Точное время
Нью-Йорк:
Берлин:
Иерусалим:
Москва:
Главная » Очерки. Истории. Воспоминания » Великий генерал, проигравший войну

Великий генерал, проигравший войну

2018 » Сентябрь » 6      Категория:  Очерки. Истории. Воспоминания


Шрифт:  Больше ∧  Меньше ∨
Выберите язык:



Можно быть очень талантливым и умелым полководцем, но все равно проиграть. Так произошло с генералом Ли, который едва не спас Конфедерацию от разгрома, но все равно потерпел неудачу в главной кампании своей жизни.

«Враги сожгли родную хату»

«Джентльмены, один мой дом уже сгорел, но, могу вас заверить, я никому не позволю сжечь второй». Эти слова генерал Ли якобы произнес в 21 апреля 1861 года, выступая на сессии Совета Вирджинии. За несколько часов до этого ему было поручено, по сути, дело спасения штата. К тому моменту Роберту Ли было уже 54 года. Не случись Гражданской войны, и он был бы обычным подполковником, не имевшим особых шансов на повышение. Ведь за его плечами была долгая военная карьера, за время которой он поучаствовал всего лишь в нескольких сражениях. 21 апреля 1861 года пробил звездный час генерала Ли, который так и не стал звездным часом его родного штата и тем более Конфедерации.

 

Насчет «сгоревшего дома» Ли слегка преувеличил. Его дом в Александрии не сгорел, в отличие от остального города. Дело было в 1814-м, когда Ли было около семи лет. США воевали с Британией. Этот конфликт иногда называют Второй войной за независимость. Молодому американскому государству удалось победить, но ценой огромных потерь. Среди таких потерь была и Александрия. Британский флот вошел в реку Потомак, а мэр города, понимая тщетность сопротивления, решил сдать Александрию. Это, впрочем, не спасло город от разрушений. Его подожгли. В пожаре сгорела добрая половина построек. Дом семьи Ли уцелел, но мальчик видел, как пылает сам город. Видимо именно тогда он и решил, что больше не позволит своей малой родине сгореть. Хотя, строго говоря, малой родиной будущего генерала была вовсе не Александрия, а плантация Стратфорд-Холл — родовое гнездо семейства Ли. Вот только в раннем детстве Роберта, это самое родовое гнездо было утрачено его семьей из-за долгов. Так Ли оказался с матерью в Александрии. Его отец из-за тех же долгов сидел в тюрьме.

 

Большую часть карьеры Ли мотался по фортам

Все это не оставляло Роберту Ли какого-либо жизненного выбора. Он был отправлен учиться в частную школу семьи его матери, а оттуда — прямиком в военную академию. Ли туда не рвался, просто в семье нашлись люди, которые могли составить ему протекцию.

 

 

 

Бунтовщики и мексиканцы

 

 

 

2. Браун.jpg
Подавление восстания Брауна

 

 

 

До 1861-го в карьере Ли почти не было ярких событий или эпизодов. Специализировался он на военной инженерии, занимаясь укреплением оборонительных линий. Большую часть следующих трех десятилетий он инспектировал форты. У такой жизни есть преимущество, например, полное отсутствие риска быть убитым. С другой стороны, нет и никаких шансов отличиться на поле боя. Твоя карьера проистекает в полном соответствии с уставом. Ты получаешь повышение лишь тогда, когда настает твоя очередь. Ускорить ее может только гибель или отставка какого-нибудь военного чином выше.

 

Главные антагонисты Гражданской войны генералы Ли и Грант были друзьями

За тридцать лет службы Ли лишь раз успел поучаствовать в серьезной кампании. Это была американо-мексиканская война. Будущий генерал, а на тот момент капитан, отличился в битве под Веракрусом, хотя куда важнее другое событие, произошедшее в те годы. Именно здесь Ли познакомился с другим будущим генералом. Звали его Улисс Грант. В 1846-м они были друзьями, их главная встреча произойдет 19 лет спустя, и тогда они окажутся по разные стороны баррикад. Следующее яркое событие в будничной жизни Роберта Ли произошло в 1859-м. Он подавил восстание аболициониста Джона Брауна. Впрочем, восстание — пожалуй, слишком громкое слово. Браун, мечтавший об освобождении рабов, в какой-то момент перешел от словесной борьбы к вооруженному сопротивлению. Вместе со своими людьми он захватил арсенал в городе Харперс-Ферри. Ли среагировал на эти события очень быстро, не дав аболиционистам уйти. Они заперлись в арсенале с заложниками и забаррикадировали двери. Ли отвлек их внимание маневрами, за время которых его люди подтащили к арсеналу таран, пробили стену и через брешь ворвались внутрь. Браун был взят в плен. Через несколько недель его повесили.

 

3. Чанселорсвилль.jpg
Битва при Чанселорсвилле — главная победа генерала Ли

 

 

 

1861 год Ли встречал в чине подполковника. Оклад 120 долларов в год. Перспектив стать генералом почти никаких. Он занимал в очереди 23-е место. С учетом того, что ему уже стукнуло 53, шансы когда-нибудь получить генеральский мундир стремились к нулю. Вместе с тем, надо было как-то содержать семью — четырех детей и больную жену. Возможности для карьерного роста Ли предоставила Гражданская война. Первоначально ему предлагали служить в армии янки. Причем протекцию, видимо, составлял Грант.

17 апреля, всего за четыре дня до знаменитой речи на сессии Совета Вирджинии, Ли вызвал к себе Фрэнсис Блэр — ближайший соратник Линкольна. Он сделал тому предложение, от которого нельзя отказаться — пост командующего добровольческой армии США, чин генерал-майора с солидным жалованием. В штабе только что сформированной армии служили друзья Ли. У него было очень много причин согласиться, но Ли отказался, сочтя, что таким образом он предаст родной штат. В Вирджинии это оценили. Уже через два дня он был в Ричмонде, где губернатор Джона Летчер назначил его командующим армии штата.

Так Ли неожиданно стал генералом. Правда, без армии. Сформированные им войска были переданы главнокомандующему армии Конфедерации. Ли на первых порах занимался тем, чем и всегда. Трудился в штабе и инспектировал форты, вот только ситуация на фронте с каждым днем становилась все хуже. В апреле 1862-го янки приближались к Ричмонду. В июне президент Конфедерации Джефферсон Девис пришел к мысли, что спасти положение сможет только Ли. 55-летний генерал был отправлен сражаться. Опыта больших баталий у него не было, его пришлось приобретать прямо на поле боя.

 Ли почти изменил ход войны, но Геттисберг поставил крест на его планах

Надо сказать, что Ли придерживался довольно странной, на первый взгляд, тактики. Имея достаточно малые силы и плохое снабжение, он не маневрировал и не бегал от больших битв. Генерал был убежден, что падение Ричмонда будет равносильно поражению в войне, а потому главную свою задачу он видел в том, чтобы отодвинуть линию фронта подальше от столицы Вирджинии. Он не отступал вглубь, что было бы логично, он, наоборот, наступал, удивляя и смущая командование федеральных сил. Для начала, правда, Ли пришлось отстоять Ричмонд. Он выиграл так называемое Семидневное сражение, заставив генерала северян Джорджа Макклелана отступить. После этого генерал попытался начать контрнаступление. Для этого Ли даже разработал хитрый план. Суть его состояла в том, чтобы обойти позиции янки и вторгнуться в Мериленд, а оттуда — в Пенсильванию. План не сработал по чистой случайности. В руки к Макклелану попал так называемый утерянный приказ Ли. Штаб готовил приказ по армии с подробным описание будущих действий, но командующий решил внести коррективы, так что пришлось писать новый текст. Оригинал же был забыт в одном из домов города Фредерик, куда вскоре после отступления южан пришла армия Макклелана. Дом заняли янки, а один из офицеров обнаружил текст приказа. Северяне узнали о планах Ли и успели перекрыть ему путь.

Южанам пришлось свернуть мерилендскую кампанию и даже выдержать тяжелейшую битву при Энтитеме — самое кровопролитное однодневное сражение в истории США. Ли занимал неудобную для обороны позицию, а Макклелан имел еще и двукратный численный перевес. Армия Ли в течение суток отбивала атаки, после чего сумела отступить. Именно тогда стало окончательно понятно, в чем состоит главный козырь генерала Ли. Он был мотиватором. Командующий умел воодушевить своих солдат, внушить им мысль, что они могут победить даже несмотря на неблагоприятные обстоятельства. Именно это и поддерживало его армию в боеспособном состоянии. Войска были истощены, как и сам Юг, чьи ресурсы находились на исходе.

 

 

 

4. Энтитем.png
Битва при Энтитеме

 

 

 

Вторая попытка Ли перенести боевые действия на территорию противника удалась куда лучше первой. На этот раз генерал умело встретил наступление Эмброуза Бернсайда, разбил его близ Фредериксберга и ловко перешел в ответную атаку. Весной 1863-го он одержал свою главную победу. Это была битва при Чанселорсвилле, где Ли противостоял генерал Джозеф Хукер. Последний имел на южанина зуб со времен Энтитема. На этот раз под началом у Хукера было 133 тысячи солдат против 60 тысяч у Ли. Более того, командование северян разработало подробный план кампании. Суть ее состояла в том, чтобы неожиданно обойти конфедератов с фланга, зайти в тыл и нанести неожиданный удар. Это был проект полного разгрома и уничтожения противника. Более того, обход удалось реализовать.

При Чанселорсвилле Хукер действительно заходил с фланга и с тыла, но Ли успел перестроить армию, встретить противники и отразить три атаки. Хукер потерял 18 тысяч человек, его войска почти бежали с поля боя. У Ли не было возможностей и сил, чтобы преследовать врага, но он решил продолжать свое вторжение. И это было его главной ошибкой. Ли неверно рассчитал свои силы. Его армия умело выдерживала натиск, играя вторым номером. А вот с самостоятельными атаками южане испытывали серьезные проблемы. Увы, но в главной битве своей жизни Ли вынужден был именно атаковать, надеясь прорвать строй врага. Дело было в начале июля 1863-го в Пенсильвании. Местечко, где Ли встретил армию генералов Рейнольдса и Мида, называется Геттисберг.

 

Перед этим сражением вопрос стоял ребром. Если Ли победит, то сумеет продолжить наступление и, возможно, вынудит янки пойти на мир с Конфедерацией. Если проиграет, то наступление захлебнется и единственный шанс спасти положение будет утрачен. Ли не смог прорвать строй северян. Лобовая атака была отбита, а северовирджинская армия отступила с большими потерями.

После этого падение Конфедерации стало вопросом времени. Добивать ее правительство отправило Улисса Гранта. Новый командующий вступил в Вирджинию и двинулся прямиком к Ричмонду. Ли по-прежнему твердил, что с падением этого города война будет окончена. В следующие 12 месяцев он тщетно пытался остановить Гранта, атакуя его с разных флангов и навязывая тому сражения. Первым и крупнейшим из них была битва в Глуши. Ли заманил Гранта в лес и атаковал с разных позиций. Северяне потеряли 18 тысяч человек, но продолжили наступать. Ли твердил, что Гранта надо остановить до того, как он выйдет к реке Джеймс. Он еще несколько раз атаковал янки. Грант потерял еще почти 30 тысяч человек, но все-таки вышел к реке и осадил Петерсберг. К моменту падения этого города Ли уже был главнокомандующим армии Конфедерации.

9 апреля генерал сделал последнюю попытку что-то исправить в столь безнадежной ситуации. Он встретил Гранта у Аппоматтокса, полный решимости сражаться. К тому моменту Ли уже получил от янки письмо с предложением о капитуляции. И все же сдаваться он не хотел. Южане успели начать сражение, но уже через несколько секунд Ли понял, что его армия не может не то что наступать, но даже и обороняться. За первые три минуты он потерял пятьсот человек. И тогда Ли поднял белый флаг. «Я встречусь с генералом Грантом, хотя лучше мне умереть тысячью смертей», — сказал он.

 

 

 

 

 

«Наполеон без эгоизма»

 

 

 

5. Грант.jpg
Портрет Улисса Гранта на 50 долларовой купюре

 

 

 

Это был финал. Ли подписал капитуляцию не только от своего лица, но и от лица Конфедерации. Главное дело его жизни было проиграно, и Ли меньше всех прочих южных генералов заслуживал унижения поставить подпись под договором. Он сделал все, что мог, чтобы спасти Конфедерацию. Он едва не изменил ход войны. Он сильно напугал янки и даже президента Линкольна. Последний, к слову, был высокого мнения о Ли и даже предлагал ему высокий пост в военном департаменте. Ли отказался, он покинул армию сразу после подписания капитуляции и уехал к семье. «Он был Цезарем без амбиций, Фридрихом без тирании, Наполеоном без эгоизма и Вашингтоном без вознаграждения», — сказал о нем позже сенатор Бенджамен Харви Хилл.

 

 Ли не имел амбиций и не хотел наград, он просто выполнял свой долг

Это было достаточно точное определение. Генералом Ли не двигали личные амбиции, он просто выполнял свой долг, не столько перед Конфедерацией, сколько перед родным штатом, который он обещал защитить от огня. Высокие посты, как оказалось, были ему не нужны, чего не сказать об Улиссе Гранте. Их противостояние закончилось именно так, как и должно было: для одного оно стало закатом, для другого — началом большего подъема. Генерал Ли умер в 1870-м, к тому моменту уже полтора года президентом США был Улисс Грант.



Источник
Автор: Алексей Дурново
Внимание! Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции. Авторские материалы предлагаются читателям без изменений и добавлений и без правки ошибок.



100%
голосов: 3



ТЕГИ:
сша гражданская война личности гене

ID материала: 29537 | Категория: Очерки. Истории. Воспоминания | Просмотров: 750 | Рейтинг: 5.0/3


Всего комментариев: 0


Мы уважаем Ваше мнение, но оставляем за собой право на удаление комментариев.
avatar
Подписка



Поиск
Кем Вы себя считаете?
Всего ответов: 1926
Мы в соц.сетях
Мы в linkedin

www.NewRezume.org © 2018
Главный редактор: Леонид Ходос
leonid@newrezume.org
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Индекс цитирования
Сайт содержит материалы (18+)
Правообладателям | Вход