Иерусалим

Москва

Нью-Йорк

Берлин

Главная » Общественно-политическая жизнь в Израиле » Будет ли наземная операция в секторе Газа

Будет ли наземная операция в секторе Газа

Категория:  Общественно-политическая жизнь в Израиле




Шрифт:  Больше ∧  Меньше ∨
Выберите язык:



Израиль в ответ на ракетные обстрелы последних дней проводит крупную операцию на границе с сектором Газа: она получила название "Страж стен". В ночь на 14 мая более 160 самолетов из 12 эскадрилий ВВС израильской армии атаковали около 150 целей на территории сектора Газа, также к обстрелам Газы была привлечена артиллерия.

Ночью некоторые иностранные медиа также объявили, что Израиль привлек к операции не только ВВС и артиллерию, но и наземные войска, в том числе танки. Это сообщение не подтвердилось, но в Израиле утром была озвучена версия, что дезинформация о наземной операции появилась для того, чтобы боевики ХАМАСа и других группировок спрятались в подземных туннелях на границе. Задумка, по словам представителей израильской армии, сработала. Военные сообщили 14 мая, что им удалось уничтожить или разрушить подземную систему туннелей ХАМАСа на севере сектора Газа и, возможно, уничтожить несколько сотен боевиков.

Насколько велика вероятность наземной операции Израиля в секторе Газа и когда она может начаться? Настоящее Время задало эти вопросы профессору Зеэву Ханину, политологу Университета Бар-Илана в Израиле. По его мнению, сегодня в израильском военно-политическом руководстве "дуют другие ветры", более радикальные, и не исключено, что Израиль решится "совершить процесс зачистки сектора от террористической инфраструктуры и ликвидировать режим ХАМАСа". Косвенно эти настроения подтверждают недавние слова премьер-министра Биньямина Нетаньяху: "Я обещал, что мы возьмем с ХАМАС очень высокую цену".

– Стоит ли ждать еще большей эскалации ситуации между Израилем и сектором Газа?

– Эскалацию мы уже имеем и так беспрецедентно высокую. Ее индикатором является не столько количество ракет и прочих снарядов, которые выпущены из сектора Газа по израильским городам. И не количество ответных реакций, уничтожений, взрывов, ликвидаций, которые есть в секторе Газа. Ее индикатор – беспрецедентная ситуация, что израильское военно-политическое руководство, видимо, в нынешних условиях готово идти дальше, чем это обычно происходит.

Традиционно было принято считать, что Израиль, по крайней мере неформально, заинтересован в определенной стабильности в секторе Газа. А ХАМАС де-факто является суверенной властью в этом секторе, и именно она является адресом для всякого рода обсуждений и урегулирований, и других адресатов на сегодняшний день в Газе нет. Несколько лет назад мы слышали, по крайней мере в СМИ об этом говорили, что там проводился некий "кастинг". Были попытки найти более вменяемых лидеров, с которыми можно будет вести не столько даже скрытый, сколько открытый диалог. Но на сегодняшний день этот вопрос не решается.

Было принято считать, что есть некие "красные линии" и до тех пор, пока ХАМАС их не переходит, Израиль тоже не готов проводить операцию по демонтажу вот этого самого исламистского радикального режима в секторе Газа.

Но сегодня есть ощущение, что в израильском военно-политическом руководстве дуют другие ветры. И придется сделать то, что некоторые израильские политики (Нафтали Беннет, Авигдор Либерман) требовали сделать еще два года назад. То есть совершить процесс зачистки сектора Газа от террористической инфраструктуры, ликвидировать, демонтировать режим ХАМАСа, ну а дальше – "как Господь даст".

Но для того, чтобы это сделать, нужно, естественно, сначала провести точечные ликвидации их лидеров. Причем не только полевых командиров нижнего и среднего уровня, но и лидеров военного крыла, а также часть лидеров политического крыла. Также нужно засушить им финансовые каналы: уж точно не санкционировать перевод катарских денег по 30-50 миллионов долларов в месяц. Ну и вести, естественно, идеологическую серьезную борьбу за умы, сознание населения сектора Газа, которое сами лидеры ХАМАСа используют в качестве расходного материала для достижения своих политических целей.

Вот это, как мы видим, сегодня является "изменением правил".

– Насколько велика вероятность, что израильская армия начнет наземную операцию в секторе Газа, а не просто будет обстреливать его со своей территории?

– Что касается наземной операции, то можно предположить, что это случится не раньше, чем основные элементы инфраструктуры ХАМАСа, элементы террористической инфраструктуры, будут ликвидированы.

В прежние времена, когда антитеррористическая операция проводилась в 2014 году или во время операции "Литой свинец" 2008-2009 годов – там как раз сухопутная операция начиналась до этого. Потому что предполагалось, что если вести огонь только с воздуха или земли, бесконтактно вести военные действия, не вводя израильские войска и спецподразделения в сектор Газа, – это будет означать нанесение тяжелого ущерба так называемым непричастным (гражданскому населению) вместо ликвидации базовых, узловых элементов террористической инфраструктуры.

Но на сегодняшний день ХАМАС сумел нанести ущерб городам центра Израиля. Ужасно это говорить, но то, что спорадически обстреливают юг страны, – к этому международное сообщество привыкло, а вот Иерусалим и масштабные бомбардировки Большого Тель-Авива – это некоторая новация. И надо полагать, что сегодня общественное мнение таково, что нужно сначала лишить ХАМАС этой картинки победы.

– То есть вариант переговоров руководства Израиля и сектора Газа не рассматривается? На столе есть только силовой вариант решения конфликта?

– Что значит "или – или"? Используются и сила, и переговоры. Но переговоры предполагаются с позиции силы, уже после того, как силовое решение принято и реализовано.

Если идти на переговоры с ХАМАСом, когда формально сила на их стороне, то есть на пике этого конфликта, когда они продолжают стрелять по территории Израиля, – то мы в этом кино были уже четырежды. И не уверен, что терпение в этом смысле израильского общества бесконечно.

– Может ли остановить израильское руководство от наземной операции в Газе давление со стороны международных организаций или других стран?

– Понятно, что есть факторы международного давления. Есть призывы, на которые можно не особенно реагировать, например от Организации Объединенных Наций или Лиги арабских стран. Они априори возлагают всю ответственность в этом конфликте на Израиль: Израиль всегда виноват.

Но есть вещи, на которые нам, Израилю, невозможно не реагировать, нельзя будет их не принимать во внимание. Скажем, есть страны, которые подключились к так называемым Авраамическим соглашениям (договор о нормализации отношений между Государством Израиль и Объединенными Арабскими Эмиратами, подписанный 15 сентября 2020 года): они ​наши новые партнеры и в некотором смысле союзники. Есть наш прямой союзник – Египет, который, в общем, тоже является субъектом, ответственным за ситуацию в секторе Газа. Ведь Газа является ресурсным центром для потенционирования террористических сетей на территории Египта, на Синайском полуострове.

Израиль не сможет не отреагировать никак на жесткие высказывания из Объединенных Арабских Эмиратов или Бахрейна и даже со стороны саудитов. Но они ограничиваются пока дежурными фигурами речи, что нужно соблюдать сдержанность, что нужно скорее заканчивать конфликт.

Ну и разумеется, Израиль не может игнорировать посылы, которые идут из Вашингтона. По сути дела, из Вашингтона мы слышали уже некое послание, и это послание выглядело так: нынешней администрации Байдена очень важно вернуться в соглашение с Ираном. И в ситуации, когда Иран стал рукопожатным, его прокси, то есть его союзники и сателлиты, тоже получают определенную свободу для маневра. Ну, скажем, в Вашингтоне было принято решение убрать йеменских хуситов из списка террористических движений. Но вместо того, чтобы снизить уровень противостояния в Йемене, там, наоборот, это стало подстрекательством, дополнительным стимулом для них активизировать свою деятельность. А теперь на это смотрят в Газе и говорят: "Ну что, господа, да, это работает? Мы получаем от этого дела дивиденды".

На сегодняшний день мы видим и слышим из Вашингтона некие уклончивые заявления к обеим сторонам. Это тоже некая смена правил игры. Во времена Трампа мы слышали исключительно произраильские заявления и обвинения в терроризме противоположной стороны. Но в лексикон нынешней администрации вернулся термин "оккупированные территории". Слава богу, наверное, потому что ни вопрос об Иерусалиме, ни вопрос о Голанах, ни вопрос о поселениях не поднимается – это слишком мелкая тема, чтобы портить отношения с Израилем. А Вашингтон заинтересован, чтобы мы, Израиль, не делали резких движений на иранском треке.

Так что в этой ситуации в Вашингтоне пока произносят слова ободрения и заявления о том, что Израиль имеет право на защиту себя и защиту своих граждан. Но мы знаем, что обычно эти слова мы слышим в течение недели-двух-трех, максимум месяца. А потом нам начинают говорить: "Ребята, пора бы заканчивать".

В этом контексте стоит обратить внимание, как себя будет вести израильское руководство. Будет ли оно наращивать не только ежедневно, а ежечасно уровень израильского удара, убирать все новые и новые группы палестинских арабских лидеров? Или мы опять вернемся к новому сезону все того же старого фильма о том, что ХАМАС начинает когда хочет и когда хочет заканчивает.



Источник
Внимание! Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции. Авторские материалы предлагаются читателям без изменений и добавлений и без правки ошибок.


Приглашаем на наш Телеграм-канал.
100%
голосов: 15


РЕКОМЕНДУЕМ:

ТЕГИ:
израиль

ID материала: 41079 | Категория: Общественно-политическая жизнь в Израиле | Просмотров: 838 | Рейтинг: 5.0/15


Всего комментариев: 0


Мы уважаем Ваше мнение, но оставляем за собой право на удаление комментариев.
avatar
Подписка



Поиск
Архивы
Архив 2011-2021
Архив рассылки
www.NewRezume.org © 2011-2021
Администратор
a1@newrezume.org
Яндекс.Метрика Индекс цитирования
Сайт содержит материалы (18+)
Правообладателям | Вход