Иерусалим

Москва

Нью-Йорк

Берлин

Главная » Очерки. Истории. Воспоминания » Корней Чуковский – это псевдоним.

Корней Чуковский – это псевдоним.

Категория:  Очерки. Истории. Воспоминания




Шрифт:  Больше ∧  Меньше ∨
Выберите язык:



Настоящее имя (по имеющимся документам) самого издаваемого в России детского писателя – Николай Васильевич Корнейчуков. Он родился в 1882 году в Одессе вне брака, был записан под фамилией матери и первую же статью в 1901 году напечатал под псевдонимом Корней Чуковский.

● Корней Иванович, незаконнорожденный сын прачки, «вырос» из мещанского
 сословия и стал известным писателем исключительно благодаря своему усердию, огромной работоспособности и любви к учебе: его официальное образование – неоконченная гимназия.

● Оксфордский почетный доктор литературы, Чуковский учил английский по самоучителю. Во время первой же его поездки в Англию в 1903-м оказалось, что он не понимает обращенной к нему устной речи, ни его не понимают. Проведя некоторое время в Лондоне, он начал говорить сам и воспринимать сказанное, однако до конца жизни сохранял сильный акцент.

● Главной страстью Корнея Ивановича всю жизнь была литература. 
Он ее любил и изучал, он хлопотал за литераторов, помогал им, анализировал все, что писалось современниками, то есть служил литературе в самом высоком смысле этого слова. Приехав из Одессы в Москву, он именно этой своей страстностью, восторгом и преданностью делу расположил к себе московских литераторов того времени – Тэффи, Сологуба, Леонида Андреева.

● Корней Иванович начинал как журналист и рецензент. В первые десятилетия ХХ века он был одним из самых влиятельных литературных критиков России и общался со многими писателями: Маяковским, А. Толстым, Куприным, 
Сергеевым-Ценским, Блоком, Замятиным, Сашей Черным, Мережковским и Гиппиус, Ходасевичем, Розановым, Гумилевым, Ахматовой, Горьким, Зощенко, Тыняновым, позднее – со Шварцем, Пастернаком, Кассилем, Катаевым, Пантелеевым, Маршаком.
 Одна из самых пронзительных его дневниковых записей – о смерти Блока, о
 которой он узнал в деревне под Порховом, где хлопотал об устройстве летнего дома для писателей: «Каждый дом, кривой, серый, говорил: „А Блока нету. И не надо Блока. Мне и без Блока отлично. Я и знать не хочу, что за Блок”. 
И чувствовалось, что все эти сволочные дома и в самом деле сожрали его, –
 т.е. не как фраза чувствовалась, а на самом деле сожрали: я увидел светлого,
 загорелого, прекрасного, а его давят домишки, где вши, клопы, огурцы,
 самогонка – и порховская самогонная скука. Когда я выехал в поле, я не 
плакал о Блоке, но просто – все вокруг плакало о нем. И даже не о нем, а обо
 мне. „Вот едет старик, мертвый, задушенный – без ничего”. Я думал о детях – и они показались мне скукой. Думал о литературе – и понял, что в литературе я
 ничто, фальшивый фигляр – не умеющий по-настоящему и слова сказать.
 Как будто с Блоком ушло какое-то очарование, какая-то подслащенная ложь – и все скелеты наружу».

● Корней Иванович пережил троих из четверых своих детей. 
Сын Николай умер за четыре года до смерти отца, Борис погиб на фронте, а 
младшая дочь Мурочка, героиня и адресат многих произведений отца для 
детей, умерла в 11 лет. 
В короткий период ее жизни, с 1921 по 1931 год, написаны почти все детские
 сказки Чуковского: «Тараканище», «Мойдодыр», «Чудо-дерево», «Муха-
Цокотуха», «Бармалей», «Путаница», «Федорино горе», «Телефон», «Краденое солнце». 
В 1929 году, когда Мурочка была уже безнадежно больна костным туберкулезом, Чуковский написал книгу о чудесном докторе Айболите, который непременно прилетит и всех спасет. В 20-е годы детские поэмы Чуковского, притом что их обожали дети и их родители, преследовались и запрещались, с подачи Крупской велась целая кампания против «чуковщины» – легких и
идеологически не нагруженных сказок, которые не ведут детей к классовой
 борьбе. 
Последняя болезнь Муры началась после того, как измученный борьбой за свои сказки Чуковский согласился написать покаянное письмо в «Литературную
 газету» с признанием своих ошибок, обещая написать идеологически 
безупречную книгу «Веселая колхозия». Болезнь и смерть Муры он воспринял
 как кару за свое отречение. Николай Корнеевич Чуковский, его старший сын, и Лидия Корнеевна, старшая дочь Корнея Ивановича, стали писателями и 
мемуаристами.

● Корней Иванович всю жизнь помогал тем, кто просил у него помощи, 
пользуясь для этого своей известностью, обаянием и артистизмом. 
Он боролся за тех, кто был арестован, участвовал в судьбе осиротевших семей, выбивал пенсии, квартиры, места в больницах, посылал деньги, помогал 
пробиться талантливым молодым литераторам и напечататься тем, кто этого 
заслуживал. 
В голодном, холодном, тифозном Петрограде 1920 года Чуковский 
организовывал чтение лекций, затевал издание журнала, участвовал в 
создании издательства «Всемирная литература», хлопотал об организации
 «Дома искусств», где писатели могли бы жить коммуной, добывал пайки и
 деньги... 
Чуковский пытался спасти от травли Зощенко, впоследствии принимал участие в деле спасения осужденного Бродского, приглашал к себе в Переделкино
 опального Солженицына.

● Корней Иванович был не только одним из лучших детских писателей, но и 
блестящим лингвистом («От двух до пяти», «Высокое искусство», «Живой как
 жизнь»), наблюдательным литературным критиком, литературоведом и 
мемуаристом (статьи и доклады о почти всех современных ему писателях, о
 Чехове и Шевченко, литературные портреты в книге «Современники», 
«Мастерство Некрасова»), великолепным переводчиком (его переводы книг
 «Жизнь и удивительные приключения морехода Робинзона Крузо»,
 «Занимательный Мюнхгаузен», «Приключения Тома Сойера», «Принц и нищий», «Короли и капуста», новелл о Шерлоке Холмсе, рассказов Уэллса, О. Генри,
 Уайльда, сказок Киплинга считаются классическими).

● Корней Иванович был не только «добрым дедушкой Корнеем», как его часто
 представляют по сказкам. Он мог быть вспыльчивым, внезапным, язвительным, саркастичным, страстным и порывистым, мог кричать и топать ногами. 
Никто не знал заранее, как он отреагирует, как себя поведет, что сделает в
 следующую минуту. Даже в весьма почтенном возрасте «патриарх детской
 литературы» мог вдруг повести себя неожиданно, «несоответственно своему
 высокому статусу». Когда на одном из «костров», который Чуковский
 традиционно устраивал в Переделкине, Агния Барто спросила: «Ну что, дети,
 кто лучше всех знает „Мойдодыра”?», седой классик детской литературы во
 весь голос заорал: «Я!!!»

● В честь Мухи-Цокотухи, одной из самых известных героинь Чуковского, в 1992 году энтомологом А. П. Озеровым был назван новый род и вид 
мух-муравьевидок из отряда Diptera – mucha tzokotucha.



Переслал: Ольга Пушина
Внимание! Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции. Авторские материалы предлагаются читателям без изменений и добавлений и без правки ошибок.



100%
голосов: 26


РЕКОМЕНДУЕМ:

ТЕГИ:
очерки

ID материала: 39118 | Категория: Очерки. Истории. Воспоминания | Просмотров: 1389 | Рейтинг: 5.0/26


Всего комментариев: 0


Мы уважаем Ваше мнение, но оставляем за собой право на удаление комментариев.
avatar
Подписка



Поиск
Архивы
Архив 2011-2021
Архив рассылки
www.NewRezume.org © 2011-2021
Администратор
tea_club@mail.ru
Яндекс.Метрика Индекс цитирования
Сайт содержит материалы (18+)
Правообладателям | Вход