Иерусалим

Москва

Нью-Йорк

Берлин

Главная » Очерки. Истории. Воспоминания » 1768 год: резня в Умани

1768 год: резня в Умани

Категория:  Очерки. Истории. Воспоминания




Шрифт:  Больше ∧  Меньше ∨
Выберите язык:



В этот день 253 года назад, 21 июня 1768 года, восставшие гайдамаки захватили Умань. Это произошло после того, как отряд сотника Ивана Гонты – главной надежды защитников города – перешел на сторону противника. В Умани гайдамаки устроили жестокую резню, жертвами которой стали тысячи евреев и поляков.

 

Фото: Wikipedia public domain

1768 год: резня в Умани

Восстание, вошедшее в историю под названием Колиивщина, стало реакцией на преследование православных со стороны католических властей Речи Посполитой. В мае 1768 года гайдамаки под руководством Максима Железняка заняли юго-восточную часть киевского воеводства и стали продвигаться на запад. На захваченных восставшими территориях происходили жестокие убийства поляков и евреев. Несколько городов – в том числе Смела, Корсунь, Тульчин, Фастов – были сожжены. Гайдамаки вешали на одном дереве поляка и еврея, оставляя табличку: «Лях, жид и собака – вера однака». Оставшиеся в живых обитатели разоренных городов бежали в крепости, находившиеся под властью конфедератов. Наиболее защищенной из них считалась Умань.

С начала июня сюда стали стекаться подводы с беженцами из охваченных восстанием районов. Ведущий в город тракт вскоре был полностью забит. Несколько десятков возов, в которых находились еврейские семьи и их скарб, стояли недалеко от городских ворот и в тот день, когда повстанцы вплотную приблизились к Умани. Гайдамаки перебили всех, кто попался им под руку, не щадя ни женщин, ни детей.

Несмотря на значительное численное превосходство – после перехода отряда Гонты на сторону восставших силы конфедератов сильно поредели, – гайдамаки не спешили идти на штурм крепости. Для того, чтобы избежать боя, они решили прибегнуть к хитрости. Гонта был крестным отцом сына губернатора Умани Рафала Младановича. Используя это, переметнувшийся на сторону восставших сотник смог уговорить шляхтича сдать город без боя, пообещав не допустить кровопролития. Существует также версия, по которой Гонта смог договориться и с раввином Умани об отказе евреев от сопротивления. От имени общины раввин якобы пообещал предоставить гайдамакам одежду и обувь, а Гонта взамен гарантировал евреям безопасность.

Так или иначе, в середине дня 21 июня защитники крепостных стен начали покидать свои позиции, и гайдамаки вошли в Умань практически без боя. Однако, если Гонта и давал какие-то обещания, выполнять их никто не собирался. В захваченном городе сразу же началось жестокое избиение евреев. У евреев, приготовивших выкуп, забирали ценности, и тут же убивали. Те, до кого гайдамаки еще не успели добраться, бросились искать укрытие в главной городской синагоге. Вскоре там собралось около 3000 человек. Некоторые мужчины были вооружены. История сохранила имена руководителей защиты синагоги – это были Лейб Шаргородский и Моше Менакер. Гайдамаки попытались с ходу смять линии обороняющихся, но натолкнулись на ожесточенное сопротивление. Несколько нападавших было убито.

Решив не ввязываться в дальнейшее сражение, гайдамаки подкатили к синагоге пушку и выстрелили по ней прямой наводкой. Часть здания обрушилась, погребя под собой сотни людей. Оставшихся в живых евреев гайдамаки безжалостно добивали. «Резня была так велика и ужасна, что кровь зарезанных стояла в синагоге повыше порогов, — писал уцелевший очевидец погрома, записки которого были опубликованы в журнале «Киевская старина» в 1895 году. – Потом буяны вынесли из синагоги все свитки Торы, разложили их по улицам города и верхом проезжали по ним».

Истребив большинство еврейского населения Умани, гайдамаки принялись с той же жестокостью уничтожать поляков. Их закалывали, вешали, сбрасывали с крыш костелов. Хоронить убитых Гонта запретил. Вакханалия в Умани продолжалась несколько дней. В итоге гайдамаки вырезали около 20 000 поляков и евреев. Эта резня запечатлелась в массовом сознании как небывалая по своим масштабам трагедия. Именно поэтому рабби Нахман из Брацлава, заболев чахоткой, в предчувствии близкой смерти, решил переселиться в Умань. «Души умерших там за веру ждут меня», — говорил он. Как известно, в наши дни могила рабби Нахмана из Брацлава является местом массового паломничества, что приносит жителям Умани немалый доход. Она находится рядом с могилами тех жертв Колиивщины, кого все же удалось захоронить после того, как гайдамаки покинули город.

 

Борис Ентин, «Детали»˜
На фото: Максим Железняк, фрагмент портрета.
Фото: Wikipedia public domain



Источник
Внимание! Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции. Авторские материалы предлагаются читателям без изменений и добавлений и без правки ошибок.


Приглашаем на наш Телеграм-канал.
82%
голосов: 9



ТЕГИ:
очеркик

ID материала: 41778 | Категория: Очерки. Истории. Воспоминания | Просмотров: 825 | Рейтинг: 4.1/9


Всего комментариев: 1
avatar
1
Ну и....


Мы уважаем Ваше мнение, но оставляем за собой право на удаление комментариев.
avatar
Подписка



Поиск
Архивы
Архив 2011-2021
Архив рассылки
www.NewRezume.org © 2011-2021
Администратор
a1@newrezume.org
Яндекс.Метрика Индекс цитирования
Сайт содержит материалы (18+)
Правообладателям | Вход