Точное время
Нью-Йорк:
Берлин:
Иерусалим:
Москва:
Главная » Общественно-политическая жизнь в мире » Тождественны ли «гражданская нация» и государство

Тождественны ли «гражданская нация» и государство

2017 » Октябрь » 24      Категория:  Общественно-политическая жизнь в мире

Шрифт:  Больше ∧  Меньше ∨

Испано-каталонский конфликт продолжает развиваться весьма драматически. Это заставляет меня вернуться к спору о праве на самоопределение, развернувшемуся на страницах Каспаров.Ru как раз в связи с событиями в Каталонии и вокруг нее. Спор весьма примечателен. Отстаивающий правоконсервативные позиции Виктор Александров доказывает недопустимость односторонних сецессий, то есть отделения от какого-то государства части его территории без предварительного согласия самого этого государства, а лишь по желанию населения отделяющейся территории.

Выступивший с леволиберальных позиций Евгений Ихлов настаивает на неотъемлемости права на создание собственного государства для любого народа, обладающего собственной национальной идентичностью.

Сначала Виктор Александров утверждает, что в международно-правовых документах не содержится прямых указаний на то, что право на самоопределение означает право на создание независимого государства. А значит, нет никаких оснований трактовать его именно так. Когда же Евгений Ихлов предъявляет ему именно такие прямые указания из международно-правовых актов, Виктор Александров отвечает, что документы, содержащие эти прямые указания, носят лишь рекомендательный, а не обязывающий для государств характер. А вот в документах, имеющих обязательную силу, эти указания не столь прямые и однозначные.

Кстати, среди документов ООН есть гораздо более жестко утверждающие приоритет права народов на отделение и создание собственного государства, чем те, на которые ссылается Евгений Ихлов. Например, Резолюция Генассамблеи от 14 декабря 1960 года (ДЕКЛАРАЦИЯ О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ НЕЗАВИСИМОСТИ КОЛОНИАЛЬНЫМ СТРАНАМ И НАРОДАМ). В ней желающим независимости народам разрешается вести вооруженную борьбу против государств, от которых они зависят, а самим этим государствам прямо запрещается оказывать этой борьбе вооруженное сопротивление и подвергать репрессиям ее участников. Это подтверждали резолюции Генассамблеи от 1965, 1970 и 1973 годов.

Предвижу возражение господина правого консерватора. В этих резолюциях речь идет о народах заморских колониальных владений, не являющихся частью гражданской нации метрополии. И вот тут мы подходим к самому вкусному. Виктор Александров обращается к концепции национального (народного) суверенитета (верховенства).

Эта концепция сводится к тому, что источником верховной власти является не воля спущенного сверху богом короля, а воля народа или нации как политического сообщества граждан. То есть, нет власти над народом кроме как с его согласия. Власть – наемный менеджер общества. Эту концепцию противники абсолютизма противопоставляли концепции "божественного права королей", за которую держались правоконсервативные силы. Однако под напором прогрессивных сил, а главное – под напором неотвратимо меняющейся реальности правые вынуждены были, в конце концов, отступить и как бы принять целый ряд элементов из прогрессивного "джентльменского набора".

Мне не жалко, пусть пользуются. Я только рад победному распространению левой системы ценностей и вижу в этом лишнее доказательство ее превосходства. Но только пользуются правые консерваторы заимствованными у прогрессистов концепциями весьма избирательно и своеобразно. Так, Виктору Александрову концепция "народного верховенства" понадобилась для рассуждений о тождестве "гражданской нации" и государства, неделимости суверенитета и территории, на которую он распространяется, недопустимости сокращения этой территории без согласия всего политического сообщества в целом.

Представители правой общественной мысли исписали тонны бумаги, доказывая, что неограниченный народный суверенитет ("самодержавство народа") является худшим видом тирании арифметического большинства (быдла, "ватников") по отношению к любым меньшинствам и отдельной личности. Обвиняя левых в стремлении подчинить личность всемогущему государству, растворить ее в абстрактной общности. Но чуть что, из-под теоретических построений "цивилизованных", "просвещенных", "прогрессивных" правых явственно проглядывает все та же средневековая "органическая теория" государства как некоей "суперличности", наделенной собственным сознанием и волей и определяющей сознание и волю отдельных своих элементов.

 

Виктор Александров просто заменяет абсолютного монарха на "неделимую политическую нацию", оставив за кадром важнейшую часть "прогрессивного набора" – теорию "общественного договора". Согласно консервативным "традиционным ценностям", так называемые "надличностные структуры" и общности (начиная с семьи, церкви, корпорации, сословия, племени и заканчивая государством) имеют безусловное верховенство над личностью. Если договорный характер этих институтов и признается, то это всегда не "горизонтальный", а "вертикальный" договор. Неравноправный и нерасторжимый по свободному желанию участников.

И если одна группа людей, не спрашивая согласия другой группы людей, объявляет ее частью себя, частью своей "политической нации", значит, так тому и быть во веки веков. Беда в том, что в правомерности такого подхода никогда не удавалось убедить общности людей, которые по одним им ведомым причинам решили, что обладают собственной отдельной от других общностей идентичностью и потому должны иметь собственную, отдельную от других политическую субъектность. Право на самоопределение оплачено бесчисленным количеством жизней тех, кто не смог смириться с чуждой для него, навязанной извне властью.

В своей предыдущей статье на эту тему я уже цитировал собственное предисловие к сборнику моих воззваний против Чеченской войны. Процитирую его еще раз:

"Либо мы признаем право народов на самоопределение, либо мы признаем право государства на геноцид. Удерживать народ в границах, которые он категорически отвергает, можно лишь систематическим насилием, массовым террором. И если идти до конца – геноцидом. Как бы ни были болезненны последствия расчленения исторически сложившегося государства, при силовом подавлении сепаратистского движения жертв всегда будет несоизмеримо больше. Удовлетворение имперской спеси не стоит гибели и страданий тысяч людей. Дико и постыдно в XXI веке владеть другими народами по праву колониального захвата".

Да, чтобы мир не погрузился в хаос, право народов на самоопределение (как, впрочем, и любое другое право) должно иметь "защиту от дурака". Вернее, от жульнического использования третьими "откровенно заинтересованными государствами, чьи недобросовестные действия зачастую и приводили к возникновению сепаратистских образований, будучи, по сути, формой агрессии" (о чем справедливо пишет Виктор Александров). Но искать эту защиту надо на пути совершенствования международно-правовых норм и международных институтов. На пути выработки конкретного и эффективного механизма реализации права на собственную государственность.

Виктор Александров справедливо пишет о том, что никто со стороны не может установить объективные и равные для всех критерии наличия у той или иной общности собственной идентичности, поскольку чувство идентичности по определению субъективно. На этом основании он скептически оценивает возможность создания работающего международного механизма разрешения сепаратистских конфликтов. Однако для того, чтобы установить присутствие (или отсутствие) в сепаратистском конфликте злонамеренных недобросовестных действий третьей стороны, достаточно политической воли. Вот она-то зачастую и отсутствует у различных международных структур.

Глобализация неизбежно ведет к преодолению "национального суверенитета" в его "вестфальском" понимании. То есть в его понимании как неограниченного права любого суверенного людоеда поступать как угодно с подведомственным населением. Права человека давно выведены из категории сугубо внутренних дел, в которые не может вмешиваться никто посторонний. Создаются межгосударственные объединения с единым правовым пространством. Границы становятся все более условными, и рано или поздно формальная смена государственной принадлежности той или иной территории станет не более болезненной, чем смена правящей партии на выборах.

Это объективный процесс, который идет и будет идти, независимо от нашей воли.

От нашей воли зависит другое: каким количеством человеческих жизней и страданий он будет оплачен. И тот, кто желает свести эту цену к минимуму, как минимум не должен становиться на сторону тех, кто делает ставку на подавление сепаратистских движений полицейской и военной силой.

Александр Скобов



Источник: ehorussia.com
Автор: Александр Скобов
Внимание! Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции. Авторские материалы предлагаются читателям без изменений и добавлений и без правки ошибок.





РЕКОМЕНДУЕМ:

ТЕГИ:
политика

ID материала: 24205 | Категория: Общественно-политическая жизнь в мире | Просмотров: 206 | Рейтинг: 5.0/1


Всего комментариев: 0


Мы уважаем Ваше мнение, но оставляем за собой право на удаление комментариев.
avatar
Подписка



Поиск
Мы в соц.сетях
www.NewRezume.org © 2017
Главный редактор: Леонид Ходос
leonid@newrezume.org
Яндекс.Метрика Индекс цитирования
Сайт содержит материалы (18+)
Правообладателям | Вход