Точное время
Нью-Йорк:
Берлин:
Иерусалим:
Москва:
Главная » Общественно-политическая жизнь в России » Казус советника Путина Валентина Юмашева

Казус советника Путина Валентина Юмашева

2019 » Август » 31      Категория:  Общественно-политическая жизнь в России




Шрифт:  Больше ∧  Меньше ∨
Выберите язык:



Я не планировал писать про Валентина Юмашева.

К этой мысли меня подтолкнули мой давний знакомый политолог Станислав Белковский и журналист Елена Рыковцева. 8 августа 2019 года в прямом эфире "Радио Свобода" мы обсуждали Владимира Путина, пришедшего к власти 20 лет назад. Своими впечатлениями и даже воспоминаниями делились еще два участника программы: журналист Евгений Киселев и писатель Юлий Дубов. Когда очередь дошла до меня, я сказал следующее:

Юрий Фельштинский: Я думаю, что мы забыли одну очень важную структуру, которая играла очень существенную роль, собственно, которая пришла к власти тогда и осталась у власти – а именно ФСБ, спецслужбы. Всех трех кандидатов – Евгения Примакова, Сергея Степашина, Владимира Путина – объединяло одно: они все были бывшими руководителями спецслужб. Путин оказался в этом списке последним, более удачливым и счастливым.

Станислав правильно сказал, что Путин везучий. Он действительно везучий оказался. Потому что Примаков раньше времени попытался отставить и задвинуть Бориса Ельцина. Ельцину это не понравилось. Примаков, безусловно, не сумел бы гарантировать, так считал Ельцин, безопасность семьи, причем в широком смысле слова "семьи".

Правильно сейчас называли всех, в том числе и [предпринимателя] Олега Дерипаску – он тоже входит в "семью". Степашин Ельцину показался слишком слабым. Прошли слухи, что он вступает в отношения с [мэром Москвы Юрием] Лужковым. По крайней мере, в эти слухи верил [глава президентской администрации] Александр Волошин, который очень важную роль играл в выборе преемника. Путин оказался третьим в списке. Именно на нем остановился Ельцин. За всеми этими людьми стояла ФСБ. Главная ошибка, которую допустили все олигархи, но прежде всего Борис Березовский, – это то, что они считали, что Путина к власти приводят они. Только много позже Березовский признался, по крайней мере – мне (я думаю, я не единственный был, с кем он на эту тему говорил), что в этом заключался главный его просчет: они считали, что Путина к власти приводят "они", и не понимали, почему Путин ведет себя так спокойно и уверенно и абсолютно убежден, что станет президентом, в то время как все "они" не были убеждены в этом.

Елена Рыковцева: Я не понимаю, что значит привела к власти ФСБ? ФСБ – это же не абстракция, ФСБ имеет лица, погоны, руки, глаза. Мы не слышим ни в одном историческом экскурсе ни одной фамилии, связанной с тем, что этот конкретный генерал или начальник привел его. Как вы это видите – привела к власти ФСБ?

Юрий Фельштинский: Сейчас я вам этих живых людей назову. Вы помните две известные фотографии, вся страна на них смотрела: одна – Ельцин выступает на броневике в первый день августовского переворота, за ним стоит [генерал КГБ Александр] Коржаков. Тот самый Коржаков, который был в личной охране [генсека ЦК КПСС Юрия] Андропова. И в этот же самый день в Санкт-Петербурге, в Ленинграде тогда, выступает [Анатолий] Собчак со своей известной речью с балкона и за его спиной тоже стоит человек, и этот человек Путин. Революция только начинается. Первый день, еще никто даже не понимает, кто победит – путчисты, демократы... что будет... а как на шахматной доске за всеми главными демократами России уже расставлены кагэбэшники.

Вы сейчас упоминали Юмашева. Тогда никак не могли понять, как же этот Юмашев оказался там, где он оказался. А я скажу, как он там оказался. К Ельцину в первый день революции было приставлено два человека: Коржаков по линии охраны и Юмашев как биограф. Извините, мы в прямом эфире, я не знаю, можно ли так говорить, но Юмашев очевидным образом является сотрудником КГБ. Я не знаю, в каком он чине, я не знаю, агент он или офицер, но то, что он был приставлен к Ельцину, то, что он до этого "работал"... Он же не просто журналистом работал, он же работал в отделе писем. В отделе писем, извиняюсь, в советские годы работали кадровые сотрудники КГБ. А до этого он работал дворником, никогда не догадаетесь у кого – у Чуковского. Потому что к Чуковским – Лидия Чуковская была диссиденткой – постоянно ходили.

Задачей Юмашева, который чистил снежок у Чуковского, было подмечать, сообщать, кто именно приходил к Лидии Чуковской и для чего. Так что, на самом деле, случайного ничего во всем происходившем не было. Если вы помните речь Путина в декабре перед активом ФСБ, когда он отчитывался на праздничном заседании, куда пришли высшие руководители, Путин буквально сказал: "Посланные вами в командировку под прикрытием правительства чиновники на первом этапе со своей задачей справляются".

КГБ захватывал власть в России, это был государственный переворот. Он не удался в августе 1991 года, он не удался в марте 1996 года, когда Коржаков попробовал отменить или отстрочить президентские выборы под предлогом первой чеченской войны – это, собственно, то, для чего первая чеченская война и начиналась, чтобы была возможность под этим предлогом в случае чего отменить выборы. В марте 1996 года это не удалось. Это был первый и последний случай, когда все олигархи собрались и, может быть, сыграли, как, по крайней мере, кажется, положительную роль в истории России: когда они убедили Ельцина в том, что он должен пройти через выборы, что он не может править как диктатор, потому что тогда он должен будет опираться на спецслужбы.

Тогда к 2000 году – это очень короткий исторический период, мы говорим о периоде меньше чем 10 лет, с августа 1991-го по август 1999-го – люди, которые теперь руководят страной, поняли, что Россия – такая страна, где к власти теперь нужно приходить официально, не через путч, не через отмену выборов, а через выборы, и что нужно захватить только одну должность, но эта должность должна быть должностью президента страны. Вот тогда в результате абсолютно неконституционных шагов, потому что все, что происходило, было совершенно незаконно, сначала Путина сделали премьер-министром (повторяю, мог быть Примаков, мог быть Степашин, повезло Путину), потом Ельцин ушел в отставку и сделал Путина и.о. президента. Потом уже Путина провели через эти "выборы". Потому что в стране никогда не было демократии. В России ее никогда не было: до 1917-го она была монархией; после 1917-го она была коммунистической диктатурой. Вот так Путин пришел к власти в 2000 году, и, как оказалось – навсегда.

Елена Рыковцева: Станислав, ваше отношение к тому, что сказал Юрий по поводу "руки КГБ"?

Станислав Белковский: При всем уважении к моему давнему другу Юрию мне эта теория не кажется убедительной. Потому что о связях Валентина Юмашева с ФСБ мне ничего неизвестно. Никогда даже от злейших врагов ельцинской семьи, близких к ней, близких к Кремлю, я ничего такого не слышал. Да, я знаю, что есть теория, что он специально сидел в отделе писем "Огонька", чтобы перлюстрировать корреспонденцию. Это все забавно, но не более того".

Так вот, если даже Елена Рыковцева и Станислав Белковский никогда "ничего такого" не слышали о том, что Валентин Юмашев мог иметь отношение к КГБ, это означает, что мне пора браться за перо.

О Валентине Юмашеве известно мало. Те, кто не поленится полезть в интернет в надежде найти "уйму всего интересного", будут очень разочарованы. Его страничка в "Википедии" на русском содержит ноль полезной информации. На английском – просто позор какой-то! – всего несколько фраз. И это о человеке, который был при Ельцине еще с доавгустовских (1991 года) времен, занимал пост руководителя администрации президента и является многолетним советником нынешнего президента России.

Вот информация из российской "Википедии":

"Родился 15 декабря 1957-го в Перми. Воспитывался в неполной семье без отца. В 16 лет переехал в Московскую область. После переезда Валентин работал дворником на даче семьи Чуковского, где тогда жил Александр Солженицын. Поступил на заочное обучение на факультет журналистики МГУ, но окончить его не смог. После отчисления работал курьером в газете "Комсомольская правда". Затем [c 1976-го по 1978 год] проходил службу в армии. После армии проходил стажировку в газете "Московский комсомолец" в 1978 году, затем снова в "Комсомольской правде", где стал "капитаном” подростковой страницы "Алый парус". В 1987 году перешел в журнал "Огонек". В 1991–1995 годах был заместителем главного редактора, в 1995–1996 годах – главным редактором ["Огонька"]. После победы Ельцина на выборах 1996 года стал советником президента по вопросам взаимодействия со средствами массовой информации. Соавтор Бориса Ельцина по книгам: "Исповедь на заданную тему" и "Записки президента". В 1997 году назначен руководителем администрации президента, сменив на посту Анатолия Чубайса, который стал первым заместителем председателя правительства РФ. В конце 1998 года был освобожден от должности руководителя администрации президента. По воспоминаниям ряда российских политиков, в 1999 году Юмашев выступил инициатором назначения Владимира Путина премьер-министром РФ, а до того продвигал Путина во время его карьеры в администрации президента Ельцина, что признает сам Юмашев".

В отчаянии бросаемся на страничку "Компромата". Тоже негусто, в основном про жен и про то, что "в 2018 году, когда после президентских выборов была сформирована новая кремлевская администрация, на официальном сайте главы государства был опубликован указ о назначение Юмашева советником президента на общественных началах. Ранее подобный указ никогда не публиковался, и политические эксперты, успевшие позабыть Валентина Борисовича, восприняли это как возвращение ельцинского царедворца. Тогда-то пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков и сообщил о том, что Юмашев занимал эту должность все эти долгие восемнадцать лет... Позже сам Юмашев подтвердил, что работал на общественных началах с 2000 года".

И все-таки благодаря чему так успешно и стремительно развивалась в смутные российские времена поистине головокружительная карьера Валентина Юмашева?

"Когда Вале исполнилось шестнадцать лет, – пишет один из авторов, – его семья из Перми перебралась в Подмосковье. Мать нашла работу недалеко от дома – убирала писательские дачи в поселке Переделкино. Валя ей помогал и быстро сообразил, как можно подрабатывать самостоятельно – он показывал иностранным туристам дачи известных обитателей писательского поселка за скромное вознаграждение".

Поселок Переделкино для КГБ был режимным объектом. Валя, до 1976 года (пока не закончил школу и не ушел в армию) чистивший снег на даче Корнея Чуковского (умершего в 1969 году), где жила дочь Чуковского Лидия, известный диссидент, и где жил и творил писатель Александр Солженицын, высланный из СССР 13 февраля 1974 года, круглосуточно находился в поле зрения КГБ.

В армии, по его собственным словам, Юмашев служил "в войсках дальней авиации, был специалистом по засекречивающей аппаратуре связи". Юмашев продолжает: "Мои заметки из армии печатал "Алый парус". Когда вернулся домой, без высшего образования в "Комсомолку" было не попасть, и тогдашний капитан "Алого паруса" Павел Гутионтов позвонил в "Московский комсомолец" и посоветовал взять меня. В тот момент главным редактором был Лев Гущин, который согласился взять меня стажером школьного отдела. Так началась моя карьера журналиста. Я проработал в журналистике – "Московском комсомольце", "Комсомолке", "Огоньке" – почти 20 лет".

Может оказаться, что следившие за Чуковской и Солженицыным гэбэшники безынициативно наблюдали за снегоочистительным процессом и за экскурсоводческой деятельностью Валентина, ни во что не вмешиваясь. Но можно предположить и другое. Дабы не гадать и не выглядеть в этом вопросе беспомощными, обратимся за разъяснением к специалисту – бывшему подполковнику КГБ Владимиру Константиновичу Попову.

Владимир Попов родился в 1947 году в Москве. В 1966–1969 годах проходил срочную службу в советской армии в Восточной Германии. В 1969–1972 годах работал слесарем-испытателем в конструкторском бюро Ильюшина, одновременно учась на вечернем факультете Всесоюзного юридического института. В 1972–1974 годах – сотрудник 10-го отдела КГБ, делопроизводитель в секретариате, младший оперуполномоченный 2-го отделения (спецпроверка выезжающих за границу). В 1974–1977 годах – младший оперуполномоченный, затем оперуполномоченный 2-го отделения 1-го отдела 5-го управления КГБ (отделение курировало все творческие союзы). В 1977–1989 годах опер, затем старший опер 3-го отделения 11-го отдела 5-го управления КГБ (отделение курировало канал международного спортивного обмена). В 1989–1990 годах – заместитель начальника 12-й группы 5-го управления КГБ (координация работы с "друзьями" – государственная безопасность стран Варшавского договора). В январе 1990 года подал рапорт об отставке, однако сразу уволен не был. С начала 1990 года по октябрь 1991 года – консультант Центра общественных связей КГБ (бывшее пресс-бюро КГБ). От участия в действиях КГБ во время ГКЧП отказался уже 19 августа 1991 года, в первый день путча. Уволен в октябре 1991 года в звании подполковника. В 1995 году эмигрировал в Канаду, где проживает в настоящее время. Соавтор книги "КГБ играет в шахматы" (Москва, "Терра-Книговек", 2009-й, 2010-й), совместно с Борисом Гулько, Виктором Корчным и Юрием Фельштинским.

На мой вопрос о Юмашеве Владимир Попов ответил следующее:

"Валентин Юмашев в молодые годы потрудился на странной должности дворника на даче Корнея Чуковского, которая находилась в поле зрения 9-го отдела (пресечение деятельности советских диссидентов) КГБ СССР, так как дочь его Лидия являлась активным участником диссидентского движения. Практически все те, кто занимал должности секретарей писателей-нонконформистов, различные работники, занимавшиеся их бытом, вербовались сотрудниками указанного отдела с тем, чтобы выявлять их связи (круг их близкого общения), а также для контроля за тем, что писалось "в стол". Уверен, Юмашев не избежал этой стези, и примером того является его достаточно удачно сложившаяся карьера в советский период. Знакомство его в конце 1980-х с Александром Коржаковым, активно помогавшим ему в продолжении успешной карьеры при Ельцине, является наглядным примером агентурной деятельности Юмашева.

9-й отдел 5-го управления плотно контролировал дачу Корнея Чуковского, и в связи с правозащитной деятельностью его дочери, и по причине нередких посиделок на даче людей свободомыслящих. И дворник Юмашев был более, чем кстати, для контроля за теми, кто был частым гостем в гостеприимном доме".

Сохранились тексты, свидетельствующие о типичных советских политических взглядах молодого Юмашева. 20 сентября 1979 года "Комсомольская правда" опубликовала его статью "История с арбузами", где он, по мнению одного из критиков, "натравил прокуратуру на кубанского фермера, нанимавшего школьников для разгрузки арбузов. Государство за месяц работы в колхозе платило подросткам 25 рублей, а разоблаченный коммунистом Юмашевым эксплуататор – 750", – писал автор заметки, указывающий, что Юмашев был еще и членом партии (что, конечно же, является для нас новостью).

Из статьи Юмашева очевидным образом следовало, что он не более, чем примитивно мыслящий советский заурядный журналист. Ничего мало-мальски яркого в этой статье нет. Она была скучна и скорее действительно походила на донос с предложением к прокуратуре открыть уголовное дело против фермера на основании публикации Юмашева в "Комсомольской правде", что в те годы часто делалось.

Уточним еще один биографический момент в жизни Юмашева. В "Огоньке", куда Юмашев перешел в 1987 году, он был, по его собственным словам, "одним из самых высокооплачиваемых репортеров в стране", потому что в "Огоньке" Юмашев работал не журналистом. В "Огоньке" он работал "репортером" совсем в другом смысле: он был начальником отдела писем. Отделом писем в Советском Союзе, как правило, заведовали лица, работавшие на КГБ, поскольку для КГБ это был один из способов сбора информации о реальном недовольстве в стране, тем более в бурное перестроечное время.

Чем же был "Огонек" в 1987 году, когда туда перешел Юмашев? Обратимся для простоты и сжатости к "Википедии":

"В 1986 году главным редактором "Огонька" был назначен Виталий Коротич... В противовес советской журналистике с ее идеологическими комментариями Коротич начал давать в журнале как можно больше фактов и документов. Журнал печатал статьи на злободневные темы: о торговой мафии, рыночной экономике, развитии кооперативов, реформе исправительно-трудовых учреждений, проблемах культуры и так далее.

Вместе с "Московскими новостями" Егора Яковлева "Огонек" превратился в один из локомотивов гласности. В то же время с обложки исчез орден Ленина, а партийная организация журнала была распущена. Тираж журнала при Коротиче (в 1986–1991 годах) вырос в три раза – с 1,5 до 4,5 миллиона. В 1990 году учредителем журнала, ранее принадлежавшего издательству ЦК КПСС "Правда", стал трудовой коллектив "Огонька" во главе с Виталием Коротичем и Владимиром Вигилянским (председателем совета трудового коллектива)".

Коллега Коротича по "Огоньку" Владимир Вигилянский тоже был в агентуре КГБ. Как сообщил мне Владимир Попов, "его завербовал в 1975 году старший оперуполномоченный 1-го отделения 9-го отдела 5-го управления КГБ СССР майор Владимир Иванович Гусев". До 1995 года Вигилянский работал в качестве журналиста в различных российских изданиях. В феврале 1995 года, неожиданно для всех окружающих, он был рукоположен в диаконы, затем в сан священника. В 2005 году он возглавил пресс-службу Московской патриархии, которая в 2009 году была преобразована в пресс-службу патриарха Московского и всея Руси. Наверняка, Владимир Иванович Гусев внимательно следил все эти годы за карьерой своего подопечного агента.

В этот "локомотив гласности", нафильтрованный агентами КГБ, в отдел писем, перешел на работу из "Комсомольской правды" в 1987 году Юмашев. Какой уважающий себя журналист (пусть и без высшего образования, с трехлетним заочным университетом) добровольно перейдет с журналистской работы в "Комсомолке", где его публиковали, на бюрократическую – в отдел писем? Только тот, которому это было поручено кураторами из КГБ.

Владимир Попов продолжает:

"В отношении агентуры ГБ всегда можно обнаружить демаскирующие признаки. Для этого нужно обладать навыками в агентурной работе и достаточным знанием того, как, собственно, работал КГБ. Все организации, предприятия и т.п. курировались соответствующими подразделениями КГБ. Без согласования с куратором от КГБ никто не мог быть принят на работу. Для того и существовали пресловутые анкеты для приема на работу, которые направлялись кураторам от КГБ. Только с согласия КГБ поработавший на неблагонадежной даче Юмашев мог быть принят на работу в качестве стажера-корреспондента в газету "Московский комсомолец". В данной редакции сотрудник 5-й службы УКГБ по Москве и Московской области, будущий генерал ФСБ Александр Михайлов имел очень серьезные агентурные позиции.

В следующем месте работы Юмашева – в "Огоньке" – по словам его редактора той поры Виталия Коротича, минимум трое были связаны с КГБ. В их числе он называл и Юмашева. Подводя итог, могу высказать твердую уверенность: лишь при поддержке КГБ, т.е. учитывая, что он состоял в агентурном аппарате, Юмашев мог работать в идеологических организациях, засветившись до этого на даче Чуковского. Лично я убежден, что именно в тот период времени он и был завербован".

Вот отрывок из интервью с бывшим редактором "Огонька" Коротичем, на которое ссылается Владимир Попов. Оно было опубликовано 6 февраля 2012 года:

Корреспондент: С января 1990 года ваш "Огонек" – совсем другой журнал.

Коротич: Именно на том этапе в журнал все более авторитетно начали вторгаться вот эти ребята (показывает жестом погоны), и следом за ними пришел Валя Юмашев. Он вел в "Комсомолке" "Алый парус", а мы ему дали отдел писем, он его великолепно организовал. И к началу 1990 года "Огонек" – это уже был их журнал.

Корреспондент: То есть Гущин и Юмашев работали на КГБ?

Коротич: Мне [Александр] Яковлев четко несколько имен называл: "Вы с этими людьми будьте осторожнее, потому что от них идет информация обо всем, что происходит в редакции".

Это был тот самый Гущин, который по звонку взял к себе на работу Юмашева после армии и который увел его с собой из "Комсомольской правды" в "Огонек" в 1987 году на должность главы отдела писем. Юмашев вспоминает:

"В тот момент два еженедельника вырвались вперед – "Московские новости" и "Огонек". Каждый журналист мечтал работать в одном из этих изданий. И когда все тот же Лев Гущин, который был там первым замом, пригласил меня поработать в "Огоньке", я сразу согласился. Хотя покидать родную "Комсомолку" было тяжело.

Совершенно неожиданно для себя я возглавил отдел писем, в котором работало всего два сотрудника... "Огонек" был таким, каким мы его помним, благодаря двум людям – главному редактору Виталию Алексеевичу Коротичу и его первому заму Льву Никитовичу Гущину. Они были совершенно разные, у них были непростые отношения, но именно этот тандем создал то уникальное издание... Я периодически ездил в Главлит, так скромно называлось ведомство, которое осуществляло цензуру во всем Советском Союзе. Там я пытался сохранить материалы, которые цензура не пропускала".

С этой должности через пять лет Юмашев прыгнул на должность "все того же Льва Гущина", став заместителем главного редактора "Огонька".

Первая книга Ельцина – "Исповедь на заданную тему" – была издана в 1990 году, задолго до августовского путча 1991 года. Уже в период написания этой книги начальник отдела писем "Огонька" оказался рядом с Ельциным. Историю своего знакомства с Ельциным Юмашев описал в интервью "Коммерсанту":

"Когда Бориса Николаевича изгнали из политбюро, потом из первых секретарей Московского горкома партии и он был в опале, интервью с ним для "Огонька” сделал известный публицист Александр Радов. Саша принес мне текст, это была сенсация, до того Ельцин никому интервью не давал… Я понес его главному редактору, через несколько дней Виталий Алексеевич позвал меня и сказал, что интервью мы печатать не будем. У меня осталось чувство неловкости и стыда перед Ельциным…

Чтобы исправить эту несправедливость, я позвонил из кабинета Коротича по вертушке, правительственной связи, в Госстрой Ельцину и предложил снять про него документальное кино. Он согласился. А дело было в том, что в тот момент меня полюбили на ЦСДФ – Центральной студии документальных фильмов. У меня там одновременно было в производстве несколько документальных фильмов – о подростках, о подпольной молодежной музыке, о первых хиппи, о неформальных молодежных объединениях и т.п.

Своим коллегам по одному из этих фильмов я предложил не снимать фильм, который руководство студии запустило и на который нам дали пленку, а потратить, не говоря никому об этом, нашу дефицитную пленку на Ельцина. Что мы и сделали. Я приехал к Борису Николаевичу в Госстрой, мы обо всем договорились... Мы ездили с ним на митинги, в командировки, снимали у него дома... Так во время этих съемок мы с ним подружились... В 1989 году в Доме кино состоялась премьера этого фильма... Ельцин отвечал на вопросы, он уже был победителем".

Я не знаком с Юмашевым, никогда с ним не встречался. Я не знаю, присуще ли автору "Истории с арбузами" чувство "неловкости", чувство "стыда", авантюризм, необходимый для несанкционированного звонка из кабинета Коротича по линии правительственной связи (последний раз такое на наших с вами глазах только Штирлиц делал), не говоря уже про несанкционированный документальный фильм о Ельцине, делающийся полулегально, непонятно на чьи деньги и после того, как непосредственный начальник Юмашева Коротич отказал в публикации ельцинского интервью. Откуда такая смелость и решительность?

Мне кажется, как наблюдателю российской истории последних 30 лет, что Юмашев ни разу не проявил себя как человек, идущий против течения. Скорее наоборот: вместе со временем, ни в коем случае не опережая, вместе с властью, никогда не выделяясь, ни в коем случае не публично... Если у кого-то из наших современников иное видение Юмашева, меня, я уверен, в этом вопросе поправят.

А если предположить, что агент КГБ Юмашев выполнял соответствующие инструкции кураторов из КГБ, как выполнял их Путин в 1990 году, когда ему дали задание внедриться в команду Анатолия Собчака, то легко объяснима и решительность, проявленная при несанкционированном звонке по вертушке, и дерзкое предложение Ельцину, исходящее лично от Юмашева, снять о нем никем не заказанный документальный фильм на чужой "дефицитной пленке". А ведь нужен был еще и бюджет на сам фильм, на поездки "на митинги, в командировки"... Кто же "откомандировывал" Юмашева? Точно известно, что не "Огонек" и не Коротич.

Тем более что был еще один нюанс – приставленная к Ельцину уже в 1986 году охрана 9-го управления КГБ. Владимир Попов комментирует:

"В 1986 году, после избрания Ельцина кандидатом в члены политбюро ЦК КПСС, ему стала полагаться, как всей данной категории партийной номенклатуры, физическая охрана из числа сотрудников 9-го управления КГБ СССР. Коржаков был тогда в числе еще двух охранников, несших службу посменно".

Имен двух других охранников история не сохранила. Но Коржаков, как мы знаем, Ельцина одного ни на минуту не оставлял (до самого 1996 года, пока не был Ельциным уволен). Владимир Попов продолжает:

"Рядом с Ельциным постоянно был Коржаков, в обязанности которого в период опалы Ельцина входила не только его физическая охрана, но и отслеживание его контактов с целью предотвращенная возможных провокаций в отношении патрона. Очевидно, что Юмашев Коржакова полностью устраивал, и основой его расположения мог являться факт состояния Юмашева в агентурной сети КГБ, где к Горбачеву было крайне неприязненное отношение. Поддерживая Юмашева (Коржаков, конечно же, мог в любой момент пресечь его контакты с Ельциным), Коржаков действовал в русле позиции КГБ, пытавшегося устранить Горбачева".

После избрания Ельцина 26 марта 1989 года народным депутатом СССР по национально-территориальному округу №1 (город Москва), где он получил 91,53% голосов москвичей при явке почти 90%, Юмашев приступил к новому "ельцинскому проекту" – написанию первых мемуаров Ельцина.

Один из современников пишет, что Ельцин уехал писать мемуары "вместе с Юмашевым в Кировскую область. Там они жили в простом доме (без душа и туалета) у родителей Валерия Окулова (мужа старшей дочери Бориса Николаевича). За полторы недели, лежа на сеновале с диктофоном или медленно прогуливаясь по лесу, Ельцин сам надиктовал Юмашеву весь текст. После выхода книги в свет уже никто из окружения Бориса Николаевича не задавался вопросом, кто такой Юмашев и что он делает. Очень скоро Валю окрестили "биографом Ельцина" за привычку бегать по кремлевским кабинетам и дотошно расспрашивать про все значимые и незначимые события, так или иначе связанные с Ельциным. На все насмешки окружающих Валя серьезно отвечал, что ведет подробный дневник для истории".

Таким образом, к 19 августа 1991 года к Ельцину был приставлен в качестве охранника Коржаков, а в качестве биографа – Юмашев. К Собчаку в Ленинграде был приставлен Путин. Начальником охраны Егора Гайдара – первого демократического премьер-министра России – Коржаков несколько позже назначил своего подчиненного Андрея Лугового, будущего убийцу Александра Литвиненко. На знаменитой фотографии 19 августа с Ельциным на броневике за его спиной возвышается еще один знакомый нам сегодня офицер КГБ из 9-го Управления: Виктор Золотов, будущий начальник охраны Путина.

Вполне возможно, что с августа 1991 года именно Коржаков, консолидировавший власть в своих руках и узурпировавший доступ к Ельцину, стал куратором Юмашева по линии ГБ (поскольку именно Коржаков, как начальник охраны, отвечал за "доступ к телу" Ельцина и исключительно от Коржакова зависело, кого примет, а кого не примет Ельцин).

Во время президентской кампании 1996 года Юмашев входил в предвыборный штаб президента. После победы на выборах Ельцин назначил его советником по вопросам взаимодействия со СМИ. Коржаков же, наоборот, был уволен с должности, став после этого мстительным критиком Ельцина. Юмашев, таким образом, перерос своего куратора, что в агентурной деятельности случалось часто.

С марта 1997-го по декабрь 1998 года Юмашев занимал должность главы администрации президента РФ, затем стал советником президента, а в преддверии отставки Ельцина привел в Кремль коллегу Коржакова по цеху ГБ полковника Путина. "Все-таки я считал себя в какой-то степени ответственным за Путина, потому что пригласил его на работу, я его повышал, я его представил Борису Николаевичу", – рассказал Юмашев в интервью "Медузе" и ни в чем не преувеличил влияние тихого и незаметного сотрудника "отдела писем", командированного сначала на должность биографа Ельцина, а затем на работу в Кремль, чтобы в 1999 году возвести Путина в должность президента России.

"Некорректно называть людей, завербованных КГБ, его сотрудниками, так как они агенты и не более того, – писал мне Владимир Попов в ответ на один из моих вопросов о Юмашеве. – Коржаков неслучайно приблизил Юмашева к себе и "семье". В силу менталитета офицеров госбезопасности они всегда стараются окружать себя гэбэшной агентурой. Путин также следует этой традиции".

Действительно, "следует традиции": оказалось, что все эти годы "гэбэшный агент" Юмашев верно служил советником полковника Путина: "22 июня 2018 года был опубликован указ президента Путина о назначении Юмашева на должность советника президента на общественных началах. Позднее в тот же день пресс-секретарь президента Песков сообщил, что Юмашев уже 18 лет является советником Путина".

Юрий Фельштинский



Источник
Автор: Юрий Фельштинский
Внимание! Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции. Авторские материалы предлагаются читателям без изменений и добавлений и без правки ошибок.



94%
голосов: 14



ТЕГИ:
Казус советника Путина Валентина Юм

ID материала: 33461 | Категория: Общественно-политическая жизнь в России | Просмотров: 1221 | Рейтинг: 4.7/14


Всего комментариев: 1
avatar
1
cry wacko


Мы уважаем Ваше мнение, но оставляем за собой право на удаление комментариев.
avatar
Подписка



Поиск
Что для Вас является приоритетом в жизни:
Всего ответов: 850
Мы в соц.сетях
Мы в linkedin

www.NewRezume.org © 2019
Главный редактор: Леонид Ходос
leonid@newrezume.org
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Индекс цитирования
Сайт содержит материалы (18+)
Правообладателям | Вход