Точное время
Нью-Йорк:
Берлин:
Иерусалим:
Москва:
Главная » Общественно-политическая жизнь в России » Альфред Кох: «Я не еврей…»

Альфред Кох: «Я не еврей…»

2019 » Май » 13      Категория:  Общественно-политическая жизнь в России




Шрифт:  Больше ∧  Меньше ∨
Выберите язык:



…Мне вас нечем порадовать, дорогие мои недоброжелатели: я не еврей.

Я легко бы согласился быть евреем. Меня это бы совершенно не ломало. И даже наоборот, я бы этим в каком-то смысле гордился. Но не всем везет в жизни. Вот и мне не повезло.

Но я не мучаюсь этим: глупо страдать от того, что не можешь изменить. Давайте, лучше, я расскажу вам о моей национальности. Она такая.

Моя мать — Карпова Нина Георгиевна. Разумеется — русская. Ее мать была с раннего детства — сирота. Жила в людях, потом, после революции строила Турксиб, Караганду, потом всю войну работала уборщицей и дворником.

Мамин отец (мой дед) Карпов Георгий Федорович сбежал от коллективизации в город, работал столяром, в 41 году ушел на фронт.

Воевал до лета 42-го, был сапером. Попал под артобстрел под Ростовом. Без сознания, всего израненного его подобрали через сутки и дальше началось — госпиталя, операции, опять госпиталя… 

Стал инвалидом, всю жизнь хромал, дослуживал уже санитаром в госпитале. У них было пятеро детей. Сын (умер от тифа еще ребенком) и четверо дочерей.

Моя мать — третья по возрасту. Мой отец — немец, Кох Рейнгольд, в шестилетнем возрасте был сослан в Казахстан. Где чуть не умер от голода во время войны. 

Выжил. Выучился на автомеханика. Потом закончил институт. Строил Волжский автозавод и потом всю жизнь до самой смерти на нем проработал. Имел ордена и медали за доблестный труд…

К чему я рассказываю все это? А вот к чему. 

Мой дед, уже когда моя мать вышла замуж за моего отца, иногда выпивая, начинал плакать и рассказывать про войну. У него рассказы получались не гламурные и все больше про кишки на ветках деревьев и про горы из трупов его однополчан, которые они (саперы ведь!) хоронили в огромных ямах после каждого боя…

Я мальчишкой его все больше про героизм и подвиги расспрашивал, а он все свое: плачет и про какие-то бессмысленные трупы мне рассказывает. 

И война у него какая-то странная была: вот идет колонна. Идет, идет… Потом поворачивает. Потом по пояс в снегу. Потом обстрел. Потом закапывают своих мертвецов. Потом опять идут по пояс в грязи. Потом развернут батарею и стрелять. Потом опять идут, форсируют ледяную реку. Чинят мосты — взрывают мосты. Потом опять обстрел и опять — закапывают. И потом на него нападало оцепенение.

Он молча сидел и смотрел в одну точку.

И по его щекам текли слезы. А потом он показывал раны. На ноге огромная дыра, все бедро почти без мышц. На животе огромный шрам. На щеке, как будто саблей, осколком прорезало…

А потом он брал топор и гонялся за моим отцом. «Я тебя фашистская сука щас на куски порублю! Мало мы вас поубивали, так я щас добавлю! Удавлю! Сволочь немецкая! Чтоб ты сдох!»

Отец был значительно моложе и сильнее. Он сначала вяло отбивался, а потом ему надоедало, он отбирал у деда топор, брал его за шкирку и запирал в сарае.

Дед оттуда кричал: «Да мы вас раздавили, как клопов! Мы вас победили! Да наша армия сильнее всех! Мы всех раздолбаем! Мы всем отомстим!»

Собирались соседи. Много фронтовиков… Улыбались, курили цигарки: «Опять концерт Федорыч показывает…» Фронтовики смотрели на деда и приговаривали: «Куды там — раздолбали… Ишь куда загнул…»

Мы мальчишками возмущались: как не раздолбали? Еще как раздолбали! Вон мы кино видели. А фронтовики на нас смотрели, грустно так улыбались и говорили: «Раздолбали, раздолбали… Конечно, раздолбали, как не раздолбали…»

И еще: «Рейнгольд, ты на деда не обижайся! Отпусти его, мы щас его заберем, выпьем и успокоим.»

Отец согласно кивал, отдавал им ключи от сарая и уходил напоследок махнув рукой и как бы даже вытирая слезы: у него пол семьи в сталинских лагерях сгинуло: братья, сестры… Вот такая вот Победа…

А мы мальчишками от всего этого запомнили только про «раздолбали». 

И что «если надо — еще раздолбаем!» А как иначе: сами фронтовики подтвердили.

И теперь это уже аксиома: раздолбали и еще можем если надо…

Да, кстати: я так и не понял, какая у меня национальность-то?

 

Альфред Кох



Источник
Автор: Альфред Кох
Внимание! Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции. Авторские материалы предлагаются читателям без изменений и добавлений и без правки ошибок.



100%
голосов: 25



ТЕГИ:
Альфред Кох: «Я не еврей…»

ID материала: 32991 | Категория: Общественно-политическая жизнь в России | Просмотров: 1765 | Рейтинг: 5.0/25


Всего комментариев: 2
avatar
1
коль переживаешь точно еврей.
avatar
2
Национальность нормальная-немец с русской примесью. Если смешались нордическая методичность с славянской залихватностью, любопытный эффект должен быть. А шить потомкам ответственность за стыдные страницы истории твоей нации - очень лукавый путь. Можно в истории любого народа тааакого накопать... К примеру - а чего это поляки так русских не любят? Что, за казаков, что в 17м веке шляхту рубали? Или что поближе было? В 18,19м веках... Правда, для этого историю не по советских учить надо.


Мы уважаем Ваше мнение, но оставляем за собой право на удаление комментариев.
avatar
Подписка



Поиск
Что для Вас является приоритетом в жизни:
Всего ответов: 87
Мы в соц.сетях
Мы в linkedin

www.NewRezume.org © 2019
Главный редактор: Леонид Ходос
leonid@newrezume.org
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Индекс цитирования
Сайт содержит материалы (18+)
Правообладателям | Вход