Иерусалим

Москва

Нью-Йорк

Берлин

Главная » Очерки. Истории. Воспоминания » Памяти Бориса Немцова. сердце Матери. жена о муже. Маргарет Тэтчер у него и о нем 1 Часть

Памяти Бориса Немцова. сердце Матери. жена о муже. Маргарет Тэтчер у него и о нем 1 Часть

Категория:  Очерки. Истории. Воспоминания




Шрифт:  Больше ∧  Меньше ∨
Выберите язык:



Мать Бориса Немцова Дина Яковлевна Немцова (в девичестве Эйдман, 1928 г.р.), педиатр, заслуженный врач России:

«Дочь Бориса Жанна попросила меня написать о Боре.

Сначала хочу извиниться, что на Борином 50-летии я от волнения позабыла сказать, что он школу окончил с золотой медалью, что радиофак Горьковского университета окончил с отличием, с красным дипломом, что в 25 лет защитил кандидатскую диссертацию, что опубликовал 60 научных работ.

О себе я родилась в 1928 году в городе Горьком (тогда Нижний Новгород), и прожила там до 1952 года, до окончания мединститута. Жили мы — мать, отец и четверо детей — в деревянной двухкомнатной надстройке барачного типа В кухне была русская печь, а в комнатах — «голландки». Туалет на улице.

Отец работал на Горьковском автозаводе начальником хозяйственного цеха и при этом заочно учился в Московском физико-техническом институте им.Баумана. Мать работала в поликлинике №6, в регистратуре. Она была малограмотной — 4 класса образования.

Отец был член партии с 21-летнего возраста, видел выступление Ленина, был фанатически предан идеалам коммунизма. Он был честнейший человек. Во время войны он отвечал за снабжение хлебом всего Автозавода и за все время домой никогда не приносил ни крошки хлеба.

В 1952 году я окончила с отличием педиатрический факультет Горьковского медицинского института им. Кирова. Получила диплом. Работала в Мурманске, где родилась дочь Юля, потом работала в Горьком, потом — в Сочи, где в 1959 году и родился Боря. В 1966 году я вернулась с детьми в Горький.

Боря и учиться начал в Сочи. Ему не хватало до 7 лет больше месяца, и нас не хотели сначала принимать, но он хорошо читал с 5 лет, и, услышав, как он читает, директор его принял. Учительницу свою первую, Валентину Георгиевну, он очень любил, писал ей потом письма из Горького: «…мне здесь скучно, невесело…».

Учился Боря хорошо по всем предметам. Но дисциплина была не на высоте. В дневнике постоянно были замечания: «шумно вел себя на перемене, на уроке пения разговаривал и смеялся» и т.д. Но учителя все равно его любили. Никогда не было никаких конфликтов с учителями, и меня в школу никогда не вызывали. Ходила только на родительские собрания.

Боря всегда любил свободу. В Сочи, когда ему было около двух лет, он отправился самостоятельно куда-то гулять. Мы шли с моря, с пляжа «Ривьера», и задержались около какого-то киоска. Через минуту — Бори нет. Везде обыскали. Стоим, плачем. Вдруг с моста идут две девушки, одна держит на руках Борю, говорит: «Он у вас неподъемный»… Спасибо, милые девушки.

В школе мог прогулять урок, если куда-то ему надо. Мог не ночевать дома и не предупредить. Оказывается, был ночью на реке, жгли костер. Домой приходил почти всегда поздно. Всегда был активный, лазил по крышам гаражей, падал, рассекал бровь, ломал ногу.

Боря всегда был очень общительный, с раннего детства. Например, на пляже он не сидел около меня, а ходил и наблюдал, как играют в карты, или в шахматы, или еще во что-то. Ему все было интересно. В парке «Ривьера» всегда играли в шахматы в нескольких местах. Будучи совсем маленьким, 4–5 лет, он подходил, смотрел, потом предлагал поиграть с ним, на что люди смеялись. Потом стал играть достойно со взрослыми, что вызывало у людей удивление. Его никто не учил: я не умею, а больше учить было некому. Он сам научился всему. Будучи взрослым, овладел английским, говорил свободно, читал лекции.

Боря всегда был очень доброжелательный, открытый. В школе к нему все благоволили — и девочки, и мальчики. У нас в квартире был «проходной двор», приходили все. Боря ненавидел нашу хрущевскую квартиру из-за тесноты. В двухкомнатной квартире жили 5 человек. Заниматься ему приходилось на кухне, и даже в туалете, когда все спали (чтобы не мешал свет из кухни). При этом в детстве первая девочка, к которой он подошел, чтобы пригласить на танец, сказала ему, что она с рахитами не танцует. После этого он и занялся и спортом.

Боря участвовал во всех кружках в клубе «Юность» на улице Терешковой: самолетостроение, байдарки и все остальное. Очень рано сам научился кататься на лыжах, коньках, велосипеде, плавать. Никто его не учил. Мне некогда было, отец жил в Москве.

****************************

Из интернета: Об отце Бориса Немцова известно мало. Он работал в Москве заместителем начальника строительного главка. В воспитании сына и дочери участия практически не принимал. Как писал сам Борис Немцов: «Отец был свободный человек, с нами не жил. Ключевую роль в жизни и в политической карьере, в частности, сыграла моя мать».

*******************************

Д.Я.Немцова: «Боря рано начал зарабатывать деньги. В классе 6–7-м он разгружал из машины продукты в молочном магазине. Уходил рано утром. Магазин был напротив нашего дома. Платили, конечно, гроши. Летом ребята-школьники обязательно работали на току и Нижегородской области, «на картошке» и на сборе фруктов в Краснодарском крае. Потом, уже в университете, он много занимался репетиторством сразу по трем предметам: физика, математика и английский, и неплохо зарабатывал.

Одно время они с Васей К. занимались у нас. Это было уже в университете. А потом перешли к ним. Это семья очень интеллигентных людей — ученых.

Квартира у них была более просторная, и Боря часто у них «задерживался» на несколько дней. Мне, конечно, было неудобно, но там к нему, видимо, неплохо относились. Однажды Боря разбил там дорогую вазу во время «разминок». Мы переживали. Я пыталась отдать деньги, но они отказались брать.

Впервые в по-настоящему хороших условиях он жил, когда стал губернатором. Это был дом в Зеленом Городе — государственная дача, где когда-то жил В.П.Чкалов, а потом градоначальники Горького.

В Нижнем Новгороде своего жилья у него так не было. Ему предлагали, советовали, но он отказывался и жил с семьей в моей двухкомнатной квартире на улице Агрономической. Потом уже они переехали на госдачу в Зеленый Город.

Когда я ругалась, он говорил: если я возьму себе жилье, то все окружение последует моему примеру и начнутся злоупотребления. Кстати, при нем в Зеленом Городе никто ничего себе не захватил и не построил. Это было запрещено губернатором Немцовым.

Я много лет работала в Городской детской больнице №1. Жили мы близко от больницы, в нескольких минутах ходьбы, в двухкомнатной хрущевской квартире. Сначала втроем, потом впятером, потом всемером. Боря часто приходил ко мне на работу в лабораторию, его все знали. Также его знали в приемном покое больницы. Он приводил туда пьяных с травмами головы, с разбитым лицом, на перевязку. Их там принимали и мне сообщали, смеялись.

Ему было тогда не больше 9–10 лет. Так было не раз. Можно ли такое представить себе сейчас в приемном покое детской больницы?

Боре всех было жалко… Мы на остановке трамвая №9 «Улица Маслякова», кольцо. Сидит на земле мужчина, нос синий, лицо в инее. Никто не обращает внимания. Боря пытается его поднять, ему помогает какой-то мужчина, вводят его в трамвай. Боря говорит кондуктору: «Пусть покатается, пока не согреется». Кондуктор кивает.

Боря тогда уже в старших классах учился.

Он не умел отказывать. К нему часто обращались: решить задачу, написать реферат, написать ответы на вопросы в экзаменационных билетах и т.д. Это были и соседи, и просто знакомые. Я злилась. Кстати, к Юле тоже обращались без конца: переводила английские тексты письменно и по телефону, часами. Я ругала своих детей, что ими пользуются ленивые и нахальные друзья», но бесполезно. Думаю, что доброта, отзывчивость у них от моего отца его деда Якова. Он был такой же.

В старших классах Боря стал особенно много заниматься физикой и математикой. У них была учительница, Эльвира Ивановна Ревунова, очень умная, талантливая. Она привила Боре любовь к этим предметам. Преподавала она не только по школьным учебникам, но и по вузовским. Помню, например, учебник Сканави «Задачи».

В общем, окончив школу с золотой медалью. Но он не вступил в комсомол. Боря был общественно активным, но...не в системе, а всегда против системы. Всегда.

И поэтому, когда он закончил школу с золотой медалью, классная руководительница дала ему прекрасную характеристику, но только в самом конце её было два слова: "политически неблагонадежен".

Я схватилась за голову и побежала в школу разговаривать с классным руководителем. Сказала ей, что с такой характеристикой он не попадет ни в один вуз, хоть у него будет 10 золотых медалей! Учительница никак не хотела исправлять. Тогда я пошла к директору. В итоге, она смягчила формулировку на более нейтральную: «позволяет себе политически непродуманные высказывания».

Борис поступил на радиофизический факультет Горьковского госуниверситета им.Лобачевского. В те времена этот факультет считался очень престижным - конкурс там был несколько человек на место.

Боря много занимался и был очень увлечен учебой. Все экзамены с первого же курса сдавал на «отлично». С 3-го курса рано стал заниматься наукой. Наука была его жизнью. На столе и на полу все было завалено листками с формулами. Даже будучи в гостях у моих родителей, он все писал эти формулы. Так, наверное, у всех ученых.

После защиты кандидатской диссертации продолжал писать статьи, открывать что-то новое в науке. Им написано, насколько я помню, более 60 научных работ, опубликованных в научных журналах в СССР и за рубежом. Он был хорошо знаком с нобелевским лауреатом академиком Виталием Лазаревичем Гинзбургом, который прочил ему блестящее будущее. По его приглашению Боря постоянно ездил в Москву на его научные семинары.

************************

Из интернета: В 1985 году Борис Немцов защитил кандидатскую диссертацию по теме: «Когерентные эффекты взаимодействия движущихся источников излучения». Он автор более 60 научных работ по квантовой физике, термодинамике, акустике. Среди изобретений Немцова — параметры антенны для космического корабля (при вхождении корабля в земную атмосферу из-за нагрева антенны связь с кораблём теряется — изобретение Немцова устраняло помехи связи) и акустический лазер (когда перегретый пар сильно охлаждается, возникает мощный инфразвук).

По слова Немцова: «Я стал чуть ли не создателем нового супероружия, но этого не произошло, поскольку прибор не успели засекретить, потому, что я послал свою статью в зарубежный журнал. До сих пор некоторые физики утверждают, что это было «гениальное изобретение», с помощью которого можно как минимум разгонять туман и облака, а то и создать некое «метеорологическое оружие».

Член Американского физического общества физик Лев Цимринг, какое-то время работавший с Немцовым, вспоминал: «Борис очень много работал, быстро и легко писал статьи. Несмотря на плейбойский вид и повадки, у Бори была абсолютно незаурядная голова и очевидная страсть к науке, это чувствовалось сразу».

По словам Немцова он намеревался писать докторскую, хотел к тридцати годам стать доктором наук. Участвовал в различных конференциях, международных в том числе. Регулярно участвовал в семинарах в Физическом институте Академии наук в Москве, где работали Гинзбург и Сахаров.

Нобелевский лауреат академик В.Л.Гинзбург говорил о нём: «Борис Немцов учился на кафедре распространения радиоволн, организованной мной на радиофакультете в Горьковском университете. Он был аспирантом двух моих бывших аспирантов. Он по-настоящему талантливый физик, у него много хороших работ».

Кстати, по некоторым данным, Бориса Немцова готовили чуть ли не в наследники научной школы Гинзбурга.

---------------------------------

Академик Виталий Лазаревич Гинзбург – один из главных вместе с А.Д.Сахаровым создателей советской водородной бомбы, один из авторов теории сверхтекучести (теория Гинзбурга-Питаевского), теории магнито-тормозного космического радиоизлучения и теории происхождения космических лучей.

*************************

Д.Я.Немцова: «Если бы не перестройка 1986 года (перестройка также и умов), Боря защитил бы и докторскую диссертацию — он уже начал ее писать — и дальше бы совершенствовался в науке. Но судьба, как говорят, распорядилась иначе.

В 1987 году в Горьком в черте города решили построить АСТ — атомную станцию теплоснабжения. Это не АЭС, которая строится далеко от города и там, насколько я понимаю, от атомного реактора вырабатывается электроэнергия, которая используется для отопления и других целей. А АСТ — это когда сам атомный реактор нагревает воду, которую невозможно полностью очистить от радиации, и эта вода по трубам отопления идет в квартиры. Я как педиатр обратилась к Боре — ученому-физику: надо что-то делать или уезжать из города. Боря предложил выступить перед коллективом больницы, где я тогда работала (ГДБ №1). Пришли и сторонники строительства АСТ. В общем, собрание в актовом зале больницы получилось интересным и жарким.

Тогда нельзя было ничего говорить в открытую против решений властей. Но тут началась перестройка, и стали люди потихоньку «поднимать голову», то есть начали уже говорить не только на кухне обо всем.

И вот Боря пишет статью в газету «Ленинская смена»: «Почему я против АСТ?» С этого началась в Горьком активнейшая борьба населения всего города против этой станции. Борю завалили письмами и простые люди, и ученые, все. Он работал в это время в НИРФИ (Научно-исследовательский радиофизический институт), кандидат наук, старший научный сотрудник. Ему 27 лет. В НИРФИ был выделен стол «Для писем Немцову».

Молодежь из НИРФИ организовала шествие от кинотеатра «Октябрь» до площади Горького, где состоялся митинг. Было много выступлений, плакатов. Начали собирать подписи против АСТ каждый день, много дней. Устраивали пикеты, развешивали газеты со статьями ученых против АСТ. Помню, активно выступали с доказательствами вреда АСТ профессор Троицкий, академик Рыжов. Рядом стояли сторонники АСТ со своими чертежами и схемами, но их никто не слушал.

Боря решил встретиться с академиком А.Д. Сахаровым. Появилось большое интервью в газете, где Андрей Дмитриевич выступил резко против АСТ. К нам еще присоединились активисты из Воронежа, где также планировали строить АСТ. В общем, все так активно вступили в борьбу, что строительство отменили, хотя был уже построен фундамент и часть здания.

Борю тогда узнали в городе, относились к нему с уважением. Стали включать во всякие экологические проекты, приглашали на собрания, акции. Тогда же в городе появилась общественная организация «За ядерную безопасность».

В общем, Боря втянулся в общественную жизнь. Ему было все интересно и небезразлично. Так он оказался в политике. В 1990 году он участвовал в выборах в российский парламент — Верховный Совет РСФСР — и выиграл из 12 участвовавших кандидатов. Ему было 30 лет.

Борю всегда окружали люди, которым было надо что-то лично для себя. Это было и в Нижнем Новгороде, и в Москве, когда он был у власти. В Нижнем Новгороде доходило до того, что «друг» вселился в его жилье на госдачу и жил там с семьей, пока не получил квартиру.

При переезде в Москву объявилась целая армия «друзей»-просителей. Тут были и представители кино, и работники цирка — очень знаменитые и небедные. Я в это время жила в Москве с Борей и была, можно сказать, секретарем, поэтому знаю. Телефоны обрывали одни и те же люди.

Немцов, где бы ни работал, всегда относился с полной ответственностью и отдачей, работал на износ. Я иногда навещала их семью в Зеленом Городе во время его работы губернатором. Приходил поздно с целой пачкой документов. Пока все не прочитает и не подпишет, спать не пойдет. И так все дни, до глубокой ночи, плюс телефонные звонки.

Он целые дни пропадал на работе и в Москве, и в различных поездках по стране и за рубежом. За все переживал, работал на износ.

Работая в правительстве в Москве, уставал так, что, придя с работы, с трудом поднимался на второй этаж.

Однажды в два часа ночи звонок: секретарь В.С.Черномырдина. А до этого Боря звонил Виктору Степановичу, но не мог его найти. И вот только Борис уснул — звонок. Я сказала, что не позову: спит. И сколько ни звонили, не разбудила. Получила от Бори нарекание, но не жалею.

Знаю, в те времена против Бори восстал Березовский, «гениальный злодей», как я его прозвала. Боря помешал его планам приватизации, и он всячески мстил и вредил.

Боря был доверчивый, открытый. Часто этим пользовались. Часто его подводили, а бывало, и предавали. Были и преданные, и порядочные люди, которые ему всегда помогали, — истинные немногочисленные друзья.

Боря любил своих детей, был очень ответственным отцом. Считал, что дети должны быть обеспечены, должны получить хорошее образование. Он посещал родительские собрания. Дети часто отдыхали с ним. Старался вместе ходить в театры, на спортивные соревнования, встречаться в кафе. Обязательно все поздравляли его с днем рождения, готовили выступления. На Бориных днях рождения все дети: Жанна, Антон, Дина, Соня — были вместе. Это доставляло ему радость. Он гордился своими детьми.

К женщинам Боря относился благоговейно, поэтому они его все и всегда любили. Когда-то в молодости я читала у Ленина, что интеллигентность мужчины определяется его отношением к женщине. Боря был интеллигент, интеллектуал, несмотря на то, что ругался матом (хотя я лично, кстати, никогда не слышала).

Последний раз мы виделись в декабре 2014 года в гостинице «Волна» в Нижнем Новгороде. Показалось, что он похудел и немного ссутулился. О своем здоровье, о своих проблемах он не говорил. Эмиграция?

Для него это было неприемлемо. Он не мог жить без России, вне России. Чувствую свою вину. Мало общались, мало звонили, мало говорили и говорили ни о чем. Мне нужно было больше спрашивать обо всем. Может быть, чем-то могла помочь. Как-то не доходило до сознания, что все настолько опасно.

Я, кстати, никогда не произносила слова: «убить», «убьют» — никогда.

Верилось все-таки в лучшую судьбу, в ангела-хранителя. В известность человека, которого постоянно должны охранять. Человеческая наивность…

Когда Боре было лет двадцать, ко мне однажды на улице подошла цыганка и нагадала, что мой сын будет всемирно известным человеком. Я тогда очень сильно смеялась.»

***********************

Из комментов в фэйсбуке:

Anna Nayfeld

Спасибо вам, мудрая женщина Дина,

За то, что давно, 60 лет тому,

Родили Великого, чудного сына.

Вам – низкий поклон, и – спасибо Ему!

Спасибо – за слово, что нёс он народу,

За мужество, честность, за массу идей,

За то, что любил и прославил Свободу

В стране далеко не свободных людей.

За правду спасибо, за голос, за силу.

Он жил, как дышал, как хотел, как умел,

За то, что Россию так нежно любил он:

Как жаль, что спасти он её не успел!

Возможно, он чувствовал, что не успеет,

И что у убийцы не дрогнет рука.

Он знал: УБИВАТЬ эти твари – умеют,

И действуют слаженно, наверняка!

Как страшно, как жутко, как грустно, как больно...

Утрату нельзя НИ забыть, НИ простить.

И мысль шальная все гложет невольно:

Ведь НЕКОМУ больше Россию спасти.

**********************************

Жена Немцова предчувствовала его гибель.

Первая жена и единственная официальная жена Немцова - Раиса Ахметова, родилась в Волгограде в 1956 году. Познакомились они в столовой Нижегородского кремля, куда во второй половине дня пускали пообедать простой народ.

Раиса окончила Нижегородский иняз. Работала в областной библиотеке, даже когда Борис стал губернатором Нижегородской области. Умная, с хорошим чувством юмора. Когда Немцова публично называли одно время преемником Ельцина, ее доставали вопросами, мол, видит ли она себя первой леди страны. Вторую Раису страна не выдержит, шутила она.

В Москву не сразу за мужем переехала. Немцову приходилось ее уговаривать. После переезда в Москву они еще какое-то время жили вместе. Но однажды 1 января Раисе (а у нее это не только Новый год, но еще и день рождения) позвонила бывшая нижегородская телеведущая Катя Одинцова и сообщила, что родила Немцову сына. Раиса и Борис расстались, но официально не развелись. Более того, они остались в хороших дружеских отношениях.

**************************

Раиса Немцова:

«Мы познакомились, когда мне было 26 лет, а ему было 23. Я была старше на 3 года. А познакомились весьма прозаично – в столовой, в очереди. В Нижнем Новгороде есть Кремль, а в Кремле различные административные учреждения – горкомы, обкомы. А при них были столовые. И после двух туда пускали людей с улицы. Там можно было дешево и достаточно неплохо поесть. И молодые люди, и мы, девушки из библиотеки, приходили туда обедать после двух.

Я работала в областной библиотеке, а Боря работал младшим научным сотрудником в Научно-исследовательском радиофизическом институте.

Это не была любовь с первого взгляда. Была весьма такая простая история. Мы стояли в очереди. К нам подходили молодые люди. Мы общались много, обсуждали что-то, веселились, балагурили. И это продолжалось приблизительно полгода, а может быть, даже год. Мы просто общались. Естественно, Боря не мог не привлечь к себе внимание. Он зашел в столовую, и все девушки ахнули – высокий, яркий, красивый молодой человек с огромной кудрявой шевелюрой и с бородой. Да, у него была борода. И мы с девушками и прозвали его "Бородой". И каждый раз, когда кто-то побывал в столовой, то другие, которые обедать в тот день не ходили, спрашивали: "А был ли Борода?" Однажды он пришел без бороды. Девушки немного разочаровались. И мы стали обсуждать, как ему лучше – с бородой или без бороды. И все-таки пришли к мнению, что без бороды лучше.

А потом мы познакомились в очереди. Один раз я поняла, что я ему симпатична. Но при этом я считала, что у меня не было никаких шансов, потому что я была старше. Я считала, что с таким мужчиной, как Борис, невозможно построить каких-то серьезных отношений.

Но случилось просто, что он предложил мне съездить на выходные в Москву. А я согласилась. У Бори отец жил в Москве и брат. И мы остановились у них. Отец им гордился. Отца он тоже любил.

Хотя семья у Бори, конечно, была неполной. Матери было очень тяжело - нужно было поднимать двоих детей, давать им образование, не хватало денег. Жили они очень скромно, да. Но отец, тем не менее, помогал каким-то образом. На каникулы брал детей в Москву.

С мамой я тоже достаточно быстро познакомились, потому что она была врачом. А у меня случилась какая-то проблема с ногой.

Боря был очень спортивный. И своих девушек, которые были до меня, он заставлял заниматься спортом. Но меня не нужно было заставлять. Мы много бегали. И однажды я потянула ногу, и пришлось познакомиться с мамой. Мама очень умный человек. Она понимала, что нельзя портить отношения с подругой своего сына. Мы с ней по характеру немного похожи – обе такие достаточно жесткие. Тем не менее, у нас были хорошие отношения.

Каждый день, пока ухаживал, дарил цветы. Когда подали заявление в загс и возвращались на работу, то Боря был грустный - где жить, как. И тогда я, чтобы подбодрить будущего мужа, крикнула ему: «Все будет хорошо, и мы поженимся!». Свадьбы как таковой не было, просто собрались друзья. Но в дальнейшем наш семейный лозунг был: «Все будет хорошо, и мы поженимся!». А Борис еще долгие годы повторял эту фразу, если кто-то из его собеседников был в чем-то не уверен или расстроен.

В своей книге «Провинциал» он написал, что самой большой удачей в своей жизни считает рождение нашей дочки. Когда у нас был разговор - кто родится: мальчик или девочка, он сказал, что хотел бы девочку. Потому что если девочка будет глупой и при этом будет красивой, то это нормально. А вот если мальчик будет глупым, то это будет плохо. Поэтому мы хотели девочку. И родилась девочка. Но девочка получилась к счастью и умной, и красивой.

Мы обсуждали два имени – Анна и Яна. Потом Боря пошел регистрировать ее. И когда он вернулся со свидетельством о рождении, там было написано: Жанна. Я посмотрела и спросила: «Почему Жанна?» – «А я, – говорит, – совместил Анну и Яну, и получилась Жанна».

Для меня жизнь с Борей была необыкновенной яркой. С ним никогда не было скучно. С ним было весело и интересно. Я хочу сказать, что для меня это лучший спутник по жизни. Я пробовала найти себе другого, но поняла, что – нет.

О головокружительной карьере мужа я не думала, но была уверена, что он добьется успехов в науке - у Бориса были хорошие мозги. Я понимала, что Боря очень талантливый человек. Ну, не то что я это понимала, об этом говорили все. Боря очень талантливый физик. Характеристики разные от его коллег были – блистательный, крутой, на грани гениальности.

И я понимала, что у этого человека есть будущее. Я понимала, что он в науке достигнет неких успехов. Естественно, как вы понимаете, что может быть – кандидатская, докторская, профессор и т. д. Я считала, что он сделает карьеру, что он станет очень крупным ученым.

Когда он оставил научную деятельность, я была против и как могла, пыталась отговорить его. Но препятствовать не могла – это его выбор.

По духу своему всегда был нонконформистом. Он всегда был оппозиционером. Даже в тот момент, когда он был губернатором, депутатом, все равно он, будучи в системе власти, часто поступал наперекор. Например, чего стоит миллион подписей, которые он собрал в 1996 году в Нижегородской области против войны в Чечне. Это было очень неприятно Ельцину, который его очень любил и опекал.

У него была сумасшедшая харизма. Всё было вместе: красив, умен, умение общаться, причем, умение общаться со всеми. Редко, когда у него не получалось общение, очень редко. Он со всеми мог найти общий язык. При этом он был абсолютно естественным, органичным человеком.

Боря был увлекающийся человек. Когда он находил себе дело в жизни, то этому делу посвящал себя целиком. Вначале это была наука. Здесь он себя посвящал просто целиком. Это была любимая работа, где любимый теоретический отдел, где были его коллеги, с которыми было о чем поговорить.

Когда он возвращался домой, он разговаривал, в основном, о физике. Он рассказывал о своих работах, о семинарах. Это специфическая область. Но у Бори был еще такой талант – он сложные вещи мог рассказать очень простым и доступным языком. Я понимала, чем он там занимается в этот момент. А потом, я хороший слушатель. Я слушала. Мне было интересно, чем он занимается, какие у него успехи, о чем он докладывает на семинаре, когда ездил в Москву. Он часто ездил в Москву на семинары к академику нобелевскому лауреату Виталию Лазаревичу Гинзбургу. Между прочим, вот это его умение говорить понятно о непростом, о сложном ему очень пригодилось как политику.

В его политической карьере, я его не поддерживала, но и не мешала.

Он попробовал себя первый раз в союзном парламенте. У него не получилось. И он мне пообещал, что он больше этим заниматься не будет. Но потом его коллеги и друзья все-таки уговорили. И когда произошла эта трагедия, мне один из них написал: «Рая, прости за то, что мы тогда втянули его в политику». Вот так.

Но известен в городе он стал еще до избрания в депутаты. Был 1989 год.

У нас строилась первая тепловая атомная станция под Нижним, в черте города. И по этому поводу шла дискуссия. Это было уже после аварии на Чернобыльской АЭС. Тепловая станция – впервые был такой проект. Не было аналогов во всем мире. И тогда его мама первая сказала, что Боря, ты как физик, должен этим заняться. Нельзя, чтобы в черте города строилась такая станция. И она первая вышла на улицу и стала собирать подписи против строительства атомной станции. И Боря присоединился к этому. Началась дискуссия в прессе и на телевидении. И к тому же он по этому поводу взял интервью у Андрея Дмитриевича Сахарова. Результатом чего было – эту станцию не построили.

Губернатором он стал в 31 год.

**********************

Из Википедии: В марте 1990 года Немцов был избран народным депутатом РСФСР по Горьковскому национально-территориальному округу. В этот период Немцова работы народным депутатом происходит его знакомство с Борисом Ельциным. Согласно воспоминаниям самого Немцова, на первом заседании Верховного Совета РСФСР Ельцин пригласил на встречу депутатов, победивших под демократическими лозунгами, и затем спросил у Немцова «Вы из Нижнего Новгорода? У вас есть какие-нибудь идеи, как нам обустроить Россию?», последующий разговор Ельцина продлился несколько часов.

Во время выборов президента России в 1991 году Немцов был доверенным лицом Ельцина по Горьковской области. Во время августовского путча ГКЧП Немцов принимал участие в обороне з «Белого дома» . Сразу после путча с 27 августа 1991 года и до 18 апреля 1994 года Борис Немцов был полномочным представителем президента Российской Федерации в Горьковской (c 16 мая 1992 года — Нижегородской) области.

По словам самого Немцова, назначение его главой Горьковской области было случайным, т.к. после снятия за поддержку ГКЧП всего руководства Горьковской области, Ельцин из горьковчан знал только Бориса Немцова. При этом Ельцин сказал ему: «Да, ты, конечно, молодой. Но не переживай, я тебя на пару месяцев назначу. Не справишься — сниму».

30 ноября 1991 года был подписан указ президента РСФСР о назначении Немцова главой администрации Горьковской области.

**************************

Раиса Немцова: У него не было опыта хозяйственной деятельности. И что он делает первое? Он никого не увольняет. Он оставляет всю эту элиту, всех тех людей, которые занимались хозяйственной деятельностью до него. Естественно, он должен был налаживать с ними отношения. Он ездил по области и знакомился с главами администраций. Его заместитель Скляров посоветовал ему с каждым директором завода и с каждым председателем колхоза, который только есть в области, выпить водки. Борис последовал этому совету.

Ельцин очень хорошо относился к нему. Мне кажется, ему нравился этот образ – высокий, большой, молодой, красивый мужчина.

Кажется, в 1994 году, когда Ельцин приехал в Нижний, он подарил свою фотографию. А подпись на ней была: "Моему преемнику".

Тогда мне Боря сказал: "Смотри, только никому не показывай".

А еще тогда в Нижнем побывала Маргарет Тэтчер. О это было действо! Это было странно, когда в Нижнем Новгороде приземляется первый частный самолет, да еще с ней. А потом прогулка Маргарет Тэтчер по улицам Нижнего Новгорода, сопровождаемая толпой народа. Это тоже было очень странно все видеть.

Странно было увидеть премьер-министра Англии, хотя и бывшего, в городе, который был все время закрыт...

В принципе, город тогда выглядел достаточно неплохо. Центральную улицу немножко отреставрировали уже. Прошла малая приватизация, появились частные магазины. В один из магазинов Тэтчер зашла. Магазин назывался "Сыры". И купила там сыра.

**************************

Григорий Явлинсокий о начале Губернаторства Немцова:

«Я с ним познакомился впервые летом 1990 года, когда я принял предложение Бориса Ельцина, ушел из союзного правительства и стал вице-премьером российского правительства и готовил программу "500 дней". Он был очень яркий, очень свободный, очень энергичный, очень молодой, очень веселый. Он был в очень хорошей форме. Но главная особенность его заключалась в том, что он был совершенно раскованный. В каком-то смысле он был просто символом эпохи. Это был человек, воплощавший в себе все, что тогда происходило. Он был таким же светлым, наполненным свободой.

Осенью 1991 года Ельцин назначил Немцова главой Горьковской области (потом Борис впервые в России ввел для этой должности дореволюционное слово - губернатор). Картина, которую я увидел осенью 1991 года, когда приезжал к нему уже в качестве вице-премьера союзного правительства, которое было сформировано Ельциным и Горбачевым на последнем этапе, была удручающей. Ему была нужна помощь.

Он сидел в кабинете первого секретаря обкома, и там не было людей. Он был просто один. Была какая-то девушка, которая хорошо к нему относилась. А к нему всегда девушки хорошо относились. Она ему приносила чай, яблоко ему резала. И больше никого не было. Надо было что-то делать. Это же были не шутки – это миллионная область. Там останавливались заводы. Там останавливался газ. Там были огромные заводы, которые строили подводные лодки. В Нижнем Новгороде океанские подводные лодки – это же фантасмагория! Где такое можно было увидеть?! Их потом по Волге переправляли в океан. И вдруг он остался ответственным за все, причем один. А Борис Николаевич его послал и сказал: "Вот, Боря, давай". Что давать-то?! Дать-то нечего!

Я приехал к нему с несколькими своими коллегами. Мы сделали там одну вещь. Мы сделали первый региональный займ. Представьте – 1992 год. Деньги фактически уничтожены. Никто не знает, что будет. Мы покупали горюче-смазочные материалы у соседей в Татарстане. И они оказались валютой. Они же росли в цене. Они же все время были нужны. А как их купить? Люди нам доверяли – покупали так называемые "немцовки". Там же фабрика Гознака была, мы их там печатали. Эти "немцовки" люди покупали, а на вырученные деньги мы закупали ГСМ, делали резервы. Эти резервы росли в цене. Кроме того, там была сделана система социальных индикаторов, по которым мы следили, что происходит с самыми незащищенными слоями. Мы открывали столовые для бедных людей.

Еще там были программы, связанные с приватизацией, например. Борис был первый, кто убедил Ельцина, что стоит распродать таксопарк и грузовые автомобили тоже передать в частное пользование. Это было еще до ваучеров, которые все испортили. А у Немцова была не бумажная, а реальная вещь. Он был очень силен и очень хорош как губернатор одной из крупнейших областей РФ. И у него были, как у губернатора колоссальные перспективы.»

*************************

Из Википедии: «За время работы Немцова губернатором было реализовано несколько успешных программ: «Дороги и храмы» (было построено 5000 километров шоссейных дорог, построено и восстановлено более 150 православных храмов и монастырей, десятки старообрядческих скитов и мечетей), «Народный телефон», «Метр за метром» (жилищная программа для военнослужащих), «Одарённые дети», «Газификация сёл», «ЗеРНО» («Земельная реформа Нижегородской области»).

В 1993 году аэропорт Нижнего Новгорода «Стригино» получил статус международного. Борис Немцов «снискал громкую славу реформатора», опыт которого по структурной перестройке экономики отдельного региона правительство рекомендовало внедрить повсеместно, хотя у него не было экономического образования, как у реформаторов в правительстве. К концу губернаторства Немцова Нижегородская область заняла 3-е место в России по объёму инвестиций.

Также нижегородцы ставит в заслуги Немцову реанимацию Горьковского автомобильного завода и Нижегородской ярмарки, успехи в земельной реформе программу адресной социальной помощи, которая одна из первых была применена в России, а опыт внедрялся в других регионах..

А еще Ниежегородскую область при Немцове называли «краем непуганых жуналистов». Они имели свободный доступ на еженедельные оперативные совещания администрации губернатора, полностью отсутствовала процедура аккредитации

В начале 1996 года по инициативе Бориса Немцова в Нижегородской области был проведён сбор подписей за вывод российских войск из Чечни. 29 января 1996 года миллион подписей нижегородцев были переданы президенту Ельцину.

Весной 1996 года инициативной группой Борис Немцов был выдвинут кандидатом на пост президента России, но отказался участвовать в выборах.»

************************

Раиса Немцова: Боря провел малую приватизацию, и провел ее достаточно честно, а именно – через аукционы. Я разговаривала в Москве с людьми из бизнеса, и они вспомнали, что они тогда внедриться в Нижний Новгород, потому что там не было, как он сказал, «бандюков», потому что было достаточно честно все организовано.

Борис ведь вывел область из дотационной, она стала донорской. На средства от приватизации по всей области были построены дороги. И до сих пор народ это помнит, и благодарен Немцову за дороги.

Мы с ним это обсуждали переезд в Москву. Он говорил: если я поеду, то только премьером. Но этого предложения не поступило. Почему он согласился все-таки поехать в Москву, мне трудно сказать. Как он рассказывал, его уговорили, аргументируя тем, что он должен помочь Ельцину.

Из интернета: «К Немцову приезжала дочь Ельцина Татьяна Дьяченко и несколько часов беседовала с ним, убеждая согласиться на перевод в Москву. Последним самым веским аргументом был такой: «Борис Николаевич много помогал тебе, теперь ты должен ему помочь».

****************************************************************

Раиса Немцова: И я, и Борис считали, что шаг этот неверный. Путь, который ему предложили, – первый вице-премьер, он назвал красивым, но тупиковым. Но ему не хватило жесткости отказать Ельцину. Он не был жестким – это уж точно. Я не знаю, отсутствие жесткости это недостаток или нет. Наверное, в политической жизни это недостаток. Еще один из его немногих недостатков – это тот, что он плохо разбирался в людях.

Борис был добрый и не мстительный. Человек, который не унижает людей.

У меня была всегда сильная тревога за него, с того времени, когда он начал выступать против Путина. Я пытались как-то его остановить, воздействовать на него. Но мы очень редко встречались, только по праздникам – дни рождения, Новый год, где-то на отдыхе, – и я тогда пыталась убедить его в том, что ему нужно заняться чем-то другим. Пусть это будет публичная деятельность, например, преподавательская. Он говорит: «Я все уже забыл». Я говорю: «Этого не может быть. Ты можешь преподавать физику». – «Нет, политика – это мое дело». Он никаких альтернатив для себя совершенно не рассматривал.

Продолжение следует

 

 



Источник
Внимание! Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции. Авторские материалы предлагаются читателям без изменений и добавлений и без правки ошибок.



100%
голосов: 13


РЕКОМЕНДУЕМ:

ТЕГИ:
Б.Немцов

ID материала: 36877 | Категория: Очерки. Истории. Воспоминания | Просмотров: 1476 | Рейтинг: 5.0/13


Всего комментариев: 1
avatar
1
Это был великий, открытый и честный человек России. Подло убитый чекистами.


Мы уважаем Ваше мнение, но оставляем за собой право на удаление комментариев.
avatar
Подписка



Поиск
Архивы
Архив 2011-2020
Архив рассылки
www.NewRezume.org © 2011-2020
Администратор
tea_club@mail.ru
Яндекс.Метрика Индекс цитирования
Сайт содержит материалы (18+)
Правообладателям | Вход