Точное время
Нью-Йорк:
Берлин:
Иерусалим:
Москва:
Главная » Общественно-политическая жизнь в России » Четкий взгляд на мир глазами космонавта

Четкий взгляд на мир глазами космонавта

2018 » Май » 24      Категория:  Общественно-политическая жизнь в России




Шрифт:  Больше ∧  Меньше ∨
Выберите язык:



В прицел телескопа MAXIM попал Сергей Волков — человек, проживший в космосе 547 дней своей героической жизни. Он поговорил с нами о том, можно ли в скафандре носить очки и увидеть в них НЛО.

Начнем с цифр. Точнее, чисел. Сергей Волков был зачислен в отряд космонавтов в 24 года. Дело было в 1997 году, и с той поры в сумме он проработал на орбите более 547 суток. В 2008 году Сергей впервые пристыковался к МКС, во время этого полета дважды выходил в открытый космос. В 2011 и 2015 годах состоялись еще две экспедиции с участием Волкова. Теперь давай посмотрим, что за человек скрывается за этими цифрами.

 

 

Что самое сложное и самое приятное в работе космонавта?

Самое сложное — это, конечно, готовиться к полету в условиях больших нагрузок. К тому же подготовка не всегда заканчивается полетом. Получается, что ты готовился-готовился, а в космос так и не полетел. А самое приятное — это возвращение на Землю, когда ты выполнил задачу, прилетаешь, открывается люк и ты чувствуешь свежий воздух. Хотя есть и множество других приятных вещей: старт, стыковка и прочее.

А когда первый раз возвращаешься на Землю, меняется ли мироощущение?

По-разному на самом деле. У меня лично — нет. Я не стал кого-то любить больше и не осознал какие-то новые вещи. Это чувство, что жить здесь, на Земле, на нашей планете — здорово, оно и так было у меня, разве что немного усилилось. Часто говорят, что надо политиков в космос отправлять, я так не считаю. Каждый должен выполнять свою работу, так что пусть трудятся здесь, на Земле, а мы — в космосе. Вот лучше туристов отправлять, пусть любуются красотой нашей планеты со стороны.

Есть известная поговорка: кто в армии служил, тот в цирке не смеется. А как бы вы продолжили фразу «Кто в космос летал, тот…»

Космонавтам часто и подолгу приходится ждать, от этого развивается терпение и, как результат, приходит философское отношение к пробкам. Как говорится, нервничай, не нервничай, все равно рано или поздно приедешь в назначенный пункт, так что надо просто постараться насладиться этим временем. Поэтому я бы сказал: «Кто в космос летал, тот спокойно стоит в пробках».

У вас огромное количество часов, проведенных непосредственно в открытом космосе. Какие чувства испытывает человек, впервые оказываясь там?

Выход в открытый космос — это одна из тех задач, которые хотел бы выполнить любой космонавт. Это очень ответственная задача и тяжелый труд. Обычно ты настолько нацелен на работу, что не бывает лишних мыслей. Первые минуты или даже часы никаких эмоций не было, просто в голове у тебя циклограмма и прочие нюансы. Единственное, было необычно посмотреть на свой «дом» со стороны, потому что Землю ты и так видишь через иллюминаторы, а вот увидеть саму станцию редко получается. Потому что увидеть ее можно только тогда, когда ты к ней подлетаешь и стыкуешься. У меня в одном из выходов получилось так, что я работал на самом краю станции и передо мной был весь объект. Как раз солнца не было, уже темновато, и я просто смотрю и понимаю: «Красиво летит».

Вы сказали «посмотреть на свой дом», имея в виду космическую станцию. Она действительно уже стала вторым домом?

Конечно! Как и всегда, когда ты где-то обживаешься, знаешь, где и что у тебя лежит, по-другому начинаешь к этому месту относиться. Когда прилетаешь второй или третий раз и тебе надо достать какой-то инструмент и ты находишь его на том же месте, где оставил в прошлый раз, то, само собой, начинаешь относиться к космической станции как к своей квартире.

Раз уж заговорили о космической станции, как космонавты проводят свободное время на борту?

В первую очередь сейчас есть возможность позвонить домой. Поэтому, как только появляется свободное время, сразу же хочется поговорить с родными хотя бы несколько минут. К тому же я еще активно вел свою страничку в «Инстаграме», в каком-то смысле это тоже неофициальная работа. Я старался не просто выкладывать фотографии, но и поддерживать обратную связь, отвечать на вопросы, общаться с людьми, которым это интересно. Когда ты уже второй, третий раз в космосе, ты заранее знаешь, что было бы интересно сфотографировать, и уже готовишься: вот сейчас будем это пролетать, надо обязательно сделать пару снимков. Это и для себя на память, и поделиться с людьми. А если брать объединяющие мероприятия на борту, то это, конечно, совместный просмотр фильмов. Времени редко хватает на подобное, но иногда получается.

Какие фильмы обычно смотрите?

Все зависит от состава экипажа. В основном смотрим американские фильмы, с ними проще, их все понимают. С отечественными фильмами труднее, они все-таки построены на определенных наших культурных особенностях, поэтому приходится западным партнерам объяснять многие нюансы и детали. Если собираемся исключительно российской частью экипажа, то да, выбираем наши фильмы. Нам присылают свежие фильмы, мы даже на борту всегда в курсе многих премьер. Одним словом, кино хватает.

Как относитесь к фильмам про космос? Например, многие врачи или полицейские не любят сериалы про себя. А как с этим у космонавтов?

Честно говоря, я и не жду достоверности. Все-таки кино — это художественный вымысел и отчасти пропаганда. Когда показывают пусть даже не совсем реальную картину, но она подается интересно, то почему нет? Это привлекает людей в нашу профессию. Да и ничего плохого в этих фильмах же нет, там показывают, как люди справляются со своими страстями и страхами, выходят из трудных положений, борются за свою жизнь. Вполне понятные идеи и мысли, которые точно так же можно перенести и в приключенческий фильм, а космос — это просто более экзотическая оболочка.

Вернемся к вашему «Инстаграму». Как вообще появилась идея активно заняться соцсетями?

Социальные сети — это отличная возможность рассказать о себе и своей профессии. Космонавтика очень скромно себя ведет, не рассказывая почти о своих достижениях и прочем.

У вас в и«Инстаграме» есть забавный снимок с фруктами, под которым вы написали, что в космосе ценность свежих фруктов совсем другая, нежели на Земле. А чего еще с бытовой точки зрения больше всего не хватает порой в космосе? Или что начинаешь особенно ценить, вернувшись на Землю?

Однозначно — душ. Ощущение воды, которая стекает по телу.

А как это происходит в космосе?

Если по правилам, то это влажные салфетки, те самые, которые можно найти на прилавках в магазинах. Воду мы, конечно, используем для чистки зубов и для бритья, иногда приятно нанести ее на тело, но она скорее гель напоминает в таких условиях.

У вас в «Инстаграме» есть очень необычные фотографии разных городов, сделанные из космоса. Сложно ли увидеть и распознать в этих небольших световых скоплениях конкретно Неаполь, Рио и так далее?

Да, это требует определенной сноровки. В первую очередь всегда обращаешь внимание и фотографируешь города, в которых ты сам когда-либо был. Если ты знаешь какие-нибудь ориентиры в городе, то тебе проще будет его идентифицировать. К тому же у нас есть навигационная карта на компьютере, программа, которая помогает сориентироваться, над каким городом ты в данный момент летишь. Ну а потом ты уже сам запоминаешь эти вещи и четко представляешь структуру городов под тобой. Москва, например, вообще идеально определяется, ее ни с чем не перепутаешь. Может быть, потому, что я живу здесь и это мой город.

Есть город, который из космоса наиболее впечатляет своей световой сеткой?

Сложно выделить. Сверху ты видишь площадную картину без каких-либо нюансов. В ночных городах интересна именно цветовая палитра: теплые и холодные тона. В Европе, в России преобладает именно теплый спектр цветов, а в США, наоборот, больше белого холодного света. Наверное, самые интересные города в этом плане — арабские. Там абсолютная пестрота цветов: синие, красные, зеленые. По тому, как это все подсвечивается, уже можно определять, над какой частью Земли ты сейчас летишь.

Время конспирологических вопросов. Наверное, каждый человек, думая о космосе, волей-неволей представляет себе НЛО. Вам не приходилось видеть представителей внеземных цивилизаций или нечто подобное?

Нет, с НЛО точно не сталкивался. Да и никто из космонавтов даже по секрету ни о чем подобном при мне ни разу не упоминал.

Благодаря отцу, герою СССР космонавту Александру Волкову, вы приобщились к полетам с детского возраста. Помните тот момент, когда взглянули на небо и всерьез решили связать с ним свою жизнь?

Если брать космос, то это было уже во взрослом возрасте, в летном училище. А что касается просто полетов и неба, то я прекрасно помню первый мой поход на аэродром с отцом, он как раз был летчиком-инструктором в училище. Меня негде было оставить, и отец взял меня на аэродром. И там надо мной взяли шефство пилоты, которые в тот момент отдыхали. Они посадили меня в самолет, который был на стоянке, обычный тренировочный самолет, такие есть в каждом училище. С того момента я уже не представлял, что могу стать кем-то другим, кроме как летчиком.

Принято думать, что летчик, а уж тем более космонавт, должен обладать идеальным здоровьем и стопроцентным зрением. В наши дни на орбите уже можно позволить себе носить очки или линзы?

С некоторых пор у нас уже дали добро на то, чтобы использовать в полетах очки. Если лет двадцать назад средний возраст космонавта был 40 лет, то сейчас уже есть космонавты, которые летали и в 60 лет. А к такому возрасту сохранить стопроцентное зрение невозможно, особенно когда у тебя идет такая сильнейшая нагрузка на глаза.

У меня к третьему полету уже начало немного подсаживаться зрение, при слабом освещении возникали некоторые трудности. И я заказал очки с собой в полет. И в первую же неделю понял, что взял я их не напрасно. Я использовал очки в очень серьезных ситуациях, когда надо все видеть четко. Есть процедура проверки герметичности люков перед расстыковкой, когда корабль уходит со стыковочного узла и мы оставляем узел станции свободным без корабля. Там очень жесткие проверки, не допускается даже одного миллиметра ртутного столба изменения давления. Прибор, которым мы измеряем, называется мановакуумметр, на нем очень мелкие шкалы, которые должны быть отчетливо видны.

В открытом космосе очки в скафандре не мешают?

Ну, все зависит от качества очков и от необходимой коррекции зрения. В свой третий полет во время выхода в открытый космос у меня была специальная линза, которую я установил в нужный сектор, где нужно было видеть монитор. Есть определенный нюанс: очки нужно обрабатывать специальным материалом, чтобы они не запотели в скафандре…

Протереть их в открытом космосе будет проблематично…

Именно.

Насколько с бытовой точки зрения сложно с очками в невесомости?

С очками проблем нет. Даже если кто-то не пользуется очками для коррекции зрения, то у нас у всех есть солнцезащитные очки, потому что приходится работать с оптической аппаратурой, а часть экспериментов идет по отраженному солнечному свету. Так что очки — дело привычное. Раз в квартал нас смотрят специалисты, в том числе офтальмологи, и дальше — либо по показаниям, либо если сам чувствуешь необходимость — заказываешь очки заранее.

Сложно ли глазам привыкнуть к бескрайности космоса?

На самом деле бескрайность космоса видишь не больше, чем с Земли. Единственное, во время полета тебе не мешает атмосфера. Атмосфера, которая окружает нашу планету, создает такой эффект, например: мы видим с Земли, будто звезды мерцают. А в космосе, так как атмосферы нет, звезды выглядят иначе, они светят ровным и постоянным светом. В остальном ты просто видишь площадь большую, чем из обычного самолета. И еще ты видишь, что Земля закругляется…

Китов не было?

Не видел ни одного. (Смеется).

Как бы вы описали Землю, видя ее из космоса? Какая же она все-таки, планета Земля?

Красивая, большая, очень много воды. И очень маленькая тонкая полоска атмосферы, которая сохраняет жизнь на такой прекрасной планете.

Космос и все эти парящие в небе огромные станции сразу ассоциируются с технологическим прогрессом. Есть ли у вас на станции какие-нибудь гаджеты, которые удивили бы нас, землян?

У нас есть 3D-принтер, хотя его активно уже и на Земле используют. Еще есть робот, хотя и они уже на обычных предприятиях встречаются. Я думаю, сейчас космическая станция — это продолжение земного прогресса. Вот, например, здорово, что у нас есть Wi-Fi, теперь мы работаем не только с бумажной документацией, но и с электронными версиями.

А что насчет этого робота? Какие у него функции на корабле?

Это больше экспериментальная разработка. По крайней мере, в мои полеты его просто доставали и обучали каким-то операциям, смотрели, как он будет работать. Но, если честно, при мне он никак себя не проявил, даже не могу сказать, что он полезного сделал, кроме того, что просто шевелил руками.

Своеобразное домашнее животное…

Вот да, в каком-то смысле.

Сама космическая станция еще не обзавелась искусственным интеллектом, как в фильмах, не разговаривает с вами?

Пока еще нет. Единственные голоса, которые ты слышишь, это твоих товарищей и оператора. Они уж точно вполне реальные люди.

Значит, определенно есть куда стремиться…

Хотя некоторые вещи, которые в свое время Стэнли Кубрик показывал в своей «Космической одиссее», уже есть (ну, я не говорю про стюардесс): телефонные звонки, видеоконференции и так далее. Так что отчасти мы уже живем в том будущем.

Вспоминая известную песню, спрошу: что снится космонавтам?

Каких-то специальных снов, если честно, я не помню. Зачастую устаешь так сильно, что вообще ничего не снится. Но один достаточно экзотический сон мне запомнился. Мне приснилось, как я сдавал экзамен по физике в школе. И я чувствую, что безумно волнуюсь из-за этого. И вдруг понимаю: а чего я вообще волнуюсь? Я же космонавт!

Четкое зрение в невесомости

Посмотрим, как новые очки изменили взгляд на мир нашего космонавта. С недавних пор Сергей Волков носит очки с линзами Crizal французской компании Essilor. Линзы разработаны таким образом, чтобы вне зависимости от погодных условий, времени суток и профессиональной деятельности глаза были под надежной защитой. Даже в космосе линзы для очков Crizal защищают глаза от семи врагов хорошего зрения: бликов, пыли, царапин, грязи, воды, УФ-излучения и опасного для глаз сине-фиолетового света, который излучают экраны гаджетов.

Специалисты «Essilor Academy Россия» провели тщательную проверку зрения нашего космонавта и подобрали очки с линзами Crizal, которые обеспечат Сергею четкий взгляд на мир.

К слову, очки с прогрессивными линзами Crizal Varilux уже были успешно протестированы в невесомости: в 1994–—1995 годах советский космонавт Валерий Поляков стал первым, кто отправился в космос в очках с прогрессивными линзами Crizal Varilux, разработанными для людей старше 45 лет и позволяющими видеть одинаково хорошо на любом расстоянии: вблизи, на средней дистанции и вдали. Линзы Crizal Varilux помогали Валерию видеть четко на протяжении всего полета — целых 15 месяцев. Сейчас эти знаменитые очки хранятся в музее Essilor во Франции.

Но что мы все сами рассказываем, мы-то в космос не летали. Пусть лучше своими впечатлениями от очков с линзами Crizal поделится сам Сергей Волков.

Уже привыкли к очкам?

Да, даже не ожидал, что так случится. Такое ощущение, будто я их всю жизнь носил.

Первое впечатление от очков?

Первые впечатления очень положительные. Вдруг оказалось, что многие вещи можно видеть совершенно иначе. Уже давно не приходилось видеть все настолько ясно.

Насколько очки помогли в повседневных делах?

Мне нужны очки прежде всего для чтения. И да, стало намного комфортнее читать. Тем более что сейчас много приходится сидеть за компьютером. С электронными носителями еще сложнее, чем с бумажными, но я чувствую, что глаза не так сильно устают к концу дня. Даже остается ощущение, что вполне могу еще почитать.

Как вам качество самих очков? Можно смело брать в космос?

Что касается качества, то все на высшем уровне. Это мои первые очки, сравнивать мне, конечно, не с чем, но, мне кажется, лучше очки трудно представить.

А вы знали?

Crizal предлагает широкий выбор качественных линз для очков, которые позволяют каждому видеть мир так же четко, как его видят космонавты. Для любителей активного образа жизни подойдут фотохромные линзы для очков Crizal Transitions, меняющие степень затемнения в зависимости от освещения. Те, кто всегда на связи, оценят линзы Crizal Eyezen, которые надежно защищают зрение любителей гаджетов от опасного сине-фиолетового света, значительно снижая зрительную нагрузку. С линзами для очков Crizal Eyezen глаза устают намного меньше. Все без исключения линзы Crizal удобны в уходе: на линзах не остается отпечатков, бликов, царапин, пыли, капель воды. Они защищают глаза от УФ-лучей и опасного сине-фиолетового света.

 



Источник
Внимание! Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции. Авторские материалы предлагаются читателям без изменений и добавлений и без правки ошибок.



80%
голосов: 8


РЕКОМЕНДУЕМ:

ТЕГИ:
реакция космонавта, космос

ID материала: 29165 | Категория: Общественно-политическая жизнь в России | Просмотров: 983 | Рейтинг: 4.0/8


Всего комментариев: 0


Мы уважаем Ваше мнение, но оставляем за собой право на удаление комментариев.
avatar
Подписка



Поиск
Оптимальное количество материалов в одном письме рассылки
Всего ответов: 175
Мы в соц.сетях
Мы в linkedin

www.NewRezume.org © 2018
Главный редактор: Леонид Ходос
leonid@newrezume.org
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Индекс цитирования
Сайт содержит материалы (18+)
Правообладателям | Вход