Точное время
Нью-Йорк:
Берлин:
Иерусалим:
Москва:
Главная » Очерки. Истории. Воспоминания » Ричард Львиное Сердце - ХИЩНИК НА ТРОНЕ. Он же (по определению Карла Маркса) КОРОЛЬ С СЕРДЦЕМ ЛЬВА И ГОЛОВОЙ ОСЛА

Ричард Львиное Сердце - ХИЩНИК НА ТРОНЕ. Он же (по определению Карла Маркса) КОРОЛЬ С СЕРДЦЕМ ЛЬВА И ГОЛОВОЙ ОСЛА

2020 » Январь » 16      Категория:  Очерки. Истории. Воспоминания




Шрифт:  Больше ∧  Меньше ∨
Выберите язык:



Обобщение начинается с цифры два. Как и независимое понимание чего-либо, строго математическим не являющимся. В соответствии с этой философией понимания приводим ДВЕ ВЕРСИИ ПОНИМАНИЯ ЖИЗНИ ОДНОГО ИЗ САМЫХ ПРОСЛАВЛЕННЫХ В ИСТОРИИ ПОВЕЛИТЕЛЕЙ: КОРОЛЯ  РИЧАРДА ЛЬВИНОЕ СЕРДЦЕ. 

 Версия первая.  

ХИЩНИК НА ТРОНЕ
Вадим Эрлихман

 

Почти все его современники забыты, а его помнят до сих пор как эталон храбрости и рыцарской чести. Восхищаясь королем Ричардом Львиное Сердце, мы забываем, что лев – свирепый хищник, жить под властью которого людям, мягко говоря, неуютно.

 …Ричард сразу узнал песню. Он сам сочинил ее в юности, когда не было еще ни кровавых войн, ни предательства, ни захолустного замка Дюренштайн, где его держали в плену. В крестовом походе он повздорил как-то с австрийским герцогом Леопольдом, и тот нашел способ отомстить – на пути из Святой Земли подстерег короля, проезжавшего с малым отрядом через его владения, и захватил в плен. А потом продал германскому императору как ценный товар в дипломатическом торге. Два года он не был на родине, не видел знакомых лиц – и вот эта песня! Он поспешил к зарешеченному окну, попытался разглядеть внизу певца, но тот, должно быть, прятался в разросшихся кустах. Тогда Ричард громко закричал: «Эй, я здесь! Здесь король Англии!»

Так гласит легенда – одна из многих, связанных с ним. Легендарным стало само его имя, неотделимое от прозвища «Львиное Сердце», Coeur de Lion – по-французски, поскольку именно на этом языке говорили английские монархи со времен Вильгельма Завоевателя. Нормандский герцог привел на берега Альбиона своих буйных баронов, потомков скандинавских викингов. Их кровь текла и в жилах Ричарда – его отец Генрих II был правнуком Вильгельма, что и позволило ему в 1154 году взойти на престол Англии. По отцовской линии Генрих принадлежал к графам Анжу, имевшим в предках фею Мелюзину – полуженщину-полузмею. Родству с чертовкой приписывали фамильную «анжуйскую ярость», охватывавшую временами членов семейства. Тот же Генрих однажды, поспорив о чем-то со своим канцлером, в гневе бросился в конюшню и вцепился зубами в лежавшее там сено. Другой его приступ ярости стал роковым для архиепископа Кентерберийского Томаса Бекета, посмевшего осуждать монарха за вмешательство в дела церкви. После очередной ссоры с прелатом Генрих воскликнул: «Неужели нет верных людей, которые избавили бы меня от этого наглеца?» Четверо рыцарей немедленно отправились в храм, где молился Бекет, и зарубили его прямо у алтаря. Их медвежью услугу королю пришлось искупать унизительным покаянием и щедрыми дарами.

К тому времени он уже прочно установил в Англии власть рода Плантагенетов (это слово произошло от planta genista – желтого цветка дрока, который кто-то из предков короля носил на шлеме). Ему удалось подчинить Шотландию и начать завоевание Ирландии, заложив основы будущей Британской империи. Вдобавок он завладел почти половиной Франции – не только наследием предков, но и приданым Алиеноры Аквитанской, самой богатой наследницы Европы, которую он увел у мужа, французского короля Людовика VII. Прекрасная и капризная Алиенора не только принесла новому супругу богатые области Гиень и Пуату, но и родила ему восемь детей - пятерых сыновей (первенец Вильгельм умер ребенком) и трех дочерей.

Ричард, средний сын, родился в сентябре 1157 года в Оксфорде, но юность провел во французских владениях матери. Он получил хорошее образование и владел пятью языками, но английского среди них не было – Плантагенеты считали его грубым и простонародным. То ли дело сладкозвучное наречие трубадуров Прованса, которых с детства полюбил будущий король! Он и сам слагал канцоны и сирвенты, которые, конечно же, неуверенно восхвалялись. «Он привлекал поэтов повсюду, - писал хронист, - они пели о нем на улицах и площадях и говорили везде, что другого такого принца нет на свете». Еще больше стихов Ричард любил охоту и военные забавы – рослый и крепкий, как вся его родня, он был необычайно ловок в обращении с мечом и копьем. В моду уже вошли турниры, и принц с пятнадцати лет участвовал в них, изумляя всех своей силой. А через год ему впервые пришлось выйти на политическую арену, когда его брат Генрих Младший поднял мятеж.

Генрих, объявленный соправителем отца, не имел ни власти, ни денег, как и Ричард, формально ставший герцогом Аквитании. Недовольна была и их мать - рачительный супруг прибрал к рукам доход от ее владений и вдобавок завел любовницу, смуглянку Розамунду Клиффорд. В итоге мать подбила принцев на восстание, но им не удалось набрать достаточно войск, и после пары сражений юные мятежники были разбиты. Генрих проявил великодушие, не только сохранив им титулы, но и увеличив карманные расходы. Однако мир между отцом и детьми так и не наступил. В 1174 году Ричард обручился с дочерью Людовика VII Французского Алисой, но брак отложили из-за молодости невесты – той было всего тринадцать лет. По тогдашнему обычаю ее отвезли на воспитание к родителям жениха, что обернулось скандалом. После смерти Розамунды (говорили, что ее отравила Алиенора) король перенес свои чувства на Алису, и вскоре поползли слухи, что их связывают совсем не те отношения, что подобают свекру и снохе. Ричард в гневе отказался жениться и набросился на… брата Генриха, разорив со своими рыцарями две его крепости. В усобицу вмешался и третий брат Джефре, и только младший, Джон, вел себя паинькой, поскольку ему было всего десять лет.

В 1180 году французский король умер, и его сменил сын, Филипп II Август, поклявшийся отомстить Генриху за бесчестье сестры. При его поддержке Генрих Младший поднял новый мятеж, но вскоре умер от лихорадки. За ним последовал и Джефре, оставив звание наследника престола Ричарда, который тут же восстал против отца. Филипп поддержал и его, и какое-то время их отношения с Ричардом были необычайно теплыми. По словам хрониста, они «ели за одним столом и спали в одной постели». Сегодня это понимается как свидетельство нетрадиционной ориентации принца, о которой открыто говорится в известном фильме «Лев зимой». За давностью лет судить об этом трудно, но Львиное Сердце и позже избегал женщин, а его недолгий брак, судя по всему, остался фиктивным. Правда, во время заморских походов у него родились два бастарда, но не исключено, что они были просто самозванцами – обычное дело в средние века. Можно рассуждать о психологической травме, которую ему нанесли измена невесты и грызня отца с матерью – Алиенора пыталась бежать к сыну во Францию, но ее поймали и надолго заперли в замке.

В 1187 году Ричард с Филиппом поклялись освободить Иерусалим, занятый армией египетского султана Саладина. Однако сборы в крестовый поход прервались очередной войной с Генрихом. Старый лев был уже не тот – его войска, которым было нечего платить, разбежались, придворные один за другим перебежали к Ричарду. Оставшись один, тяжело больной Генрих подписал отречение и в июле 1189 года умер в пастушьей хижине близ Шинона, повторяя: «Позор, позор побежденному королю!» Когда через час к этому месту подоспел мятежный сын, слуги уже успели дочиста ограбить покойного, бросив его голым на грязной лежанке. Ричард велел найти их и повесить, а отца похоронить с почестями. По словам хрониста, он «стоял задумчивый, ничего не говоря. Никто не мог сказать, радость была в нем или печаль».

В сентябре новый король короновался в Лондоне. На шумных торжествах придворным были розданы земли и должности, а Джону поручено регентство на время отсутствия брата. «Подарком» народу стало введение обременительного налога на крестовый поход. Нажился Ричард и на баронах, пожелавших отправиться в Палестину – им пришлось раскошелиться на эту «экскурсию» в надежде окупить расходы грабежом. Очень скоро десятитысячное войско короля отправилось в путь, прошло через всю Францию и в Марселе погрузилось на корабли. На Сицилии, где планировалось переждать зимние бури, английского «брата» ждал Филипп II. Там же Ричард женился на наваррской принцессе Беренгарии, уступив долгим уговорам Алиеноры – она боялась, что воинственный сын погибнет, не успев завести наследников. Новобрачная, не веря своему счастью, всячески изъявляла преданность мужу и даже отправилась с ним в поход, но он, поглощенный будущими сражениями, уделял ей меньше внимания, чем своему коню – бедное животное страдало от качки, и его приходилось отпаивать вином.

Очень скоро между двумя монархами возник конфликт из-за Мессины: Ричард, за что-то обидевшись на горожан, взял ее штурмом, обещая поделить добычу с Филиппом - и обманул. Французский король, обидевшись, ответил тем же. С первым лучами весеннего солнца он, бросив англичан, поспешил на Святую Землю, где назначил сам себя главой крестоносного воинства. Ричард, тоже претендовавшему на этот пост, поспешил следом. На Кипре ему пришлось повоевать с местным правителем Исааком Комнином, который захватил в плен королеву Беренгарию. Легко захватив остров, король объявил его своим владением и двинулся дальше. В мае он высадился у стен Акры - мощной портовой крепости, построенной крестоносцами и потерянной ими вместе с Иерусалимом.

С прибытием Ричарда осада Акры, длившаяся уже два года, обрела новое дыхание. Английский король начал строить громадную осадную башню, наводившую ужас на осажденных. Они предложили заключить мир с одним условием – выпустить их из города живыми. Ричард, жаждавший рыцрских подвигов, отказался. Началась подготовка штурма, которую изрядно затянула вражда монархов Англии и Франции. «Когда французский король, - писал хронист, - задумывал нападение на город, это не нравилось английскому королю, а что угодно было последнему, то неугодно первому». Кое-как договорившись, крестоносцы пошли на приступ. Правда, Ричард при этом не совершил никаких подвигов, поскольку страдал от лихорадки. Зато он проявил себя после взятия Акры 11 июля – у крепостных стен были преданы мечу 2000 пленных. Это были бедняки, за которых никто не заплатил выкуп; остальных король велел держать в цепях до уплаты денег. Это было совсем непохоже на поведение Саладина, который после взятия Иерусалима отпустил из города всех христиан. Во время осады, узнав о болезни Ричарда, благородный султан велел прислать ему снег с Ливанских гор для облегчения головной боли. Теперь арабы, пораженные жестокостью «эмира франков», дали ему прозвище Каменное Сердце. В Европе, которую быстро облетела весть о взятии Акры, победоносного англичанина прозвали Львиным Сердцем.

Двигаясь вдоль побережья, Ричард методично отбивал у «неверных» одну крепость за другой. У Арсуфа его армия столкнулась с войском Саладина. Здесь снова проявилось превосходство европейской тактики – рыцари смогли быстро выстроить оборону, против которой накатывающие волны мусульманских всадников оказались бессильны. Потеряв 7000 человек убитыми, воины Саладина в панике отступили. После этого султан уже ни разу не решался вступить с Ричардом в крупное сражение. Английский король захватил Яффу и Аскалон и начал копить силы для удара по Иерусалиму. Однако скоро удача вновь отвернулась от христиан: Ричард и Филипп вступили в ожесточенный спор за корону уже несуществующего Иерусалимского королевства. Первый поддерживал своего ставленника Гвидо Лузиньяна, второй - Конрада Монферратского. Проиграв спор, Филипп в гневе увел свою армию во Францию.

Все лето 1192 года Ричард провел в бездействии - штурмовать Иерусалим оставшимися у него силами было самоубийством. Рыцари развлекались пьянством и турнирами, в которых (имеются в виду турниры) король вновь показал себя непревзойденным мастером. Саладин терпеливо выжидал, и в сентябре крестоносцы, смертельно уставшие от жары и бездействия, согласились заключить невыгодный для них мир. За ними остался только кусок морского побережья, и вдобавок христианские паломники получали право посещать Иерусалим – правда, на это редко кто решался. Третий крестовый поход окончился бесславно, став началом конца крестоносной «империи». Через сто лет египетские мамлюки окончательно уничтожили ее, захватив Акру, и на сей раз пощады не было никому – память о короле-хищнике оказалась долгой.

Львиное Сердце поспешил домой, откуда доходили новости о самоуправстве Джона. Брат, прежде притворявшийся тихоней, вовсю присваивал себе королевские права и строил планы лишить Ричарда трона. Спеша обуздать его, король рискнул пройти через владения заклятого врага Леопольда, за что и поплатился. Легенда о том, как его случайно отыскал знаменитый трувер Блондель де Нель, имеет мало общего с реальностью - император Генрих VI не особенно скрывал своего пленника, намереваясь получить за него громадный выкуп. В итоге так и получилось – Алиенора Аквитанская развила бурную деятельность и заставила Джона собрать с городов и монастырей 150 тысяч золотых марок. Император требовал больше, но угроза отлучения со стороны римского папы заставила его умерить аппетиты. В начале 1194 года посланцы Алиеноры привезли деньги, и Ричард оказался на свободе.

Пересказанная Вальтером Скоттом в «Айвенго» история о том, как король инкогнито вернулся в Англию и навел там порядок с союзе с Робин Гудом – патриотическая фантазия о единении короля с его народом. Не в характере Львиного Сердца было прятаться, притворяться, а также брататься с «подлым людом». На самом деле он появился на родине – второй и последний раз за время своего правления! – совершенно открыто, отрешил от должностей назначенных Джоном чиновников и призвал к ответу его самого. Бледный от страха принц мог сказать то же, что рыцарь Бриан де Буагильбер в романе Скотта: «Попавший в когти льва не просит о пощаде». И король, как и его романный двойник, мог ответить: «Так бери ее непрошеную!» Он сохранил Джону жизнь и свободу, но лишил его владений, дав прозвище Безземельного (Sans Terre). А сам отбыл во Францию воевать с недавним союзником Филиппом, который посягнул на его владения.

Все было как в Палестине – гарнизоны крепостей сдавались в плен, только услышав о приближении Ричарда. Все знали, что сдавшихся король прощает, но тех, кто сопротивляется, вешает на ближайшей осине. Филипп отступал, войска Львиного Сердца и его союзников уже подходили к Парижу. В январе 1199 году французам пришлось заключить крайне невыгодный мир. Но Ричард не мог без войны – он тут же повел армию на своего же вассала, виконта Лиможского Адемара, который, по слухам, похитил казну покойного Генриха II. Во время осады замка Шалю, где якобы хранилось сокровище, король был ранен в плечо. Хронист пишет: «Когда он обходил стены, простой арбалетчик по имени Бертран де Гудрун пустил из замка стрелу и, пронзив королю руку, ранил его неизлечимой раной». Очевидно, стрела была отравлена – повоевав на Востоке, европейцы переняли многие тамошние хитрости. По другой версии,

Поняв, что ранение серьезно, Ричард велел без промедления штурмовать крепость, а потом повесить всех ее защитников – кроме Бертрана. Когда арбалетчика привели к нему, король спросил: «Какое зло тебе я сделал?» Тот ответил: «Ты убил моего отца и двух братьев, и теперь я отомстил за них. Теперь можешь мучить меня, как хочешь – я с радостью вынесу это, поскольку умрешь и ты». Непослушным уже языком Ричард велел отпустить его: «Смерть мою тебе прощаю!» Он умер 6 апреля 1199 года и был, согласно завещанию, похоронен в аббатстве Фонтевро, рядом с отцом, с которым столько враждовал. Алиенора пережила его, увидев, как сбылись ее опасения – равнодушие Ричарда к жене помешало ему завести наследников, и корона досталась Джону. Он так и остался Безземельным, потеряв почти все владения во Франции и едва не лишившись Англии – восставшие бароны вынудили его подписать Великую хартию вольностей, основавшую британский парламент и ограничившую власть короля.

Ричард бы ни за что не пошел на это – скорее уж поубивал бы всех любителей вольности. Жестокий, своенравный, не терпевший никакого нарушения своих прав – таким был этот король, очень похожий на сказочного царя зверей. Заботясь только о рыцарских подвигах, он оставил после себя разоренную поборами Англию, кипящую войнами Европу – и красивую легенду, прошедшую через века.

 

Вадим Эрлихман

 

=============================

 

А вот и другая версия истории о том же прославленном короле. Под названием

Король с сердцем льва и головой осла.

Чем прославился король Ричард Львиное сердце

Image result for фото константин кудряшов аиф

Константин Кудряшов

 

8 сентября 1157 г., в семье Генриха II Английского и Алиеноры Аквитанской на свет появилось странное существо. «Рыцарь с сердцем льва и с головой осла». Именно так Карл Маркс, видный публицист своего времени, через много лет охарактеризует фигуру короля Англии: Ричарда Львиное сердце. 

 

Ричард I Львиное Сердце.

Ричард I Львиное Сердце.

 

Определение хлёсткое. И тому образу Ричарда, что сложился в массовой культуре, не соответствует ни капельки. В самом деле: чем же славен этот человек? Первый ассоциативный ряд простой. Прежде всего — один из самых ярких героев эпохи Крестовых походов. Затем — король Англии. И не просто король, а оставивший по себе в народе самые радужные воспоминания: и тебе справедливый, и честный, и заступник. Наконец, приятель и покровитель знаменитого «благородного разбойника», непревзойдённого лучника Робин Гуда.

Однако масскульт на то и масскульт, что правды в нём немного. Начнём с того, что знаменитый лучник Робин Гуд, грабивший богатых и делившийся с бедными, если и существовал, то спустя как минимум триста лет после смерти Ричарда. С остальным придётся разбираться подробнее.

 

Третий крестовый поход, одним из участников которого был Ричард, планировался как реванш. К тому моменту главное, из-за чего и затевался глобальный проект «Вернём Гроб Господень в руки христиан», было утрачено. Иерусалим заняли мусульмане и уходить оттуда не собирались. Забегая вперёд, скажем, что так и не ушли, несмотря на весь героизм Ричарда и его товарищей. Сам король-рыцарь до смерти чувствовал вину за то, что так и не смог «вырвать Святой город из рук врага Креста».

Впрочем, на Святой земле ему удалось кое-что ещё. В частности, он заработал там своё прозвище, с которым вошёл в историю. Воображению рисуются романтические подвиги, где наш герой один бьётся с сотней мусульман и побеждает. Кое-что похожее действительно было. Вот как описывает сражающегося короля «Хроника Амбруаза»: «Ричард дал шпоры коню и кинулся, с какой мог быстротой, поддержать первые ряды. Летя скорее стрелы на своём коне Фовеле, равных которому нет на свете, он напал на массу врагов с такой силой, что они были совершенно сбиты, и наши всадники выбросили их из седла. Храбрый король, колючий, точно ёж, от стрел, впившихся в его панцирь, преследовал их, и вокруг него, спереди и сзади, открывался широкий путь, устланный мертвыми сарацинами. Турки бежали, как стадо скота».

Красиво. Но «Львиное сердце» — это вовсе не о таких историях, которых и впрямь хватало. Прозвище он получил за один-единственный эпизод, связанный с взятием Акры.

Осада Акры

Осада Акры. репродукция

Собственно, взятия как такового не было. Была почётная сдача города. После долгой и нудной осады противник Ричарда, султан Салах ад-Дин, прислал ключи от крепости. Всё как полагается. Полагался после этого и обмен пленными. Когда уже на сороковой день после капитуляции города Ричард понял, что пленных христиан он не дождётся, было сделано следующее: 2700 мусульман вывели за стены Акры. И на виду у отрядов султана их хладнокровно перерезали. За этот поступок мусульмане сначала прозвали короля «Каменное сердце». Потом, правда, узнали подробности: «обозные слуги, бедняки, курды, вообще все незначительные люди, в том числе женщины и дети» были отпущены Ричардом без выкупа. Тогда уже прозвище сменилось на знакомое нам. Что справедливо: лев иногда бывает жесток без меры, но подлости от него ждать не приходится.

Победоносный Саладин.

Победоносный Саладин. репродукция/ Гюстав Доре

Тот поход вообще запомнился каким-то невероятным количеством преданий, связанных с рыцарским отношением к противнику. Скажем, в битве при Яффе, которую крестоносцы выиграли, под Ричардом убили лошадь. Его противник, брат султана Саладина Малик аль-Адиль, послал королю коня: «Мой враг такого высокого рода не должен сражаться пешим!»

Со своей стороны Ричард не чурался мусульман. Того же аль-Адиля он принимал у себя в стане: «Король Англии встретил его в своём шатре самым почётным образом, после чего проводил к себе и велел подавать ему те из блюд, которые считаются у этого народа особенно приятными и желанными. Аль-Адиль откушал этих блюд, а король со своими спутниками ел кушанья, предложенные аль-Адилем. Их беседа затянулась далеко за полдень, а расстались они, заверяя один другого в совершенной дружбе и искренней привязанности».

Ричард и Саладин.

Ричард и Саладин. репродукция

Тогда же королю пришла в голову чуть ли не единственная здравая и оригинальная мысль за всю его жизнь. Он даже разработал проект, который мог решить дело насчёт Иерусалима и вообще христианских святынь миром. И этот мир мог устроить всех. Мысль проста. У короля есть сестра, Жанна Прекрасная, бывшая королева Сицилии. У султана Саладина есть брат Малик, с которым Ричард уже пировал. Вот если бы их поженить? Они могли бы совместно управлять всем палестинским побережьем. А жили бы в Иерусалиме, властвуя над образовавшимся христиано-мусульманским владением, и такой тандем позволил бы латинскому духовенству беспрепятственно совершать богослужения у Пресвятой Усыпальницы Господней, тогда как мусульмане могли бы продолжать молиться в своих мечетях.

Ричард Львиное Сердце и Джоанна встречают короля Франции Филиппа II Августа

Ричард Львиное Сердце и Джоанна встречают короля Франции Филиппа II Августа. репродукция

Саладину проект неожиданно понравился. Его брату — тоже. В ужасе от брака с мусульманином была только сама Жанна Прекрасная. Дело так и не срослось.

Не срастались дела у английского короля и в Англии. Что неудивительно. Английского языка он не знал. В Англии за 10 лет формального правления он провёл от силы полгода. Делами английскими не интересовался, хотя и давал при восшествии на престол клятву: «Творить праведный суд вверенному мне народу, истреблять дурные законы и извращённые обычаи, буде таковые отыщутся в моём королевстве, и охранять добрые».

А вот деньги требовал. И немалые. Подвиги в Святой земле обходились весьма и весьма дорого. Другое дело, что сбором так называемой «саладиновой десятины» руководил брат короля, Иоанн, прославленный в народных песнях как «Жадный Джон». Сам же Ричард, озабоченный не процветанием Англии, а войной в Сирии, остался в памяти как король «добрый». И не только в народной. Официальный хронист оставил о Ричарде Львиное сердце такую запись: «Итак, сын, взойдя над горизонтом, продолжил добрые труды своего отца, прекращая те, что были дурны. Тех, кого отец обездолил, сын восстановил в их былых правах. Сосланных вернул из изгнания. Закованных отцом в железа, сын отпустил целыми и невредимыми. Тех, кому отец определил различные кары во имя правосудия, сын помиловал во имя благочестия».

Могила Ричарда в аббатстве Фонтевро.

Могила Ричарда в аббатстве Фонтевро.


Источник
Автор: Вадим Эрлихман и Константин Кудряшов историки
Внимание! Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции. Авторские материалы предлагаются читателям без изменений и добавлений и без правки ошибок.



100%
голосов: 7



ТЕГИ:
Ричард Львиное Сердце

ID материала: 34112 | Категория: Очерки. Истории. Воспоминания | Просмотров: 677 | Рейтинг: 5.0/7


Всего комментариев: 0


Мы уважаем Ваше мнение, но оставляем за собой право на удаление комментариев.
avatar
Подписка



Поиск
Мы в соц.сетях
Мы в linkedin

www.NewRezume.org © 2020
Главный редактор: Леонид Ходос
leonid@newrezume.org
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Индекс цитирования
Сайт содержит материалы (18+)
Правообладателям | Вход