Точное время
Нью-Йорк:
Берлин:
Иерусалим:
Москва:
Главная » Очерки. Истории. Воспоминания » """Съешь моего посла" или допрос под гипнозом

"""Съешь моего посла" или допрос под гипнозом

2018 » Сентябрь » 29      Категория:  Очерки. Истории. Воспоминания




Шрифт:  Больше ∧  Меньше ∨
Выберите язык:



Ночью 15 апреля 1978 года по аллеям Булонского леса медленно двигалась патрульная полицейская машина. Нередко луч прожектора, установленного на крыше, вспугивал парочку полуобнажённых влюбленных. Такая уж во Франции, да и во всем цивилизованном мире, традиция: заниматься сексом на лоне природы.

...Луч прожектора вдруг выхватил из мрака ночи высокого мужчину, который, высоко подняв над головой огромный чемодан, с усилием швырнул его в пруд. В ту же секунду незнакомец исчез в прибрежных кустах.

 

– Как думаешь, Франсуа, – обратился сержант к напарнику, – что может находиться в чемодане, который непременно надо утопить в пруду ночью, чтобы тебя никто не видел? Нет, здесь определенно что-то не так...

 

Промокнув до нитки, полицейские наконец вытащили из воды два тяжеленных чемодана. Каждый весил не менее тридцати килограммов. Немудрено, что тот, кто пытался от них так поспешно избавиться, не смог зашвырнуть груз подальше от берега.

 

Сорвав замки, патрульные в ужасе отшатнулись от чудовищной находки: чемоданы до краев были наполнены отрубленными человеческими пальцами, ступнями ног и костями...

 

...На следующий день французские папарацци известили весь мир о жуткой находке, обнаруженной полицией в Булонском лесу. Репортеры клятвенно заверили своих читателей, что в последующих выпусках будут давать подробную информацию о предстоящем расследовании, но свои обещания они смогли выполнить только спустя полгода...

 

В зале суда бывший император-людоед превратился в милого дедушку 

 

"Съешь моего посла" или допрос под гипнозом

 

ПОДОЗРЕВАЕМЫЙ С ДИПЛОМАТИЧЕСКИМ ИММУНИТЕТОМ

 

Выйти на человека, избавившегося от чудовищной ноши, для полиции не составило большого труда. Водитель такси хорошо запомнил красивого, атлетического сложения африканца, который среди ночи вздумал вывезти из элитного квартала Сен-Жермен два неподъемных чемодана в Булонский лес. Не без гордости шофер предъявил сыщикам несколько окурков тонких сигар, сделанных по индивидуальному заказу: на их золотых обрезах была хорошо видна выпуклая монограмма: «Бокасса II».

 

Пассажир не удосужился опускать окурки в пепельницу – бросал их себе под ноги. Шофер приберег их как бесценные сувениры – не каждый день приходится подвозить коронованных особ!

 

Префект парижской полиции Жорж Симон впал в отчаяние. И на то были причины! Если исключить вероятность того, что кто-то намеренно подставил полиции владельца сигар с монограммой, воспользовавшись его портсигаром, то выходило, что чемодан с человеческими останками в пруду утопил ни кто иной, как сын его величества центральноафриканского императора Бокассы I, наследный принц Антуан-Жан-Бедель Бокасса, проживающий и обучающийся в Париже! А это уже чревато международным скандалом. Да еще каким! Словом, было от чего схватиться за голову или за сердце...

 

КАК СТАНОВЯТСЯ НЕПРИКАСАЕМЫМИ

 

В середине 70-х годов, во время президентa Валери Жискар д’Эстена, имя и фото Бокассы I, как и его многочисленной родни, не сходили с полос бульварных французских газет. Еще бы! Ведь чернокожий – первый император в мире, имеющий национальность другой страны: решением №-372, принятым в Браззавиле в 1958 году главами африканских государств, являвшихся колониями Франции, – Центрально-Африканской Республики, Того, Камеруна, Гвинеи и Чада, – Жан-Бедель Бокасса был признан чистокровным французом.

 

В тот памятный вечер именинник в одеянии Наполеона Бонапарта, окруженный лакеями, несущими факелы и посуду из позолоченного серебра, до краев наполненную черной икрой, улыбался, глядя на подсвеченные струи фонтанов, и думал о причудах своей судьбы. Пойдя добровольцем во Второй пехотный батальон «Свободной Франции», он в 1954 году участвовал в войне в Индокитае и вышел в отставку в чине капитана после 23 лет, 7 месяцев и 12 дней, проведенных на службе под французскими знаменами. Начиная со службы в армии Бокасса I попал в объятия власти, и она стала отравлять его незаметно, как угарный дым...

 

В 1963 году его неожиданно перевели на службу в центральноафриканскую армию и назначили начальником штаба, присвоив ему звание полковника.

 

В 1965 году, застращав президента Центрально-Африканской Республики (ЦАР) Давида Дако якобы готовящимся против него заговором, Бокасса отстранил его от власти и назначил себя пожизненным президентом. Еще через некоторое время он объявил себя маршалом.

 

4 декабря 1974 года внеочередной Всеафриканский конгресс, собравшийся по поводу 16-й годовщины со дня образования ЦАР, под бурные аплодисменты одобрил ее переименование в Центрально-Африканскую империю. На следующий день после торжеств на столичном стадионе и молебна в соборе самодержец, одетый, как маршал империи, в голубую треуголку а-ля Наполеон, украшенную семью звездами, взошел на престол, став императором Бокассой I.

 

Все это происходило под покровительством и с благословения президента Франции Валери Жискар д’Эстена, который превратил всю Центрально-Африканскую империю в свое охотничье поместье, откуда он и его братья привозили сотни килограммов слоновьих бивней, выделанные головы львов и полученные от Бокассы I подарки в виде африканских бриллиантов в десятки каратов...

 

В ходе регулярных охотничьих набегов в заповедные места Центральной Африки от пуль французского президента и его родственников погибли не менее 100 слонов, 70 львов, десятки пантер, буйволов и антилоп.

 

Жертвой Жискар д’Эстена становились и совершенно безвинные представители африканской фауны. В один из приездов он тремя выстрелами в упор уложил детеныша гориллы.

 

В дальнейшем из выделанной шкуры было изготовлено чучело, которое в прихожей президентской квартиры изображало улыбающегося чернокожего мажордома...

 

5 марта 1975 года французский президент осуществил свою первую официальную поездку в качестве главы государства по дружественным Французской Республике странам Африки. Первой в списке значилась Центрально-Африканская империя.

 

После исполнения в аэропорту «Марсельезы» Бокасса I торопливо направился к гостю, жарко обнял его, назвав «дорогим родственником».

 

Жискар д’Эстен ни сколько не удивился такой фамильярности, в свою очередь, заключил в объятия горилоподобного императора, произнеся во всеуслышание: «Спасибо, спасибо, мой дорогой родственник и друг!»

 

Немало повидавшие на своем веку европейские и североамериканские журналисты пребывали в состоянии, близком к шоку.

 

Сразу вслед за встречей на аэродроме президент и император уединились в местечке Нделе, что в 600 километрах от столицы, и предались любимому делу – охоте.

 

Разумеется, все эти чудачества государственных особ никогда не были обнародованы официальной французской прессой во время правления Валери Жискар д’Эстена. Прикормленные президентом журналисты делали упор на то, что страна, где безраздельно правил Бокасса I, чрезвычайно богата ураном, в котором так заинтересована Франция как ядерная держава.

 

Действительно, в конце 1976 года было образовано объединение французских и швейцарских фирм для предстоящей добычи и переработки центральноафриканского урана.

 

Разумеется, наибольшие льготы и квоты получили родные братья, родственники и друзья французского президента.

 

После подписания документов Валери Жискар д’Эстен получил в дар от самодержца очередную порцию бриллиантов, а тот – еще один французский орден: пусть тешит себя папуас побрякушками...

 

ДЖЕНТЛЬМЕНСКАЯ СДЕЛКА

 

Префект парижской полиции, оценив подозрения в адрес сына императора, а также последствия, которые могли представлять угрозу его карьере, затей он расследование в отношении венценосного африканца, не нашел ничего лучшего, как передать всю информацию в Управление по охране территории (УОТ, контрразведка Французской Республики).

 

Расчет был прост: сын императора Бокассы, который пользуется личным покровительством президента Франции, для полицейского департамента – лицо недосягаемое. Вместе с тем формально он является представителем иностранного государства. А раз так, господа контрразведчики, вам и карты в руки – вы же занимаетесь иностранцами! Проявите служебное рвение и профессиональную сметку – глядишь, сумеете уличить злоумышленника и, чем черт не шутит, доведете дело до суда...

 

Вопреки ожиданиям Жоржа Симона, заместитель директора УОТ Дезире Паран проявил немыслимую его положению покладистость и взялся за дело с неподдельным энтузиазмом.

 

Ларчик открывался просто. Дело в том, что Антуан Бокасса еще в 1977 году попал в поле зрения французской контрразведки. Случилось это после того, как он от имени своего отца, самодержца Центрально-Африканской империи, разместил в парижских типографиях заказ на изготовление почтовых марок, восславлявших... 60-ю годовщину провозглашения в России советской власти. На прилавках западноевропейских филателистических магазинов марки появились аккурат к 60-летию Великой Октябрьской социалистической революции, к 7 ноября 1977 года.

 

Версия о том, что бредовая идея выпустить марку к 60-й годовщине Великого Октября пришла в голову Бокассе I во время его очередного реактивно-шизофренического состояния, даже не рассматривалась французскими контрразведчиками. Они лишь мрачно шутили, что где-то в 2000 году Бокасса I наверняка выбросит на западные рынки марки, на которых он будет изображен сидящим рядом с Иисусом Христом в качестве участника Тайной вечери...

 

Чуть не напророчили, ибо не знали, что император всю жизнь страдал мегаломанией – манией величия, которая, впрочем, не мешала ему проводить свою примитивную тактику противовесов. При всей своей лояльности и даже подобострастном отношении к французскому президенту Бокасса I не упускал возможности продемонстрировать, как ему казалось, и собственную независимость в определении внешнеполитического курса Центрально-Африканской империи. Для того чтобы добиться от Франции жизненно необходимых кредитов и займов, он устраивал показные выезды в страны социалистического лагеря. В частности, он нередко бывал в СССР, где его принимал не кто иной, как сам Леонид Ильич Брежнев...

 

...Выход в свет крамольной марки совпал с еще одним примечательным событием. Службой наружного наблюдения французской контрразведки был зафиксирован профессионально скрываемый от окружения контакт резидента КГБ Гелия Куприянова с Антуаном Бокассой!

 

Подумать только: сын африканского императора, не раз во всеуслышание заявлявший, что Франция – его вторая родина-мать, вдруг является советским наймитом! Да такое и в страшном сне не привидится, ан нет же – на поверку выходит, что так оно и есть. Правда, тогда французской контрразведке не удалось добыть конкретных фактов противоправной деятельности ни Антуана Бокассы, ни Куприянова на территории Франции. Дело застопорилось. Остались лишь подозрения, гипотезы и домыслы, не подкрепленные никакой фактурой. Теперь же выловленные в пруду Булонского леса чемоданы могли придать новый импульс разработке чернокожего принца и его вероятного оператора – Гелия Куприянова...

 

Как говорится: не было ни сантима и вот те на – целый франк!

 

Префект парижской полиции Жорж Симон и заместитель главы контрразведки Франции Дезире Паран к обоюдному удовольствию не замедлили заключить джентльменскую сделку и без лишних слов ударили по рукам...

 

ОБЕСКУРАЖИВАЮЩИЙ ОБЫСК

 

Дезире Паран начал действовать сразу в нескольких направлениях.

 

Прежде всего он запретил полиции впредь давать в средства массовой информации какие-либо сведения, касающиеся ужасной находки в Булонском лесу и проводимого в связи с этим расследования. Но сделано это было так, чтобы у общественного мнения сложилось впечатление, что дело по-прежнему ведет Департамент полиции, а не контрразведка.

 

Кроме того, установив круглосуточное наружное наблюдение за русским резидентом, Паран одновременно стал проводить тщательную проверку наследного принца.

 

В жилище Антуана был проведен негласный обыск, результаты которого повергли в шок даже видавших виды волкодавов французской контрразведки, закаленных в кровавом горниле Индокитая и африканских стран.

 

Морозильные камеры двух огромных холодильников, находившихся в квартире Антуана Бокассы, были доверху заполнены женскими грудями, вырезкой с живота и бедер, множеством ушей и носов молодых женщин...

 

На то, что жертв чудовищных убийств было как минимум пять, указывало и количество стоящих на специальных подставках париков – именно столько русоволосых, рыжих и пепельных скальпов находилось на серванте. А кому же принадлежали замороженные части плоти, обнаруженные в холодильнике хозяина квартиры? На это еще предстояло ответить следствию.

 

Рядом с подставками со скальпами стояли фотографии их бывших владелиц, так что идентифицировать жертвы труда не составило. Однако, судя по количеству грудей, носов и ушей в морозильных камерах, стало ясно, что список убиенных женщин на этом не заканчивался. Похоже, следующие парики-скальпы еще дожидались своей очереди быть установленными на спецподставках. Потрясающая коллекция, достойная наследника африканской империи!

 

В кладовке сыщики обнаружили окровавленную электропилу. В последующем Антуан Бокасса подтвердит, что он каждый раз после убиения своей очередной подружки вызывал плотника из посольства Центрально-Африканской империи и с его помощью разделывал трупы.

 

Экспресс-ознакомление с дневниковыми записями венценосного африканца позволило сделать вывод, что объектами его каннибальских посягательств, как правило, являлись звезды парижских подиумов. Их имена были знакомы сыщикам: Надя Освич, Грета Освальд, Ингрид Белофф, Стефания Бьянки, Нора Стейнбек. Все они в разное время загадочно исчезли из призрачного мира шоу-бизнеса, несмотря на то что их старт сулил им многообещающее будущее. Диссонансом звучало лишь имя Дорис Циммерман, секретаря-референта посла ГДР. Что искала эта красавица в постели чернокожего каннибала?

 

...Покопавшись в своих рабочих блокнотах, Дезире Паран обнаружил любопытную информацию, на которую ранее почему-то не обращал внимания. Оказывается, все убиенные дивы парижских подиумов давно были известны французской контрразведке как платные информаторы разведчиков США, Израиля, Англии, ФРГ и даже Китая, находящихся в Париже под прикрытием дипломатов и коммерсантов!

 

Вместе с тем немка, исходя из отчетов французской «наружки», предположительно являлась связью русского резидента. Из содержания отчетов явствовало, что она и Куприянов минимум раз в месяц как-то вдруг случайно, но всегда в одно и то же время оказывались в культурном центре Помпиду.

 

«Действительно, – задумчиво произнес Паран, – с точки зрения профессиональных разведчиков этот храм искусств очень удобен для выявления слежки: масса переходов, эскалаторов, тупиков и террас... Кроме того, там вполне реально осуществить и моментальную передачу секретных документов: получить письменные инструкции или отдать зашифрованный отчет о выполнении задания... Стоишь себе, любуешься каким-нибудь шедевром, а в один прекрасный момент – бац! – какой-то провинциал неуклюже толкает тебя плечом и, кланяясь и извиняясь, протягивает тебе руку. Cо стороны все выглядит естественно: ну, подумаешь, какой-то мужлан, засмотревшись на выставленное великолепие, столкнулся с красавицей. Почему бы ему и не извиниться?..

 

Кардинал от контрразведки Французской Республики в сердцах стукнул кулаком по столу.

 

«Выходит, мсье Куприянов, вы, как паук, сумели сплести в моем доме целую агентурную сеть.

 

Интересно, кто еще из убиенных Бокассой див работал на вас, мсье Куприянов?! Никогда не поверю, что у вас на связи была лишь только одна красавица, мадемуазель Циммерман... Вы хоть и не Ален Делон, но выглядите весьма впечатляюще, да и здесь, в Париже, вы почему-то без жены! Н-да, плотнее надо работать за вами, плотнее... Ну, ничего, наверстаем, уж не сомневайтесь, мсье обольститель красивых женщин и наследных принцев!

 

«C’ est la vite – такова жизнь...» – как говорят у нас во Франции, да и у вас в России тоже, мсье Куприянов... Так что готовьтесь...»

 

Столица Центрально-Африканской республики мало изменилась со времен Бокассы I 

 

ОТКРОВЕНИЯ ПОД ГИПНОЗОМ

 

Дезире Паран, обучаясь на юридическом факультете Сорбонны, очень увлекался работами Зигмунда Фрейда, Карла Густава Юнга и Альфреда Адлера. Что больше всего привлекало в их трудах будущего контрразведчика Франции № 2, так это умение мэтров психоанализа воздействовать на подсознание пациента и извлекать оттуда помимо его воли сокровенные тайны.

 

Поэтому Дезире Паран, едва заняв должность заместителя начальника контрразведки Французской Республики, вопреки воле чиновников-ретроградов из Министерства юстиции поспешил в недрах своего ведомства организовать сверхсекретное подразделение из высококлассных специалистов психоневрологов-гипнотизеров. Посвященные сразу же окрестили новый отдел «Клубом Колдунов».

 

Действительно, находясь под гипнозом, или, другими словами, в гипнотическом трансе, человек мог поведать опрашивающим его специалистам то, что он никогда бы не сказал никому, находясь в здравом рассудке. Воля человека, находящегося в гипнотическом трансе, расслаблена, «обесточена», его подсознание раскованно, поэтому он может выболтать специалистам, задающим ему вопросы, то, чего никогда бы не сказал и под пытками.

 

Практика показала, что информация, которую не удавалось заполучить от подследственных в ходе допросов с использованием традиционных методов, запросто «вытекала» из их уст с помощью фармакологических спецсредств и магического воздействия гипнотизеров.

 

* * *

 

Сначала допрашиваемого под благовидным предлогом просили выпить так называемую сывортку истины – смесь легкого вина и психотропов, раскрепощающих центры воли, а затем погружали в гипнотический транс. После этого он выкладывал все интересующие следствие подробности.

 

В случае с Антуаном-Жан-Бедель Бокассой заместитель начальника контрразведки Франции не намерен был отступать от годами опробованных приемов.

 

Спешить надо было еще потому, что через неделю, то есть 22 апреля 1978 года, император Центрально-Африканской империи Бокасса I должен быть принят в Елисейском дворце. Чем не событие? А возможность отличиться? А что если наследный принц вдруг выдаст такие сведения, которые смогут явиться дополнительными контраргументами Валери Жискар д’Эстена на переговорах с его оппонентом, самодержцем Центрально-Африканской империи?!

 

СЛОВОМ, ИГРА СТОИЛА СВЕЧ...

 

«Диспансеризация»

 

На следующий же день на дверях деканата по работе с иностранными студентами Сорбонны появилось объявление:

 

«В связи с массовыми отравлениями в кафе Сорбонны всем учащимся-иностранцам необходимо пройти экстренную профилактическую диспансеризацию в медицинском кабинете университета».

 

Антуан Бокасса как прилежный студент не мог проигнорировать подобного воззвания и сразу же явился для прохождения псевдодиспансеризации.

 

Его уже ждали. Два профессора из ведомства Дезире Парана, артистично играя роль санитаров заштатных клиник префектуры, предложили венценосному студенту сначала сдать кровь для анализов, затем выпить стакан «сывортки истины» и, наконец, прилечь на кушетку, чтобы, расслабившись, ответить на некоторые вопросы.

 

Гипнотический сеанс, продолжавшийся около двух часов, был записан на видеопленку, и результаты его превзошли самые смелые ожидания Дезире Парана, инициатора мероприятия.

 

* * *

 

Находясь в гипнотическом трансе и отвечая на вопросы Бернардини, венценосный африканец поведал, что любовниц у него всегда было более чем достаточно. Причем все они как на подбор были рекламными дивами, будто только что сошли с обложек журналов мод. Возможно, поэтому они только и делали, что отбирали у него имущество, скотски пожирали его накопления и беззащитную плоть. Ему это ужасно не нравилось, хотя для себя он сделал вывод, что белые женщины обречены ему отдаваться, а успех на поприще завоевания их сердец и их плоти был его жребием.

 

... «Лишь одна моя возлюбленная – Дорис Циммерман – оказалась слишком умна и я боялся, что она может меня разоблачить... Она была последней, кого я убил... Это произошло около недели назад. Но есть ее плоть я не стал, потому что это – плоть мерзкой змеи... Дорис ответила мне презрением, она не подпускала меня к себе, уклонялась от встреч со мной... Но не стоит уделять ей столько внимания, ибо она понесла заслуженное наказание и сейчас уже находится в аду. Оставим ее в покое... Я хотел бы воспользоваться случаем и проконсультироваться у вас вот по какому вопросу. Дело в том, что я обратил внимание на одну закономерность: стоило только моей очередной подружке отрезать кусочек от бифштекса, сделанного из мяса ее предшественницы, и положить его себе в рот, как я тут же достигал оргазма! Невероятно, но это так... Не знаю даже, как это и объяснить...»

 

...Мишель Бернардини как истинный естествоиспытатель не мог не задать принцу вопрос о причинах, которые подтолкнули его к каннибализму:

 

«Как вы считаете, мсье Бокасса, какое событие, имевшее место в вашем детстве или отрочестве, подвигло вас к поеданию себе подобных?»

 

На это африканец ответил просто:

 

«Я был самым любимым ребенком своего отца и единственным, кому он разрешал играть в своем рабочем кабинете... Когда мне было лет 10, моему отцу позвонил президент Уганды Иди Амин-Дада. Он был в ярости и пригрозил нашей стране военным конфликтом из-за того, что мой отец живьем съел его посла в нашей стране...

 

Я слышал, как мой отец спокойно ответил:

 

«Иди-Дада, какие проблемы? Я съел твоего посла – съешь моего посла в Уганде и закроем вопрос...»

 

ВСЕМ СЕСТРАМ ПО СЕРЬГАМ

 

...Гелий Куприянов был объявлен персоной нон-грата и в числе еще 50 советских дипломатов выдворен из Франции в течение 24 часов...

 

...Антуан Жан-Бедель Бокасса по решению консилиума всемирно известных психоневрологов и сексопатологов и с одобрения президента Франции был пожизненно госпитализирован в одну из психиатрических клиник в предместье Парижа.

 

...Бокасса I так и не доехал до Парижа. Накануне его отъезда во Францию в столице Центрально-Африканской империи начались массовые демонстрации учащихся школ против жестокого режима самодержца, завершившиеся кровавым побоищем. Валери Жискар д’Эстен, конечно же, тут же открестился от своего прежде обожаемого «родственника».

 

Кроме того, намечалось новое сближение Центральной Африки с Ливией (что было для Франции неприемлемым). В отсутствие императора, бывшего с официальным визитом в Ливии, при участии французских десантников (операция «Барракуда») в Банги произошел 20 сентября 1979 года бескровный государственный переворот, после которого Давид Дако вновь стал президентом. Французский дипломат Жак Фоккар назвал эту операцию «последней колониальной экспедицией Франции».

 



Источник
Переслал: Balk Elisaveta
Внимание! Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции. Авторские материалы предлагаются читателям без изменений и добавлений и без правки ошибок.



100%
голосов: 11


РЕКОМЕНДУЕМ:

ТЕГИ:
#каннибализм, франция, #бокасса

ID материала: 30479 | Категория: Очерки. Истории. Воспоминания | Просмотров: 1420 | Рейтинг: 5.0/11


Всего комментариев: 0


Мы уважаем Ваше мнение, но оставляем за собой право на удаление комментариев.
avatar
Подписка



Поиск
Оптимальное количество материалов в одном письме рассылки
Всего ответов: 63
Мы в соц.сетях
Мы в linkedin

www.NewRezume.org © 2018
Главный редактор: Леонид Ходос
leonid@newrezume.org
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Индекс цитирования
Сайт содержит материалы (18+)
Правообладателям | Вход