей. Когда рабы, получив легкое послабление, говорят: ну вот видите, нас уважают, вот видите какие мы. Рабы. Рабы просто с послаблением. Но мы знаем, что бывает, когда послаблений нет. Перед нами убийства, покушения на убийства, жестокая полицейщина. Мохнаткин, Магнитский. Мы знаем эту норму их. Ее надо помнить, о ней не надо забывать. Когда мы радуемся благодеяниям того фараона.

А. Плющев― В чем разница мне кажется между нами и рабами точно есть, как минимум одна. Мы можем уехать. Рабы могли уйти только по особому позволению.

В. Шендерович― Это новые времена такие прекрасные. Я говорю, от чего считать. Если считать от совка, ну да, конечно, можно уехать. Так более того, они уже много лет этим и пробавляются. Они говорят: да, вот бог, вот порог. Уезжай. Нам их столько не нужны. Вот нас с вами, Александр, им точно не нужно. Им нужны сколько-то миллионов человек, чтобы добывали им нефть, газ и металл. Это всё. И обслуга нужна. И артисты для корпоративов. Им не нужно этих высокоумных, высоколобых. Я имею в виду не в смысле, что мы такие высокоумные. А в принципе. Им все это не нужно. Им нужно миллионов 20-30. Остальные, не говоря уже о бюджетниках, пенсионерах – это просто, чего их кормить еще. Еще раз, в чем разница все-таки между советским и нашим. Там была идеология, которая подразумевала какое-то подключение, идеология эффективнее, когда люди верят. Свободные люди, которые верят – они эффективнее. Они лучше работают. Раб, который не просто из-под палки пашет, а с энтузиазмом – он просто эффективнее. Какое-то время держалось на энтузиазме. Сегодня у них нет идеологии вообще. Никакой. И они чувствуют раздражение, прокормить они уже особенно не могут. Они всегда воровали, но в жирные времена нулевые было чем делиться. Сейчас нечем делиться. Поэтому им нас не нужно.

Полностью интервью смотрите и читайте на сайте Эха



Источник
Внимание! Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции. Авторские материалы предлагаются читателям без изменений и добавлений и без правки ошибок.


Приглашаем на наш Телеграм-канал.
94%
голосов: 15


РЕКОМЕНДУЕМ:

ТЕГИ:
Шендерович

ID материала: 38032 | Категория: Общественно-политическая жизнь в России | Просмотров: 942 | Рейтинг: 4.7/15


Всего комментариев: 0


Мы уважаем Ваше мнение, но оставляем за собой право на удаление комментариев.
avatar
Подписка



Поиск
Архивы
Архив 2011-2021
Архив рассылки
www.NewRezume.org © 2011-2021
Администратор
a1@newrezume.org
Яндекс.Метрика Индекс цитирования
Сайт содержит материалы (18+)
Правообладателям | Вход