Легендарный британский дешифровальный центр в годы Второй мировой войны сыграл важную роль, но меньшую, чем принято думать, утверждает канадский историк Джон Феррис.

Правительственная школа кодов и шифров в годы войны находилась в загородном поместье Блетчли-парк

Его книга "За кулисами "Энигмы", основанная на рассекреченных документах Центра правительственной связи Соединенного Королевства, поступает в продажу во вторник.

"Блетчли-парк не выигрывал войну, как привыкли считать многие британцы, - заявил Би-би-си Феррис, профессор университета Калгари. - Разведка не может победить сама по себе".

Существующий доныне Центр правительственной связи был создан 1 ноября 1919 года. Тогда он назывался Правительственной школой кодов и шифров.

Во время Второй мировой войны организация переместилась в загородный особняк в Блетчли-парк, графство Букингемшир, и занималась, помимо прочего, радиоперехватом и расшифровкой секретных кодов нацистской Германии.

Самым известным ее достижением является раскрытие принципа работы немецкой шифровальной машины "Энигма", что позволило заранее узнавать планы противника.

Turing Bombe, электронно-механическая машина для расшифровки кода "Энигмы"

АВТОР ФОТО,PA MEDIA

Подпись к фото,

Turing Bombe, машина для расшифровки кода "Энигмы", была уничтожена после войны по соображениям секретности и полностью воссоздана энтузиастами спустя 60 лет

В официальной истории британской разведки говорится, что взлом "Энигмы" приблизил победу как минимум на два года, и что без него исход войны вообще был бы непредсказуем.

Истории с "Энигмой" посвящены целых три художественных фильма.

Сейчас Центр находится в Челтнеме в графстве Глостершир. Но слово "Блетчли-парк" известно в Британии практически каждому и является предметом национальной гордости.

Культ Блэтчли

Капитальная работа Джона Ферриса посвящена не только Второй мировой войне, но всей истории Центра правительственной связи [Government Communications Headquarters, или GCHQ].

"Центр правительственной связи - это обращенная лицом к гражданам организация в сфере разведки и безопасности, всемирно известный бренд с общепризнанной репутацией. Мы обязаны этим нашим предшественникам", - написал в предисловии к ней директор спецслужбы Джереми Флеминг.

Экспонат музея

АВТОР ФОТО,PA MEDIA

Подпись к фото,

Блэтчли-парк, где размещена экспозиция, посвященная взлому "Энигмы", ежегодно принимает десятки тысяч посетителей

"На сегодня GCHQ является наиболее ценным стратегическим ресурсом Британии и, вероятно, останется таковым на десятилетия, - заявил Би-би-си автор книги. - По моему мнению, Британия многое выигрывает, сохраняя эту службу сильной и на мировом уровне".

"Но в то же время нужно ясно понимать, что можно, а чего в принципе нельзя получить от разведки", - добавил он.

По словам Джона Ферриса, руководство спецслужбы десятилетиями сознательно создавало и поддерживало в обществе "культ Блетчли", чему способствовала окружающая ее секретность.

В то же время Феррису предоставили широкий доступ к документам и не мешали делать собственные выводы. Некоторые ограничения касались только технических подробностей дешифровки и перехвата иностранных дипломатических депеш в современную эпоху.

Во взломе советских кодов в период "холодной войны" GCHQ не добился таких знаковых успехов, как в случае с "Энигмой", хотя и добыл много полезной информации военного характера.

Особенно велик был его вклад в фолклендскую операцию 1982 года.

"Думаю, Британия не выиграла бы эту кампанию без GCHQ", - заявил Би-би-си Феррис.

Сотрудницы Блетчли-парк в 1943 году

АВТОР ФОТО,GETTY IMAGES

Подпись к фото,

Сотрудницы Блетчли-парк в 1943 году

Благодаря перехвату и расшифровке британские командиры уже через несколько часов узнавали, какие приказы получил противник.

"Им было всегда известно, что аргентинцы собираются делать, где и какими силами", - рассказал Джон Феррис.

Известно, что аргентинская высадка на островах стала неожиданностью для Даунинг-стрит, но, по словам историка, это было скорее ошибкой политиков, а не разведчиков.

Книга повествует также о многолетнем сотрудничестве Центра правительственной связи с Агентством национальной безопасности США и об откровениях на эту тему американского перебежчика Эдварда Сноудена.

"Энигма" и Тьюринг

"Энигма" (по-древнегречески "загадка") - название основанных на общем принципе компактных электромеханических роторных машин для шифрования, представляющих собой целую эпоху в истории криптографии.

В 1920-1940 годах их было выпущено около 100 тыс. Они широко применялись во многих странах, в том числе в коммерческих целях.

Тьюринг

АВТОР ФОТО,SCIENCE PHOTO LIBRARY

Подпись к фото,

Математик Алан Тьюринг предложил противопоставить немецкому шифровальному устройству свою машину для дешифровки

В 1932 году четверо польских криптоаналитиков во главе с Марианом Раевским вычислили ключ к германским армейским "Энигмам". Узнав об этом, немцы в 1938 году создали усовершенствованную машину, с которой и пришлось бороться экспертам из Блетчли-парк.

В начале мировой войны Берлин опережал Лондон в части как защиты собственных, так и расшифровки чужих данных. Но уже к августу 1940 года британцы ликвидировали отставание.

Операция по взлому "Энигмы" носила кодовое название "Ультра" и держалась в секрете до начала 1970-х годов.

В команду набрали талантливых аналитиков, в том числе шахматистов, чемпионов по разгадыванию кроссвордов и специалистов по древнеегипетским иероглифам.

Turing Bombe, машина для расшифровки кода "Энигмы"

АВТОР ФОТО,SCIENCE PHOTO LIBRARY

Подпись к фото,

Операция по взлому "Энигмы" носила кодовое название "Ультра" и держалась в секрете до начала 1970-х годов

Больше всех отличился молодой математик Алан Тьюринг, предложивший противопоставить немецкому шифровальному устройству его собственную машину для дешифровки, получившую название Turing Bombe ("Бомба Тьюринга") - фактически протокомпьютер весом в тонну.

В отдельные дни "Бомба Тьюринга" прочитывала до трех тысяч германских секретных сообщений.

Тьюринг также является, наряду с Оскаром Уайльдом, самой известной жертвой гомофобии среди исторических фигур в Британии.

В 1952 году его обвинили в нетрадиционной сексуальной ориентации, по тем временам являвшейся в Великобритании уголовным преступлением. Спустя два года он покончил с собой, не выдержав травли.