Точное время
Нью-Йорк:
Берлин:
Иерусалим:
Москва:
Главная » Общественно-политическая жизнь в Израиле » Три недели в израильской армии: что доброволец из Москвы узнал о себе

Три недели в израильской армии: что доброволец из Москвы узнал о себе

2017 » Октябрь » 25      Категория:  Общественно-политическая жизнь в Израиле

Шрифт:  Больше ∧  Меньше ∨

Это были первые три недели в израильской армии. Всё началось со знакомства с армейской структурой, основами построения и командами, продолжилось супер интенсивным и познавательным курсом молодого бойца и завершилось торжественной присягой. Впереди всё самое интересное и два месяца углубленного изучения иврита, от знания которого зависит всё. Будь ты хоть трижды академик – нужен иврит. Знай ты хоть девять языков – нужен иврит. Теперь можно покупать газировку в автоматах без разрешения. Растём. Но уже не так жарко. Израильская осень – пожалуй, самое красивое и нежное время года. И всё-таки Так что же я, доброволец, солдат-одиночка, обладатель второй степени по международным отношениям, оле хадаш (мамаш хадаш, всего год как) из Москвы, мог узнать о себе в первые три недели в армии? 

Фото: Александр Листенгорт
ВРЕМЕНИ ВСЕГДА ДОСТАТОЧНО

Я научился ценить время. И понял, что действительно умею это делать. После двадцати трёх лет в Москве не привыкать носиться туда-сюда и считать каждую минуту. Но именно в Армии понимаешь, что Израиль и пунктуальность – вполне совместимые вещи. Пообедать за 10 минут, наложив в одну тарелку шницель с арбузами, проснуться бодрым и наполненным ещё до восхода, а через 15 минут уже бритым, умытым, в блестящих ботинках и оливковой форме приветствовать командира снаружи, за 45 свободных минут (шаа-таш) до сна успеть позаниматься спортом, ответить, позвонить, послать, обнять всех в телефоне, наполнить странички в соц. сетях контентом, снова умыться и уложиться в постель… И ведь у тех, кто нами командует, есть ровно столько же времени, только чуть меньше. Большая перемена – полчаса, но всех ждёшь заранее. У Бога столько же времени, сколько у каждого из нас, только заранее. Командир, офицер – это тот, кто видит заранее и наперёд, и неважно, сколько есть на это времени. Хорошо, когда есть время. Но времени всегда достаточно. Это важно понять: времени всегда и на всё достаточно. Везде. Когда за 10 минут пытаешься успеть съесть и шницель, и курицу, и арбуз, и нектарин, и спаггети – главное не торопиться, кушать спокойно, и тогда всё успеешь.

ОДИН ЗА ВСЕХ, И ВСЕ ЗА ОДНОГО

У нас общее дело, и это видно во всём. Мы вместе с командирами ловим автобус на трассе в 40-градусную жару, и они пропускают нас вперёд, ищут для нас свободные места. Мы вместе с ними ищем в столовой, а не осталось ли шоколадного молока, если задержались на обед. Они помогают нам навести в комнатах порядок. Они встают раньше и ложатся спать позже нас. Всегда есть командиры, которые дежурят всю ночь. Выдают нам снаряжение, шлемы, патроны на ночной караул («шмиру»). Они вообще спят? А ещё может быть такое, что командир – это дюймовочка с израильской модификацией м-16 наперевес, розовыми часиками и уж точно младше чем мы. И у нас общее дело. Она молодец – прошла курс командиров. И ночевала, стреляла, ползала, бегала, потела в пустыне, окружённой горами, на шетахе, две недели, а не два дня, как мы. Хотя, у тех из нас, кто идёт в боевые, всё ещё впереди

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

Я научился в своём поведении объединять две, казалось бы, несовместимые вещи: скептично и хладнокровно, не оглядываясь и не щадя никого, по-московски, двигаться вперёд к своим целям, и всегда оглядываясь вокруг, осознавать и воплощать свою личную ответственность не только за себя, по-мужски, как положено, за каждую свою мысль, решение, действие, но и за тех, кто рядом и вокруг. Как же эта карусель работает? Если ты не нашёл свою фляжку, а затем обнаружил её у другого солдата – с ним разбираться бессмысленно, и жаловаться командиру тоже: важен результат, а он состоит в том, что ты остался без фляжки, даже если её выдернули у тебя прямо из рук, и фляжка у того, кто, возможно, на самом деле её куда-то дел. Что делать – держи фляжку там и так, чтобы её никто не взял, и она была только твоя. Хоть на замке. Плевать, как это выглядит – это армия, и каждый выживает как может. Но если вы все стоите в строю, и ты видишь, что у того солдата рядом не оказалось фляжки, или он забыл её достать – поспеши напомнить ему об этом, или даже сам поставь рядом. По тому же принципу, на мой взгляд, работает и дипломатия. Ты всегда и везде отставиваешь свои интересы – свои, то есть, своей страны, которую представляешь заграницей и в которой встречаешь гостей. И, в то же время, предпринимаешь все усилия для обеспечения сотрудничества, взаимовыгодного и плодотворного, делаешь всё, что тебя и называли, и считали лучшим союзником, и всегда с уважением и всей серьёзностью относились к тебе

ПРИСЯГА (текес ашбаа)

Уверен, это путешествие стоит того, уверен, это упрямство будет оценено по достоинству – но как же всё-таки трудно будет найти на карте мира столь же красивую, круглый год цветущую, столь миниатюрную и разнообразную, успешную и самодостаточную, столь плодоносящую, и гениальными умами, и сочными фруктами, страну: страну такую человечную, широкую, космическую – во всём. Когда в самом разгаре торжества нас по одному из шеренги по имени вызывали к столу, где столь полюбившееся нам оружие (которое мы до сих пор даже дома как будто щупаем под подушкой, а нащупывая вместо него волосы любимой девушки, понимаем: как хорошо, что я дома – и всё равно встаём вместе с солнцем, потому что так научились, потому что так правильно и это стало нравиться), где лейтенант, командиры, где все, кто так тщательно, терпеливо и мудро воспитывает нас, толчками поднимая по лестнице вверх – вот на этом самом столе лежат четыре книжки, и каждый может выбрать, на что он будет клясться, присягая служить Израилю всегда и во всём: это Танах, Новый Завет, Коран и «для тех, кто ни во что не верит, или верит в себя», «Руах Цахал» - письменный свод законов и принципов службы в Армии Израиля. 

Израиль – это имя Бога, название Страны и народ Израиля, то есть, все мы. Мы – это Израиль, а Израиль – это Мы! Хатиква, гимн Израиля – это больше гимн. Любой гимн производит на меня впечатление. Я обожаю гимн России, гимн Москвы. Но Израильский гимн – особый, как и всё здесь. Этот гимн – живое воплощение двухтысячелетней еврейской надежды, торжество силы, божественного присутствия, воли, расступившегося моря под чистым синим небом, космоса, свободы, любви. И каждый раз, когда мы исполняем «Хатикву» и поднимаем бело-синий флаг, а мы это делаем каждое утро, эта надежда, счастливая и цветущая быть воплощённой на родной земле, стране Израиля, празднует своё день рождения. 

БОЛЬШОЕ ЯБЛОКО И РАДУГА ЯЗЫКОВ 

На второй же день службы у нас с ребятами на занятии разгорелся спор. Одни говорили, что не имеет никакого значения, кто ты и откуда – теперь мы все израильтяне. Я же утверждал, что это имеет очень важное значение, откуда ты приехал. Это не делает тебя лучше или хуже, образованнее более или менее – но твоя родина в определённой степени формирует и тебя, и твоё мировоззрение, и то, что тебя восхищает, и твои цели. Это видно по тому, как ты общаешься, как ты смотришь, как себя ведёшь, как относишься у женщине, как реагируешь, если вообще реагируешь, как и сколько ты ешь, как и сколько ты спишь, в каких рамках мыслишь и многое другое. У каждого свой бэкграунд. Нас несколько сотен, и я быстро различил москвичей. Быстро себя обнаружили ребята из Украины, с Кавказа, из Парижа, из Нью-Йорка, с которыми мы вскоре стали лучшими друзьями. Мы разные – да, мы не очень похожи – нет, бывает, совсем не похожи, но вот то, что все мы прибыли приумножать процветание этой страны – это да. Не нужно что-то строить из себя, выдумывать, прикидываться – все преимущества и недостатки каждого из нас, как я уже сказал, можно быстро вычислить из огромной толпы, по щелчку пальца. Но это всё второстепенно, потому что спор проходил на иврите.

ЛУЧШЕЕ – ОТ АМЕРИКИ, ГЛАВНОЕ – ОТ РОССИИ. 

Это - часть заметки для тех, кто с постсоветского пространства. В Израиле, как и в США, принято на каждой переменке и в конце любой лекции или сессии спрашивать в зал: а вы как думаете? А что вы чувствуете? Как вам этот опыт? А вы согласны? И человек 10-15 обязательно выскажутся, а потом ещё 15, потом ещё, и так за день выскажутся все. И пускай все ответы очевидны, пускай все ответят одно и то же, пускай можно в принципе и обойтись без этих личных впечатлений – каждый в этой толпе чувствует, что его слышат. Каждый знает, что он может сказать, если хочет, и будет услышан. Если с ним согласны, его поддержат, а если не согласны – тоже поддержат, и переведут выражение мнения в качественную дискуссию. Почему Америка и Россия? Я смотрю на ребят из бывшего СССР, которые здесь по 5-6 лет. Они объединяют в себе российскую дисциплину, вежливость, отношение к старшим и девушкам, российское образование и американское знание и отстаивание своих прав, американское осознание себя прежде всего какличности и человека, а уже потом того, чью форму ты носишь и под каким флагом даёшь присягу. Если так получилось, что ты умеешь, знаешь и можешь больше других – тебе не скажут равняться на остальных и не выскакивать, а при первой возможности не будут критиковать, мол, как ты мог, ведь ты же лучший. Тебя назначат выше других, и это приблизит всю державу к успеху. И добавит ещё с десяток мировых изобретений в израильскую копилку 

ИЕРАРХИЯ

Нас постоянно спрашивали: иерархия – хорошо ли это для такого явления как армия? Не слишком ли это действует на нервы, всё это понимание того, что ты над кем-то, и кто-то над тобой, а там, наверху, самый-самый, которого далеко не все ещё видели? Очевидно, что для такого института, как армия, иерархия исключительно важна. Важно здесь то, что мы обсуждаем даже такие, казалось бы, неприкасаемые вещи. Это говорит о том, что то, как мы видим государство Израиль сегодня – это результат того, что люди считают нормальным. Здесь можно строить, можно вносить свою лепту в общий фундамент, и это будет работать на общий результат. 

ОЛИВКИ

Здесь не ждёшь каких-то боевых наград, или поощрений, не считаешь минуты, не оцениваешь ситуацию на границах через какие-то анализы, мнимых экспертов, псевдопатриотизм. Ты в оливковой форме, и уже безмерно счастлив и горд. Для себя. Можешь считать, что ты сделал свой выбор. Можешь согласиться, что очень хотел этого, и Всевышний привёл тебя сюда, сделал из тебя того, кто ты сейчас есть. И в этой форме сейчас – это ты, и ты солдат армии обороны Израиля, и это очень достойно, удивительно и в то же время привычно. Красиво. Средний израильский солдат в жаркий субботний день играет с младшим братиком в мадкот на берегу моря. Если вдруг где что – все быстро собираются (даётся 4 часа, за это время из любой точки страны можно добраться до любого из главных пунктов), защищают, одерживают, с Б-жьей помощью, победу, и возращаются на море сыграть в ракетки – скорее всего, на той же самой неделе. И теперь ты – часть этого оливкового праздника. Благословен Израиль во веки веков! 

Александр Листенгорт



Источник: nashe.orbita.co.il
Автор: Александр Листенгорт
Внимание! Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции. Авторские материалы предлагаются читателям без изменений и добавлений и без правки ошибок.





РЕКОМЕНДУЕМ:

ТЕГИ:
израиль

ID материала: 23992 | Категория: Общественно-политическая жизнь в Израиле | Просмотров: 7466 | Рейтинг: 4.6/28


Всего комментариев: 0


Мы уважаем Ваше мнение, но оставляем за собой право на удаление комментариев.
avatar
Подписка



Поиск
Мы в соц.сетях
www.NewRezume.org © 2017
Главный редактор: Леонид Ходос
leonid@newrezume.org
Яндекс.Метрика Индекс цитирования
Сайт содержит материалы (18+)
Правообладателям | Вход