Иерусалим

Москва

Нью-Йорк

Берлин

Главная » Общественно-политическая жизнь в мире » Лукашенковские «дрын-команды» вызывают у минчан наибольшую ненависть

Лукашенковские «дрын-команды» вызывают у минчан наибольшую ненависть

Категория:  Общественно-политическая жизнь в мире




Шрифт:  Больше ∧  Меньше ∨
Выберите язык:



О новой тактике белорусских силовиков и о реакции народа на нее ­- репортаж Романа Попкова из Минска.

Ночь с понедельника на вторник. Они появились из двора соседнего здания, эти странно выглядящие мужчины с резиновыми дубинками и длинными деревянными палкам, дрынами. Начали вместе с ОМОНом бить попадающихся под руку минчан. Одежда у них гражданская, при этом доминирует стиль провинциального гопника начала 2000-х. У некоторых хорошие защитные шлемы армейского типа, камуфлированные жилеты-разгрузки. Все ­- в медицинских масках. Почти все — с ярко-желтыми опознавательными повязками на рукавах. Эти флуоресцентные повязки хорошо видны на улицах ночного города, являются важной системой распознавания «свой-чужой».

Как и в начале августа во время первых столкновений, быстрота и маневренность становятся главной нашей защитой. На бегу я пытаюсь понять, кого они, эти группы, мне напоминают. Внешне они уже не очень похожи на классических «тихарей» — оперативников в штатском, осуществляющих задержания. Я понимаю, что эти штурмовики больше всего походят на украинских «титушек» и дружинников «русского мира» 2014 года, причем уже позднего периода — времен противостояния в Одессе.

Тактика силовиков в Беларуси опять меняется. Началось все два месяца назад, 9−11 августа, с чудовищных зверств, от которых содрогнулись и Беларусь, и вся Европа. Потом, столкнувшись с уличным сопротивлением, с гневной реакцией всего общества, силовики на несколько недель вообще почти исчезли с улиц. Белорусы беспрепятственно гуляли по проспектам, радовались «победе». На эти несколько недель олицетворением силового корпуса государства стали солдаты-срочники у кабмина — девушки дарили им цветы и пытались целовать. Потом солдат выставили у Стелы, а омоновцев с водометами — у резиденции Лукашенко. А на улицах опять начались задержания — уже в «московском» стиле мягкого насилия, но систематизированного и непреклонного. И вот опять силовики возвращаются к тактике начала августа — с избиениями при задержании, с газом, с водометами и со стрельбой.

Но есть и новое по сравнению с событиями двухмесячной давности. Новое — это те самые дрын-команды в штатском и в масках. Да, «тихари» долгие годы играли важную роль в подавлении протестов. Но теперь людей в штатском вооружили холодным оружием, они действуют крупными организованными группами — это новый, очень странный «ОМОН» в спортивных куртках и джинсах.

Среди таких дрын-команд много молодых людей до тридцати лет, спортивных, подтянутых. Классические грузные «тихари» сорока-пятидесяти лет, впрочем, тоже встречаются в этих рядах.

Большинство минчан уверены, что дрын-команды состоят из оперативников ГУБОПиК (Главного управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией), входящего в систему МВД. Во всяком случае, подчиняются они, скорее всего, именно ГУБОПиК. Начальника ГУБОПиК Николая Карпенкова постоянно видят во главе этих штурмовых групп, с тех пор как они вышли на улицы города в сентябре.

Но от опрошенных нами протестных активистов мы слышали также мнения, что основной состав штурмовиков слишком молод для оперативной работы в ГУБОПиК и это могут быть переодетые курсанты учебных заведений МВД. Есть информация, что совместно с этими нелегальными штурмовыми подразделениями ГУБОПиК действуют и переодетые в штатское сотрудники Министерства обороны — офицеры Сил Специальных Операций (ССО), возможно мотивированные дополнительными выплатами. Никакого официального подтверждения такой информации, разумеется, нет и быть не может. Минобороны отрицает участие своих спецназовцев в подавлении беспорядков. Но шлемы, используемые армейским спецназом, и даже бронежилеты на этих штурмовиках можно увидеть очень часто.

Точно одно: «дрын-команды» имеют прямое отношение к силовым структурам. Это все же не «титушки» в украинском смысле слова, хоть внешне и похожи на них. «Титушки» вербуются из околокриминальных кругов, из провинциальной молодежи «качалок», из людей, связанных со спортивными клубами. «Титушки» — явление, характерное для Украины, и, в некоторой степени, для российских регионов. В Беларуси для «титушек» как политического феномена просто нет социальной базы.

И все-таки внешнее сходство настолько велико, что не удивимся, когда минские «дрын-команды» начнут все же называть «титушками».

Эти группы погромщиков, причудливо сочетающие в своем облике гражданскую одежду и военную экипировку, вызывают у минчан наибольшую ненависть. Именно массовое применение вооруженных палками штурмовиков спровоцировало начало столкновений на воскресной протестной акции возле знаменитой Стелы. До появления «дрын-команд» стекающиеся к Стеле небольшие группы минчан жались друг к другу, опасливо косясь на ОМОН. Однако, как только в эту жиденькую толпу врезались «дрын-команды» с палками, люди взревели от ярости.

Все-таки одно дело, когда действует ОМОН — структура в форме, официально наделенная правом на насилие. Но беспредел со стороны ноунеймов в штатском сразу натолкнулся на сопротивление минчан. Несколько «тихарей» кубарем покатились на землю, толпа, крича, рассеяла их группу. ОМОН, видя, что штурмовиков опрокинули, кинулся на протестующих, размахивая дубинками и поливая их газом, но потом тоже вынужден был отступить.

Журналисты — снова мишень

Журналистам сейчас в Минске быть так же опасно, как два месяца назад, во время первых столкновений. В сентябре команда на «хапун» (задержание) журналистов, то давалась милиции, то нет — в разные дни было по-разному.

Но на протяжении всех последних дней команда на «хапун» любых представителей прессы действует безостановочно, перманентно. После задержания судьба журналистов может складываться по-разному: кого-то отпустят тем же вечером из РУВД, кто-то поедет на сутки в Окрестино или Жодино. Главное — удалить прессу с акций протеста.

Эти люди привыкли с трогательным высокомерием стоять в своих синих жилетах «press» недвижимо среди «движухи» московских или киевских манифестаций. В воскресенье в Минске их хватали за жилеты пачками и вели в милицейские «бусики». То же самое продолжилось и в понедельник.

Впрочем, даже следующая ступень эволюции журналистского существа — высокомобильные партизаны без опознавательных знаков — все время в зоне риска. Во время воскресных столкновений на Стеле омоновский офицер, увидев среди протестующих людей с камерами, рвался к ним с воплем: «Журналисты, сюда идем!». Но минчане оттеснили его, крича: «Не трогай журналистов!»

«Каскад — сила!»

Логику и оперативное планирование в действиях режима Лукашенко увидеть все труднее. Встреча с арестованными политзаключенными чтобы «услышать все точки зрения» — и, одновременно, нарастание милицейского насилия, открытые угрозы со стороны МВД применять боевое оружие. После воскресных столкновений уличная активность пошла было на некий спад — несмотря на призывы ряда телеграм-каналов не уходить с улиц. Но в понедельник во время мирного марша пенсионеров силовики на пустом месте спровоцировали конфликт, начали поливать бабушек перцовым спреем из баллончиков, стрелять в воздух светошумовыми патронами. И через несколько часов окраины Минска запылали (в том числе и в прямом смысле слова) новой волной восстаний.

Как известно, одна из отличительных черт белорусского протеста — солидарность микрорайонов, жилых комплексов, окраин. «Новая Боровая», «Каменная горка», «Малиновка» — наверняка эти названия войдут когда-то в историю Беларуси. Когда в воскресенье многотысячная колонна минчан шла мимо знаменитого жилого комплекса «Каскад», люди скандировали «Каскад — сила!», и это сперва даже резануло наши российские уши, привыкшие к «Кавказ — сила!».

«Каскад» — несколько высотных башен. Здесь с августа жители вывешивают бело-красно-белые флаги в окнах, скамейки также перекрашены в красно-белые цвета. Несколько огромных полотнищ висят между 25-этажными башнями на тросах. Сперва власти пытались с этим бороться — пригоняли вышки снимать флаги, присылали промышленных альпинистов МЧС. Из-за этого ЖК был постоянно территорией конфликта жителей с присланными режимом «работниками». В итоге «Каскад» все же оставили в покое.

В ночь на вторник при разгоне протестных акций в спальных районах на территорию «Каскада» вошли омоновцы в спецэкипировке. Они искали протестующих, разбегавшихся по городу. В России в любом «спальнике» вид шагающей колонны в черных шлемах вызвал бы оцепенение. Но «Каскад» мгновенно взорвался яростными криками. Из этих громадных светящихся башен сотни мужских и женских голосов кричали вниз «Фашисты!», «П…ы!», «Убирайтесь отсюда!», кто-то включил на весь ЖК песню «Перемен!». В омоновцев полетели из окон яйца. Также во время омоновского рейда жители района открыли магнитные замки подъездных дверей — чтобы протестующим было где спрятаться.

Отряд омоновцев вскоре погрузился в бусик и покинул район, но еще долго над домами гремело скандирование «Жыве Беларусь!».



Источник
Внимание! Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции. Авторские материалы предлагаются читателям без изменений и добавлений и без правки ошибок.



100%
голосов: 3


РЕКОМЕНДУЕМ:

ТЕГИ:
Белорусь

ID материала: 36872 | Категория: Общественно-политическая жизнь в мире | Просмотров: 366 | Рейтинг: 5.0/3


Всего комментариев: 0


Мы уважаем Ваше мнение, но оставляем за собой право на удаление комментариев.
avatar
Подписка



Поиск
Архивы
Архив 2011-2020
Архив рассылки
www.NewRezume.org © 2011-2020
Администратор
tea_club@mail.ru
Яндекс.Метрика Индекс цитирования
Сайт содержит материалы (18+)
Правообладателям | Вход