Иерусалим

Москва

Нью-Йорк

Берлин

Главная » Общественно-политическая жизнь в Израиле » «Я не смотрю на свою работу через клеточку «экселя»»

«Я не смотрю на свою работу через клеточку «экселя»»

Категория:  Общественно-политическая жизнь в Израиле




Шрифт:  Больше ∧  Меньше ∨
Выберите язык:



Натали Тавор родилась в Москве и репатриировалась в Израиль в 1992 году, когда ей было 15 лет. Получила степень бакалавра (B.A.) в области экономических наук и менеджмента в Технионе, затем магистра – в Тель-Авивском университете. В течение 20 лет занимала руководящие должности в ЦАХАЛе и в департаменте исследований и разработок министерства обороны. Была направлена на службу США в должности представителя Израиля по вопросам противоракетной обороны.

Фото: Зеэв Тавор

Сегодня Натали – вице-президент по развитию бизнеса и стратегии в Smartgen – израильской частной инвестиционной и консалтинговой компании. Она ведет проект SGF – Smart Generation Fund ведущих израильских венчурных фондов. Замужем, воспитывает троих детей. Любит походы и путешествия за границу, играет на гитаре.

– Подростком я была уверена, что стану лингвистом, гидом-переводчиком, – рассказывает Натали Тавор. – Училась в английской спецшколе в Москве и готовилась к этой профессии. Но, когда в 15 лет приехала в Израиль, поняла, что английский язык тут знают все, и скорее всего здесь заработать этой профессией на хлеб будет непросто.

– Как выбрала, на кого будешь учиться?

– Совершенно случайно! Мне было ясно, что я хочу закончить учебу до призыва в армию, поэтому надо было принять решение о будущей профессии еще в одиннадцатом классе. Прожив всего два года в Израиле, я еще не была знакома с израильской системой высшего образования, но приятель на какой-то вечеринке мне очень уверенно сообщил, что Технион – самый лучший ВУЗ в Израиле. И я поверила.

Cчитая себя гуманитарием, я нашла в Технионе единственную специальность, не связанную с инженерией: экономическую. Я почему-то решила, что экономика – гуманитарная наука! И уже учась в Технионе, поняла, как «влипла», потому что в нем нет гуманитарных наук. Так что образование у меня оказалось экономически-политехническое, что мне потом очень помогло в армейской карьере.

– Ты – подполковник в отставке и абсолютный образец бизнесвумен, которая «сама себя создала». Ты всегда чувствовала в себе способности к этому?  

Смотрите "Детали-ТВ"

 

00:00/01:26

– Нет, но 20-летняя служба в израильской армии подарила огромный опыт. Одно из преимуществ ЦАХАЛа в том, что молодым людям – в частности тем, которые призываются, как и я, служить по профессии – довольно быстро поручают руководить значительными проектами и большими группами подчиненных. Это ответственно, и в этом смысле темп продвижения в армии зачастую оказывается гораздо выше, чем на гражданке. Мне было лет 26, когда я уже была ключевым экономическим звеном в составе технологической команды, заключившей соглашение о производстве системы противоракетной обороны «Хец-2» на сумму в несколько миллиардов шекелей. За этим последовали и другие крупные проекты: «Праща Давида», «Хец-3» и всемирно известный «Железный купол» – в них всех мне посчастливилось принимать самое активное участие, и в переговорах, и в продвижении.

– Задержаться в армии на 20 лет – отнюдь не стандартное решение для девочки, которая хотела стать лингвистом!

– Наверное. Но я чувствовала, что делаю что-то важное – и у меня получается! И мне было интересно. Где-то в начале моего профессионального пути один мой начальник сказал мне: «Нельзя смотреть на проект через клеточку "экселя"». Эта фраза произвела переворот в моем сознании. Я стала вникать в технологические и управленческие аспекты наших проектов и работать исходя из того, чтобы помочь проектам эффективно реализоваться, а не просто сократить бюджет, придерживаясь бесконечной государственной бюрократии. В этом как раз и помогла учеба в Технионе.

После 11 лет службы в Организации противоракетной обороны Израиля меня отправили служить представителем этой организации в Америку, при израильском военном атташе и посольстве Израиля в Вашингтоне. Мы туда переехали на три года всей семьей. В мои обязанности входило способствовать продвижению и финансированию израильско-американских программ противоракетной обороны, сотрудничая с Агенством ПРО, Пентагоном, министерством обороны, конгрессом и военной индустрией США. Речь идет о сотнях миллионов долларов в год.

– Каким своим достижением на службе ты больше всего гордишься?

– Наверное, удачным визитом в Белый дом в 2014 году. В самый разгар операции «Нерушимая скала» пришла просьба от премьер-министра Нетаниягу пойти в Белый дом и попросить помощь в размере 225 миллионов долларов на срочное производство ракет «Железный купол». Обычно это занимает год работы. Нужно собрать лобби для такой просьбы, привести доказательства, расчеты, планы, объяснить все и республиканцам, и демократам, сенаторам и членам палаты представителей конгресса… А тут мы с коллегами буквально за 2 дня составили запрос со всеми данными, и посол Израиля Рон Дермер добился срочной встречи в Белом доме.

Посол, военный атташе и я – мы втроем пошли на встречу с заместителем советника по национальной безопасности Барака Обамы (сейчас он – госсекретарь США). Сначала с ним разговаривал посол, а потом я объясняла, почему нам все это нужно. Через 10 дней после этой встречи Израиль получил 225 миллионов долларов.

– Как ты решила, чем будешь заниматься после освобождения из армии?

– Разговорилась с Марком Ойгманом (генеральным директором инвестиционно-консалтинговой компании SmartGen), oн рассказал, что собирается открыть фонд прямых инвестиций SGF (Smart Generation Fund of Top Israeli Funds), который будет инвестировать в 7-10 ведущих венчурных фондов Израиля, а следовательно – в десятки наиболее перспективных стартапов.

В основе идеи заложена эффективная диверсификация вложений. Фонд фондов SGF будет принимать инвестиции в размере от 1 миллиона долларов (для сравнения, если бы инвестор захотел зайти напрямую в каждый отдельно взятый топовый фонд, доступ к которым обычно очень ограничен, ему пришлось бы расстаться как минимум с 3-5-ю миллионами долларов). SmartGen сам тоже инвестирует в SGF. Мне эта идея показалась интересной и супер перспективной, тем более, что тема инноваций мне близка, и я решила присоединиться к команде SmartGen, чтобы помочь реализовать этот проект.

– Ты поняла, что будешь смотреть на эту работу не через клеточку «экселя»?

– Стопроцентно. Это уже в подсознании у меня находится. Как 20 лет назад я услышала эту фразу, так с тех пор все, чем я занимаюсь – гораздо шире, чем клеточка.

 

С семьей на отдыхе. Фотография из семейного архива

 

– Ты чувствуешь себя военным человеком? Командуешь?  

– Конечно, годы службы не прошли даром. Я люблю подумать и решить, с какой целью и ку

Натали Тавор родилась в Москве и репатриировалась в Израиль в 1992 году, когда ей было 15 лет. Получила степень бакалавра (B.A.) в области экономических наук и менеджмента в Технионе, затем магистра – в Тель-Авивском университете. В течение 20 лет занимала руководящие должности в ЦАХАЛе и в департаменте исследований и разработок министерства обороны. Была направлена на службу США в должности представителя Израиля по вопросам противоракетной обороны.

Сегодня Натали – вице-президент по развитию бизнеса и стратегии в Smartgen – израильской частной инвестиционной и консалтинговой компании. Она ведет проект SGF – Smart Generation Fund ведущих израильских венчурных фондов. Замужем, воспитывает троих детей. Любит походы и путешествия за границу, играет на гитаре.

– Подростком я была уверена, что стану лингвистом, гидом-переводчиком, – рассказывает Натали Тавор. – Училась в английской спецшколе в Москве и готовилась к этой профессии. Но, когда в 15 лет приехала в Израиль, поняла, что английский язык тут знают все, и скорее всего здесь заработать этой профессией на хлеб будет непросто.

– Как выбрала, на кого будешь учиться?

– Совершенно случайно! Мне было ясно, что я хочу закончить учебу до призыва в армию, поэтому надо было принять решение о будущей профессии еще в одиннадцатом классе. Прожив всего два года в Израиле, я еще не была знакома с израильской системой высшего образования, но приятель на какой-то вечеринке мне очень уверенно сообщил, что Технион – самый лучший ВУЗ в Израиле. И я поверила.

Cчитая себя гуманитарием, я нашла в Технионе единственную специальность, не связанную с инженерией: экономическую. Я почему-то решила, что экономика – гуманитарная наука! И уже учась в Технионе, поняла, как «влипла», потому что в нем нет гуманитарных наук. Так что образование у меня оказалось экономически-политехническое, что мне потом очень помогло в армейской карьере.

– Ты – подполковник в отставке и абсолютный образец бизнесвумен, которая «сама себя создала». Ты всегда чувствовала в себе способности к этому?  

Смотрите "Детали-ТВ"

 

00:00/01:26

– Нет, но 20-летняя служба в израильской армии подарила огромный опыт. Одно из преимуществ ЦАХАЛа в том, что молодым людям – в частности тем, которые призываются, как и я, служить по профессии – довольно быстро поручают руководить значительными проектами и большими группами подчиненных. Это ответственно, и в этом смысле темп продвижения в армии зачастую оказывается гораздо выше, чем на гражданке. Мне было лет 26, когда я уже была ключевым экономическим звеном в составе технологической команды, заключившей соглашение о производстве системы противоракетной обороны «Хец-2» на сумму в несколько миллиардов шекелей. За этим последовали и другие крупные проекты: «Праща Давида», «Хец-3» и всемирно известный «Железный купол» – в них всех мне посчастливилось принимать самое активное участие, и в переговорах, и в продвижении.

– Задержаться в армии на 20 лет – отнюдь не стандартное решение для девочки, которая хотела стать лингвистом!

– Наверное. Но я чувствовала, что делаю что-то важное – и у меня получается! И мне было интересно. Где-то в начале моего профессионального пути один мой начальник сказал мне: «Нельзя смотреть на проект через клеточку "экселя"». Эта фраза произвела переворот в моем сознании. Я стала вникать в технологические и управленческие аспекты наших проектов и работать исходя из того, чтобы помочь проектам эффективно реализоваться, а не просто сократить бюджет, придерживаясь бесконечной государственной бюрократии. В этом как раз и помогла учеба в Технионе.

После 11 лет службы в Организации противоракетной обороны Израиля меня отправили служить представителем этой организации в Америку, при израильском военном атташе и посольстве Израиля в Вашингтоне. Мы туда переехали на три года всей семьей. В мои обязанности входило способствовать продвижению и финансированию израильско-американских программ противоракетной обороны, сотрудничая с Агенством ПРО, Пентагоном, министерством обороны, конгрессом и военной индустрией США. Речь идет о сотнях миллионов долларов в год.

– Каким своим достижением на службе ты больше всего гордишься?

– Наверное, удачным визитом в Белый дом в 2014 году. В самый разгар операции «Нерушимая скала» пришла просьба от премьер-министра Нетаниягу пойти в Белый дом и попросить помощь в размере 225 миллионов долларов на срочное производство ракет «Железный купол». Обычно это занимает год работы. Нужно собрать лобби для такой просьбы, привести доказательства, расчеты, планы, объяснить все и республиканцам, и демократам, сенаторам и членам палаты представителей конгресса… А тут мы с коллегами буквально за 2 дня составили запрос со всеми данными, и посол Израиля Рон Дермер добился срочной встречи в Белом доме.

Посол, военный атташе и я – мы втроем пошли на встречу с заместителем советника по национальной безопасности Барака Обамы (сейчас он – госсекретарь США). Сначала с ним разговаривал посол, а потом я объясняла, почему нам все это нужно. Через 10 дней после этой встречи Израиль получил 225 миллионов долларов.

– Как ты решила, чем будешь заниматься после освобождения из армии?

– Разговорилась с Марком Ойгманом (генеральным директором инвестиционно-консалтинговой компании SmartGen), oн рассказал, что собирается открыть фонд прямых инвестиций SGF (Smart Generation Fund of Top Israeli Funds), который будет инвестировать в 7-10 ведущих венчурных фондов Израиля, а следовательно – в десятки наиболее перспективных стартапов.

В основе идеи заложена эффективная диверсификация вложений. Фонд фондов SGF будет принимать инвестиции в размере от 1 миллиона долларов (для сравнения, если бы инвестор захотел зайти напрямую в каждый отдельно взятый топовый фонд, доступ к которым обычно очень ограничен, ему пришлось бы расстаться как минимум с 3-5-ю миллионами долларов). SmartGen сам тоже инвестирует в SGF. Мне эта идея показалась интересной и супер перспективной, тем более, что тема инноваций мне близка, и я решила присоединиться к команде SmartGen, чтобы помочь реализовать этот проект.

– Ты поняла, что будешь смотреть на эту работу не через клеточку «экселя»?

– Стопроцентно. Это уже в подсознании у меня находится. Как 20 лет назад я услышала эту фразу, так с тех пор все, чем я занимаюсь – гораздо шире, чем клеточка.

 

С семьей на отдыхе. Фотография из семейного архива

 

– Ты чувствуешь себя военным человеком? Командуешь?  

– Конечно, годы службы не прошли даром. Я люблю подумать и решить, с какой целью и куда копать – и добиться, чтобы потом все мы дружно пошли копать. Я всегда копаю вместе со всеми, и требую много как от себя, так и от других.

– Что для тебя самое важное в жизни?

– Моя семья. У меня есть любимые муж и трое детей. Но когда я говорю «моя семья», я сразу думаю и про более широкий круг – про родителей, про бабушку, про семью сестры, семью моего мужа, потому что у нас очень теплые отношения.

– Ты трудоголик?

– Я люблю расслабляться и отдыхать, особенно путешествовать всей семьей, но как-то так выходит, что я всегда ищу себе еще какое-нибудь занятие, чтобы постоянно быть в тонусе. У этого есть свои плюсы и свои минусы. Но теперь я уже могу признаться: да, я трудоголик.


Специальный проект сайта «Детали»:  цикл интервью, приуроченный к международному женскому дню 8 марта. Фото: Зеэв Тавор˜

да копать – и добиться, чтобы потом все мы дружно пошли копать. Я всегда копаю вместе со всеми, и требую много как от себя, так и от других.

– Что для тебя самое важное в жизни?

– Моя семья. У меня есть любимые муж и трое детей. Но когда я говорю «моя семья», я сразу думаю и про более широкий круг – про родителей, про бабушку, про семью сестры, семью моего мужа, потому что у нас очень теплые отношения.

– Ты трудоголик?

– Я люблю расслабляться и отдыхать, особенно путешествовать всей семьей, но как-то так выходит, что я всегда ищу себе еще какое-нибудь занятие, чтобы постоянно быть в тонусе. У этого есть свои плюсы и свои минусы. Но теперь я уже могу признаться: да, я трудоголик.


Специальный проект сайта «Детали»:  цикл интервью, приуроченный к международному женскому дню 8 марта. Фото: Зеэв Тавор˜



Источник
Внимание! Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции. Авторские материалы предлагаются читателям без изменений и добавлений и без правки ошибок.


Приглашаем на наш Телеграм-канал.
100%
голосов: 16


РЕКОМЕНДУЕМ:

ТЕГИ:
израиль

ID материала: 39489 | Категория: Общественно-политическая жизнь в Израиле | Просмотров: 1485 | Рейтинг: 5.0/16


Всего комментариев: 1
avatar
1
Похоже,наша Золушка очень рано и очень удачно выскочила замуж.Все остальное - просто следствие.По крайней мере,именно такое впечатление остается о главной героине после этой статьи... biggrin


Мы уважаем Ваше мнение, но оставляем за собой право на удаление комментариев.
avatar
Подписка



Поиск
Архивы
Архив 2011-2021
Архив рассылки
www.NewRezume.org © 2011-2021
Администратор
a1@newrezume.org
Яндекс.Метрика Индекс цитирования
Сайт содержит материалы (18+)
Правообладателям | Вход