Иерусалим

Москва

Нью-Йорк

Берлин

Главная » Общественно-политическая жизнь в мире » Кризис веры Макрон решил объявить войну радикальному исламу. На него и французов ополчился весь исламский мир

Кризис веры Макрон решил объявить войну радикальному исламу. На него и французов ополчился весь исламский мир

Категория:  Общественно-политическая жизнь в мире




Шрифт:  Больше ∧  Меньше ∨
Выберите язык:



В октябре во Франции произошла серия вооруженных нападений, которые связывают с исламскими радикалами. Жесткие и неаккуратные заявления президента республики Эммануэля Макрона по поводу ислама после произошедшего накалили обстановку внутри страны и спровоцировали международный скандал: мусульмане по всему миру выходят на протесты с призывами устроить бойкот и не покупать французские товары.

Если обстановка обострится, то Францию ждет ухудшение не только политической, но и экономической ситуации. Как Елисейскому дворцу приходится выбирать между принятием мусульман и ценностью свободы слова и к чему это может привести — в материале «Ленты.ру».

Цена свободы слова

«Пришло время Франции освободиться от соблюдения законов мира, чтобы окончательно искоренить исламофашизм на нашей территории», — заявил мэр Ниццы Кристиан Эстрози после нападения в Нотр-Дам-де-Нис — самой большой церкви города. 29 октября молодой выходец из Туниса устроил в ней резню, в результате которой погибли три человека. Террорист кричал «Аллаху акбар!» и продолжал повторять эти слова даже после того, как его арестовали.

В тот же день в Джидде задержали саудовского подданного, который напал на охранника консульства Франции. Последний получил легкие ранения. Еще пару часов спустя во французском Авиньоне мужчина попытался зарезать полицейских якобы с криками «Аллаху акбар!», его застрелили. При этом на следующий день власти опровергли о связях нападавшего с исламистами — убитый страдал психическим расстройством. Вскоре в злосчастный день стало известно еще об одной предотвращенной атаке под Парижем. После таких событий во Франции объявили максимальный уровень террористической угрозы.

Обстановка в стране обостряется из-за слухов, сопровождающих атаки. Так, изначально некоторые СМИ опубликовали непроверенное видео с места событий в Авиньоне — вместо реальных кадров показали старые, не имеющие отношения к атаке. Другой слух касался того, что одну из жертв теракта в Ницце обезглавили — об этом говорили представители полиции и лидер партии «Национальное объединение» Марин Ле Пен. При этом источник «Ленты.ру» в правоохранительных органах указал, что головы никто от тел не отделял, но горло перерезали. СМИ позднее также стали писать, что двух погибших «почти обезглавили».

Если ошибка с авиньонским видео — ситуация стандартная, пускай и неприятная, то данные о почти обезглавленных жертвах — нечто гораздо более опасное. Получается, что Франция столкнулась с двумя схожими показательными казнями за месяц: первая произошла 16 октября в пригороде Парижа. В тот день школьного учителя Самуэля Пати подкараулил у колледжа, убил и обезглавил 18-летний чеченец Абдулах Анзоров. Беженец, вскоре застреленный полицейскими, решил «наказать» историка за демонстрацию карикатур на пророка Мухаммеда ученикам — при этом на уроке Пати говорил о свободе слова.

Мотивы террориста из Ниццы пока неизвестны, однако не связывать эти нападения невозможно. Все, что пока можно сказать, — ответственность за атаку взяла некая неизвестная группировка «Аль-Махди на юге Туниса». Но и эту информацию властям также придется проверить.

 

Раненный в результате теракта в редакции газеты Charlie Hebdo в Париже в 2015 году

Раненный в результате теракта в редакции газеты Charlie Hebdo в Париже в 2015 году

Фото: Thibault Camus / AP

 

«Даже если между последними нападениями в Париже и Ницце не будет выявлено прямой организационной связи, они создают впечатление целостной террористической угрозы, с которой приходится иметь дело французскому государству», — считает эксперт Российского совета по международным делам (РСМД) Алексей Чихачев. Он отмечает, что фактически эта угроза никуда не уходила как минимум с 2015 года, когда вооруженные исламские боевики атаковали редакцию сатирического журнала Charlie Hebdo («Шарли Эбдо»), выпустившего карикатуры на исламского пророка, и убили 12 журналистов. Стоит отметить, что нынешняя Франция не единожды заплатила кровью за свободу «Шарли»: парадоксально, но историк Пати погиб из-за тех же рисунков.

«Ницца заплатила слишком высокую цену, как и вся наша страна в последние годы», — отметил мэр Эстрози после нападения. Он прав: Францию действительно можно считать страной, больше всего в Европе пострадавшей от проблемы радикалов за последние годы. Да и сама Ницца становилась объектом жестокой атаки не так давно — в 2016-м.

40 терактов с участием радикалов было совершено во Франции с 2012-го

Скандал в республике

Происходящее во Франции в нынешнем октябре, впрочем, было спровоцировано не столько карикатурами, сколько действиями французских властей в целом. Французский президент Эммануэль Макрон неоднократно призывал мусульманские организации к сотрудничеству, однако после убийства историка Пати перешел на неожиданно жесткий тон.

«Он был убит именно за то, что воплощал собой Республику. Он был убит, потому что исламисты хотят забрать наше будущее. Но именно благодаря таким незаметным героям, как он, они его никогда не получат», — заявил французский лидер, настаивая, что Елисейский дворец не будет запрещать Charlie Hebdo публиковать карикатуры. Говорят, что в кругу доверенных лиц речь Макрона была гораздо более жесткая, чем на публику.

 

Они хотят нашей смерти. Так что мы будем сражаться с ними насмерть. Французская Республика — милая девушка, но она не позволит изнасиловать себя

 

Эммануэль Макрон

цитата по Le Canard Enchainé

Слова президента тут же вызвали реакцию у международного сообщества. Первым ответил его турецкий коллега Реджеп Тайип Эрдоган. «Что за проблема у человека по имени Макрон с исламом и с мусульманами? Ему требуется лечение психических расстройств», — заявил он.

В ответ Елисейский дворец с неудовольствием отмечал, что от Анкары даже не последовало соболезнований после убийства учителя, и раскритиковал Эрдогана за грубость. Стоит отметить, что после нападения в Ницце турецкая сторона осудила произошедшее, а вот местные газеты обошли тему стороной.

Люди приносят цветы и свечи к мемориалу убитого учителя Самуэля Пати

Люди приносят цветы и свечи к мемориалу убитого учителя Самуэля Пати

Фото: Eric Gaillard / Reuters

Отношения с Анкарой накаляет и вопрос бурения шельфа в Восточном Средиземноморье: Франция пытается решить споры между Турцией и Грецией. Однако конфликт, возникший на фоне карикатур, может сильно пошатнуть позиции Парижа — причем речь не только о политических рейтингах.

Эрдоган решил использовать все свои ресурсы и призвал граждан страны отказаться от французских товаров. Общественное движение против всего французского набирает силу не только в Турции, но и в других странах: Ливии, Тунисе, Катаре, Кувейте и Иордании.

Слова Макрона возмутили даже верховного лидера Ирана аятоллу Али Хаменеи. Он обратился к французской молодежи и призвал ее спросить президента, почему он поддерживает печать оскорбительных карикатур. «Разве эта идиотская акция не считается оскорблением сознания народа, который избрал его своим президентом?» — заявил он.

Почему отрицание холокоста считается преступлением, за которое следует отбывать тюремное наказание, но оскорбление пророка считается выражением свободы?

аятолла Али Хаменеи

Парижу припомнили не только карикатуры, но и колониальную политику на Ближнем Востоке. Премьер-министр Малайзии Махатхир Мохамад в своем Twitter заявил о праве мусульман «убить миллионы французов»: те якобы и сами устраивали «резню».

Слова Макрона возмутили и главу Чеченской Республики Рамзана Кадырова: он назвал Макрона лидером терроризма. А муфтий Чечни Салах-Хаджи Межиев назвал президента Франции самым поганым чертом на свете. С протестами выступили даже у посольства Франции в Москве: собравшиеся вдоль ограждения на Большой Якиманке выкрикивали «Аллаху акбар!» и держали плакаты с перечеркнутой надписью «Шарли Эбдо». Если такое движение продолжится, то всерьез повредит не только экономике, но и политике страны, и даже ее безопасности.

 

Эксперт РСМД Алексей Чихачев ожидает роста антифранцузских настроений и после атаки в Ницце. «В своем комментарии сразу после атаки президент Макрон четко обозначил свою поддержку католикам, что будет истолковано радикальными представителями мусульманской общественности как дополнительное доказательство враждебности республики по отношению к исламу», — считает он.

 

Французская полиция у церкви Ниццы, в которой произошел теракт

Французская полиция у церкви Ниццы, в которой произошел теракт

Фото: Eric Gaillard / AP

«Просвещенный ислам»

На Париж обрушились с критикой далеко не только мусульмане. Так, газета The New York Times написала, что французские власти начали «широкомасштабную кампанию по давлению на мусульманскую общину». А американский социолог Кристал Флеминг обвинила Париж в том, что он «отвечает экстремизмом на экстремизм».

При этом все, что реально сделали французские власти после убийства Пати, — это на полгода закрыли мечеть в районе Пантен. Суд дал на это разрешение, поскольку незадолго до убийства учителя мечеть публиковала ролики с обвинениями в его адрес. Также было решено провести расследование в отношении 51 ассоциации мусульман страны: их проверят на предмет радикальности в целом и того, состоят ли в их рядах экстремисты.

Драконовских мер Елисейский дворец не принял даже после атак 29 октября. Да, на улицы Франции вывели тысячи военных для обеспечения безопасности, но и солдаты зачастую становятся объектами терактов. К тому же такая мера может помочь с предотвращением крупных атак, которые нужно долго планировать, однако вряд ли поможет с локальными нападениями. А непосредственное расследование уже случившегося притеснениями не назовешь: это будет делать любое государство, которое хочет найти виновных.

Однако вперемешку с действиями по борьбе с терроризмом, которые поддержал даже турецкий МИД, представители властей Франции выступают с не самыми аккуратными выражениями. В связи с этим можно вспомнить и «кризис ислама», о котором говорил Макрон, и «исламофашизм», на который указал мэр Ниццы, и слова главы МВД Жеральда Дарманена о «борьбе с внутренним врагом». Однако одно лишь возмущение и громкие слова проблемы не решат: если Париж не придумает, как бороться с терроризмом, страну могут ждать новые сотни убитых.

Около 300 человек погибли в результате терактов во Франции с 2012 года

Как отмечает Чихачев, нынешние власти, с одной стороны, «подчеркивают светский характер республиканского государства и равноудаленность от всех религий». С другой — они демонстрируют явное намерение взять ислам во Франции под более плотный государственный контроль, указывает эксперт.

Решить проблему едва ли получится борьбой с притоком беженцев: большая часть шестимиллионной французской общины мусульман представлена теми, кто родился в республике. Большая часть из них даже не посещает мечети. При этом интерес к исламу во Франции только растет: еще в 2013-м отмечали, что за последние 25 лет число новообращенных в эту религию увеличилось вдвое.

Если Макрон и понимает, как можно бороться с проблемой беженцев, вопрос обращения с собственными гражданами для него значительно сложнее. Старый курс на «секуляризацию и либерализацию» страны, к которому обратился президент, уже вряд ли сработает: его слова о построении «просвещенного ислама» у многих вызывают раздражение, особенно после последних атак. Все дело в том, что в делении на мусульман и немусульман вполне можно увидеть нагнетание обстановки, в то время как стремиться нужно к объединению общества для противостояния радикалам-террористам.

По словам 42-летнего Мехди Белаббаса, сына мусульманина-строителя алжирского происхождения, заявления властей вызывают недоумение практически у всей мусульманской общины. Люди боятся, что их просто-напросто заклеймят террористами, хотя они отучились и работают на благо страны, как и миллионы представителей других религий.

Я задумываюсь, а не должен ли я уехать из Франции. (...) После этого нападения пять или шесть миллионов человек должны оправдываться. Но мы не знаем, чего от нас ждут

Мехди Белаббас

Член ассоциации мусульманских групп и мечетей LES Musulmans Назиха Маюфи рассказала, что испытывает ужас и печаль из-за последних атак и соболезнует семьям жертв и католикам в целом. При этом она опасается, что политики и эксперты после нападений почувствуют право навешивать на последователей ислама ярлык «внутреннего врага». Это тоже будет слишком резким подходом к ситуации и может даже радикализовать часть «отвергнутых». «Как мусульмане мы платим за ущерб от этих двух форм экстремизма», — отметила Маюфи.

В целом же французские мусульмане считают атаки на других людей неприемлемыми. Как рассказал «Ленте.ру» один из сотрудников французской полиции, в ее рядах достаточно много мусульман. При этом они практически единогласно придерживаются мнения, что люди, совершающие нападения под прикрытием ислама, неправильно трактуют Коран, и их стоит считать именно террористами.

Хрупкий баланс

Примечательно, что буквально в начале месяца слова Макрона относительно борьбы с исламским радикализмом были восприняты в целом адекватно. Представляя свою программу, он произнес вдумчивую и сбалансированную речь (кстати, недалеко от места убийства Пати) о том, что Франция должна бороться с исламскими экстремистами не радикальными методами, а аккуратно и слаженно.

Президент рассказал, что следует предоставить налоговые льготы мечетям и улучшить качество обучения в школах, следить за качеством жизни мигрантов и интегрировать представителей мусульманского сообщества из других стран в местную среду: например, запретить домашнее обучение для детей из таких семей. При этом изучать арабский язык и культуру никто не запрещает, просто делать это будут вне школьной программы.

С одной стороны, меры действительно позволят интегрировать мусульманские общины в общество. С другой — некоторые приверженцы ислама явно воспримут это как запрет на сохранение собственной идентичности. Особо радикальные семьи или группы, вполне вероятно, просто еще сильнее закроются от внешнего влияния.

От своей программы Макрон пока не отказывается, хотя законопроект может стоить ему большей крови. Да, закон могут и не принять вовсе, но если примут, то в краткосрочной перспективе Франция вполне может столкнуться с новыми атаками.

Точные параметры нового закона еще не определены, но тот ход мысли правительства говорит о том, что власти, скорее всего, готовы пойти на некоторые перегибы, если это приведет к укреплению безопасности общества в целом. Проблема в том, что это порождает ответную реакцию по принципу замкнутого круга

Алексей Чихачев

эксперт РСМД

В долгосрочной перспективе неверное действие может привести к тому, что Макрон лишится возможности поучаствовать на выборах 2022-го. Глядя на массовые протесты, вызванные убийством Пати, можно предположить, что на тех же выборах могут победить правые политические партии: для французов свобода слова имеет настолько же большое значение, как для мусульман — имя пророка.

Чихачев отмечает, что у Макрона до выборов осталось не очень много времени на то, чтобы нанести действительно болезненный удар по экстремистским организациям. «Президенту важно соблюсти баланс: не допустить религиозной войны, сдержать действия радикалов — сыграть на стороне правого электората, показав "сильную руку", — и в то же время не слишком сильно ударить по всему мусульманскому населению Франции», — считает эксперт.

По его словам, реальный эффект будет измеряться тем, сколько подозрительных организаций, школ и мечетей действительно попадут в поле зрения правоохранительных органов, и не найдут ли они после этого новые формы существования. Кроме того, многое будет зависеть от того, найдет ли Макрон общий язык с лидерами государств Ближнего Востока, указывает Чихачев. «Меры французских властей будут неэффективны до тех пор, пока с их помощью не удастся прекратить подпитку экстремистов из-за рубежа», — отметил он.

Эксперт РСМД также считает, что рейтинг Макрона может не то что не упасть, но и подрасти: «Так часто происходит с действующими лидерами, которые в периоды общественной опасности вживаются в удобное амплуа спасителей». И здесь стоит учитывать, что ситуация с радикалами и безопасностью страны была тревожной и до того, как Макрон стал президентом. Возможно, таковой она останется и после окончания его срока.

Президент Франции Эммануэль Макрон

Президент Франции Эммануэль Макрон

Фото: Ludovic Marin / Reuters

***

Елисейский дворец, где, по данным источников, и так царит атмосфера давления и агрессии, сейчас вряд ли самое лучшее место для пребывания. Плохая координация как в самой администрации президента, так и с иностранными правительствами уже могла привести далеко не к одной ошибке Макрона во внешней политике. После последних же событий ситуация для французского лидера может лишь усугубиться.

Париж в открытую не отвечает на претензии извне, но продолжает гнуть свою линию: страна подверглась нападению исламских террористов, и угроза все еще велика. В то же время во Франции будто бы решили прислушаться к мнению других — даже чеченского лидера — вместо того, чтобы отстаивать свои ценности. Не зря, например, мэр Ниццы — пускай и позволивший себе несколько неосторожных слов — все равно предпочел закрыть церкви города, а не мечети. От греха подальше.

Такими темпами национальный девиз республики — «Свобода, Равенство, Братство» — может смениться на что-то вроде «некоторые более равны, чем другие». Единственное, о чем важно помнить Макрону, — это принцип «никаких переговоров с террористами». В конце концов, основан он на резонном соображении: вместо того чтобы пытаться найти компромисс с преступниками, их следует ловить и наказывать. И исключений не стоит делать ни для другой религии, ни для другой культуры, ни для другой нации.

Константин Дворецкий



Источник
Автор: Константин Дворецкий
Внимание! Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции. Авторские материалы предлагаются читателям без изменений и добавлений и без правки ошибок.



100%
голосов: 8


РЕКОМЕНДУЕМ:

ТЕГИ:
ислам

ID материала: 37167 | Категория: Общественно-политическая жизнь в мире | Просмотров: 770 | Рейтинг: 5.0/8


Всего комментариев: 4
avatar
1
Германия, Франция, Бельгия и некоторые иные страны Евросоюза мечтали о мультикультурализме... и ... в настоящее время имеют то, о чём мечтали, полной мерой.
Одно дел предоставить убежище беженцам из стран, где идёт война, гибнут дети, женщины и старики. Другое совершенно дело пустить в страну всех: бездельников, террористов, бандитов...
Россия до сих пор не пускает к себе черкесов из-за рубежа, опасаясь беспорядков в Закавказье и на Северном Кавказе.
avatar
2
Нечего с террористами цацкаться, если это мирная демонстрация, как маршируют европейцы, пожалуйста, а если с дубинами и камнями, то пстретить их должны пулеметы, и не поверх голов, а наповал. Франции следует следовать примеру своего гения - Наполеона Бонапарта, он еще будучи генералом директории приказал выкатить пушки и картечью по толпе громил и мерзавцев, больше такого там уже не повторялось. Быдло (не народ, не нация) понимает только летящий к носу кулак.
avatar
3
А не пора ли Франции сказать спасенным ими беженцам- -мусульманам - "Гости, гости, а не надоели ли вам хозяева???..."
avatar
4
Решение простое : убежище представлять только временное, и только женщинам с детьми. Мужчины в своих странах должны воевать либо на одной стороне, либо на другой. Беженцев сразу обязать дать подписку о том, что они соблюдают законы страны, в которую въезжают. Нарушают - депортация.


Мы уважаем Ваше мнение, но оставляем за собой право на удаление комментариев.
avatar
Подписка



Поиск
Архивы
Архив 2011-2020
Архив рассылки
www.NewRezume.org © 2011-2020
Администратор
tea_club@mail.ru
Яндекс.Метрика Индекс цитирования
Сайт содержит материалы (18+)
Правообладателям | Вход