Точное время
Нью-Йорк:
Берлин:
Иерусалим:
Москва:
Главная » Общественно-политическая жизнь в Израиле » Маца для Ганса

Маца для Ганса

2018 » Январь » 25      Категория:  Общественно-политическая жизнь в Израиле


Шрифт:  Больше ∧  Меньше ∨
Выберите язык:



Один из амстердамских раввинов рав Ицхак Фюрст поделился воспоминаниями о первом годе работы в этой должности. В августе 1971 года он переехал со своей женой Доббой из Нью-Йорка в Амстердам.

Накануне праздника Песах в этом же году ему позвонил секретарь Любавичского ребе раввин Ходаков и передал от имени Ребе очень странную, на первый взгляд, просьбу:

– Ребе просит вас найти еврея в городе Брукхаузен и дать ему мацу, – сказал раввин Ходаков.

– Как зовут этого человека? – спросил раввин Фюрст.

– Ребе сказал только, что нужно найти еврея в городе Брукхаузен. Он не назвал имени, – ответил раввин Ходаков.

– У вас есть адрес этого еврея? – поинтересовался раввин Фюрст.

– Нет. Я не знаю ни имени, ни адреса, – ответил раввин Ходаков. Он пожелал раввину Фюрсту кошерного и радостного Песаха и повесил трубку.

 

 

Найдите еврея... Но как его зовут? Где он живет? Чем он занимается? Этого Ребе не сказал. Какого же еврея имел в виду Ребе? Отсутствие подробной информации не привело раввина Фюрста в замешательство. Он знал: что бы ни произошло, Ребе просто так не стал бы тревожить его. Раввин Фюрст тут же пересмотрел свои планы на завтрашний день и первым делом решил отправиться в Брукхаузен. До Брукхаузена было четыре часа езды на машине. Раввин Фурст приехал туда днем и остановился в небольшой гостинице. Хозяин гостиницы не знал в этом городе ни одного еврея (в начале Второй мировой войны почти все они уехали). Тогда раввин Фюрст решил справиться в магазинах. Хозяева были весьма учтивы, как и все голландцы, но никто из них не смог назвать хотя бы одного еврея в этом городе. Раввин Фурст зашел в последний магазинчик в городе.

– Знаете ли вы хотя бы одного еврея в Брукхаузене? – спросил раввин Фюрст хозяина.

– Нет, господин. Здесь нет евреев. Ни одного, – ответил хозяин. Сердце раввина Фюрста упало. Через пять часов он должен был давать урок в Амстердаме. Ему уже скоро уезжать, но как можно уехать, не найдя еврея, не выполнив просьбу Ребе?

Раввин Фюрст выехал на окраину города и остановился около автозаправки. Он попросил служащего заправить машину и между прочим обратился к нему со своим вопросом:

– Вы не знаете, есть ли в этом городе евреи?

– Эй, Ганс, – крикнул тот, повернувшись на стуле, – этот человек хочет знать, живут ли здесь евреи.

Раввин Фюрст увидел, что Ганс буквально подскочил на месте. Через несколько секунд он уже стоял рядом с раввином. Потом Ганс пригласил его в контору и спросил: "Зачем вам это знать?"

– В Нью-Йорке живет Ребе, и он попросил меня дать мацу еврею, который живет в Брукхаузене, – ответил раввин. И тут Ганс зарыдал. Раввин Фюрст подождал, пока тот успокоится, после чего Ганс поведал причину своих переживаний.

– Я всю жизнь жил с родителями, – сказал Ганс. – Когда они состарились, я заботился о них. Я похоронил их на городском кладбище. Они никогда никому не рассказывали о том, что они евреи, и мне говорили, что лучше всего не афишировать это. Я ничего не знаю о еврейской жизни, кроме того, что я всегда почитал родителей и теперь ухаживаю за их могилой. Недавно я женился на нееврейке, у нас родился ребенок. Когда дочери исполнилось три года, жена захотела, чтобы мы все втроем пошли в церковь. Я сказал, что я не могу туда пойти, поскольку я еврей. Моя женя поняла меня, и они каждое воскресенье ходили с дочкой в церковь без меня. Священник увидел, что я не бываю на службе, и сам пригласил меня прийти. Я вежливо отказался, и объяснил ему, что я еврей, а потому не считаю нужным молиться в церкви. Но священник оказался настойчивым и не переставал убеждать меня пойти в церковь. Он говорил, что еврей может ходить в церковь, что мне не о чем волноваться. Прошел почти месяц, и отец Петр стал постоянным клиентом у меня на заправке. И всякий раз он вежливо, но настойчиво пытался убедить меня прийти в церковь. И вот однажды он сказал: "Б-г евреев забыл про тебя". Это сильно озадачило меня. Действительно ли Он меня забыл? А может это я забыл Его? Я сел и написал эту записку, – с этими словами Ганс достал из ящика стола конверт и протянул его раввину Фюрсту.

"Я, Ганс Берн, сын Макса и Сони, даю Б-гу Израиля две недели, чтобы Он доказал мне, что Он меня не забыл. В противном случае я буду ходить в ту же церковь, что и моя жена, и буду таким же, как все остальные жители Брукхаузена".

Письмо было написано 24 февраля 1972 года. «Сегодня, – сказал Ганс, – как раз истекают две недели». И он снова зарыдал.

Вот, – сказал ему раввин Фурст, – примите мацу от Любавичского ребе.

RU.Cabad.ORG



Переслал: габриэль
Внимание! Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции. Авторские материалы предлагаются читателям без изменений и добавлений и без правки ошибок.



100%
голосов: 8


РЕКОМЕНДУЕМ:

ТЕГИ:
традиция, евреи

ID материала: 25913 | Категория: Общественно-политическая жизнь в Израиле | Просмотров: 713 | Рейтинг: 5.0/8


Всего комментариев: 1
avatar
1
Приятная сказка.


Мы уважаем Ваше мнение, но оставляем за собой право на удаление комментариев.
avatar
Подписка



Поиск
Оптимальное количество материалов в одном письме рассылки
Всего ответов: 59
Мы в соц.сетях
Мы в linkedin

www.NewRezume.org © 2018
Главный редактор: Леонид Ходос
leonid@newrezume.org
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика Индекс цитирования
Сайт содержит материалы (18+)
Правообладателям | Вход